Высокопоставленные зарубежные политики и должностные лица характеризуют Грузию как своего надежного, стратегического партнера, образец демократии и даже как «островок стабильности» в своем регионе. Об этом на пресс-конференции в Тбилиси заявил президент ПА НАТО Паоло Алли, подчеркнув при этом, что «защищать Грузию — значит защищать Европу».

Грузия, МИД
Грузия, МИД
Иван Юдинцев © ИА REGNUM

Представители администрации США и правительства Турции повторяют, что Грузия является их стратегическим партнером, и это своими заявлениями постоянно подтверждают лидеры нынешней Грузии. Но является ли это партнерство обоюдным, равноправным и свободным или стратегическое сотрудничество предусматривает лишь выполнение стратегических требований и интересов одной стороны? Свободно ли правительство Грузии в принятии решений и проведении интересов своего государства? Может ли сделать шаги, выходящие за рамки «стратегического партнерства» в вопросах, которые, казалось бы, такого партнерства не касаются?..

Недавние срочные визиты грузинских делегаций за рубеж и зарубежных в Грузию наводят на мысль, что в этом стратегическом партнерстве страна скорее занимает позицию зависимой стороны, исполнителя.

Встреча с делегацией ПА НАТО
Встреча с делегацией ПА НАТО
Mfa.gov.ge

Казалось бы, одной из попыток самостоятельного определения своей внешней политики должен был стать визит премьер-министра Грузии в Иран, которому предшествовал визит министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Тбилиси. В ходе обоих визитов было достигнуто множество договоренностей, в том числе сделаны заявления об участии Грузии в проекте нового коридора Персидский залив — Черное море, развитии торгово-экономических отношений и сотрудничестве в сфере бизнеса…

Но и эти визиты, как выяснили некоторые дотошные грузинские СМИ, не обошлись без «скандала». Согласно распространенной ими информации, глава МИД Ирана в ходе встреч в Тбилиси выразил властям Грузии недовольство действиями грузинских пограничников, которые в Тбилисском международном аэропорту принуждали женщин из Ирана снять хиджаб. И хотя само требование грузинских пограничников на фоне растущего числа терактов в странах Европы и угроз, исходящих от «последователей исламизма», вполне объяснимо, главе иранского внешнеполитического ведомства было обещано немедленное расследование этого инцидента.

Дальнейшего развития направление сотрудничества с Ираном пока не получило, зато вслед за этими обоюдными визитами состоялись визит премьер-министра Грузии в США, а затем и визит премьер-министра Турции в Тбилиси.

Согласно официальной информации, в США Георгий Квирикашвили заручился надежной поддержкой со стороны Белого дома, Конгресса и Сената, обещаниями углубления торгово-экономического сотрудничества и содействия усилению безопасности страны. Но некоторые грузинские эксперты предположили, что за «гладкими» официальными заявлениями скрывалась «подводная часть» этих встреч и переговоров, в ходе которых главе правительства Грузии, скорее всего, было выражено недовольство усиленным интересом к Ирану.

Как сообщил в интервью одному из грузинских СМИ политолог Гамлет Чипашвили, «на этой встрече некоторые американские политики высказали неудовольствие определенными шагами, предпринятыми Грузией в отношении Ирана». Он также подчеркнул, что «американцам в целом неприятно то, что в свое время Грузия ввела безвизовое сообщение с Ираном, хотя бы по той причине, что Вашингтон объявил Иран главной угрозой и одной из опор для террористических группировок».

США прочно обосновались в Грузии и успешно проводят здесь свои интересы, начиная от «научных исследований» в некоей объятой тайной «лаборатории Лугара» и заканчивая отношениями между Грузией и Россией, которую официальный Тбилиси еще при правлении Михаила Саакашвили объявил «главным врагом и угрозой Грузии» и которая фактически остается таковой до сих пор.

Георгий Квирикашвили встречается с Дональдом Трампом во время визита в США
Георгий Квирикашвили встречается с Дональдом Трампом во время визита в США
Gov.ge

Попытки правительства Бидзины Иванишвили отказаться от «воинственной» и «оскорбительной» риторики в адрес России и начать налаживание с ней двусторонних взаимоотношений, окончательно разрушенных развязанной не без подстрекательства США (учитывая срочный визит тогдашнего госсекретаря Кондолизы Райс в Тбилиси) войной 2008 года, дальше возобновления торговли и восстановления некоторых транспортных связей не зашли. Разве что гражданам Грузии немного упростили процедуру получения виз для посещения России.

