Накануне министр обороны РФ Сергей Шойгу в ходе правительственного часа в Совете Федерации сообщил любопытную информацию о сравнительной стоимости военных усилий России и других ведущих стран мира:

Танк золотой, сувенирный
Танк золотой, сувенирный
Mmowg.net

«Наши расходы на оборону в 11 с лишним раз меньше, чем в Соединенных Штатах. А по сравнению с Китаем составляют одну треть. Содержание одного военнослужащего в Соединенных Штатах обходится в 510