А риторика, вначале несколько смягчившись, затем опять усилилась, и определения «оккупант», «главная угроза» и тому подобные звучат в официальных заявлениях грузинских политиков до сих пор. Обещания отказаться от подобных определений и наладить отношения с Россией, вести их наравне с теми отношениями, которые Грузия поддерживает с США, Турцией или другими партнерами, правительство «Грузинской мечты» выполнить не смогло. Не позволили давление прозападной «оппозиции» в лице «Единого национального движения» и самого Запада… Стратегическому партнеру, каковым объявлена Грузия, не пристало смягчать свое отношение к «общему врагу». Как не пристало налаживать отношения с Ираном, действующая власть которого неугодна «главному стратегическому партнеру» или «главному стратегическому куратору» Грузии.

На официальной волне усиления двустороннего стратегического сотрудничества прошел и недавний визит премьер-министра Турции в Тбилиси, в ходе которого в столице Грузии прошло второе заседание совета по стратегическому партнерству. Этот межправительственный орган был создан вскоре после известных событий в Турции, объявленных властями попыткой военного переворота и вызвавших жесткие меры властей в отношении «политических оппонентов», главным из которых рассматривается укрывающийся в США Фетхуллах Гюлен.

Вскоре после этих событий в Грузии стали высказывать предположения о возможном закрытии (под давлением властей Турции) учрежденных в стране Гюленом различных учебных заведений (школ, колледжей и даже университета). Правда, учебные заведения функционируют до сих пор, но определенные меры уже предприняты. Почти по следам визита премьер-министра Турции в Грузию министерство внутренних дел арестовало одного из руководителей колледжа имени Демиреля в Тбилиси. Официальную информацию на этот счет министерство не распространило, но адвокаты задержанного сообщили, что его арестовали по требованию турецкой стороны, которая ожидает от Грузии экстрадиции обвиняемого в связях с Гюленом начальника колледжа.

Фетхуллах Гюлен
Фетхуллах Гюлен
Иван Шилов © ИА REGNUM

Не замедлил с решением и Тбилисский городской суд, который 25 мая, спустя два дня после визита главы турецкого правительства, удовлетворил требование стороны обвинения и вынес Мустафе Эмре Чабуку трехмесячное экстрадиционное заключение. Помимо членства в террористической организации, ему вменяется в вину отчуждение (перепрятывание) долей Тбилисского колледжа имени Демиреля. Призывы задержанного к суду и властям Грузии не выдавать его Турции, где его ожидают пытки и бесчеловечное обращение, во внимание приняты не были.

Влияние и воздействие иностранных стратегических партнеров во многом сказалось и на качестве выполнения, точнее невыполнения тех предвыборных обещаний, которые коалиция «Грузинская мечта» в изобилии раздавала населению перед парламентскими выборами 1 октября 2012 года. Одним из главных обещаний было восстановление справедливости и привлечение к ответственности всех высокопоставленных чиновников, причастных к фактам убийства, незаконной конфискации, принудительного дарения имущества, притеснений бизнеса, пыток и истязаний и многим другим. К тем фактам, о которых при правлении Михаила Саакашвили вслух никто говорить не осмеливался и о которых в открытую заговорили после смены власти в октябре 2012 года…

Из всех бывших грузинских чиновников к ответственности были привлечены всего несколько человек, вероятно, особенного интереса для «стратегических партнеров» не представлявших и использованных в качестве некоего «мальчика для битья». Но и обвинения, по которым они были осуждены, касались не конкретно фактов убийства, а заумных и закрученных сделок по присвоению бюджетных средств или превышения служебных полномочий.

Что касается экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, в отношении которого высказывалось больше всего претензий и привлечения к ответственности которого ожидали от нынешних властей сограждане, он небезуспешно продолжает свою активную политическую деятельность на Украине. В стране, с которой при правлении Саакашвили Грузия поддерживала очень тесные связи, но после смены власти в отношениях с Украиной наступило ощутимое «охлаждение».

Грузия как «стратегический партнер» добросовестно выполняла и выполняет все требования США, Турции, НАТО и ЕС, в том числе активно участвует в военных миссиях. Грузия надеется, что ее вклад в «обеспечение глобальной безопасности» будет оценен по достоинству и страну примут в НАТО. Но лидеры альянса во всех заявлениях относительно будущего членства Грузии повторяют лишь одну, прозвучавшую на Уэльсском саммите фразу: «Грузия будет членом альянса». Сроки не указываются, но грузинским властям постоянно напоминают: «Для этого надо еще очень многое сделать…»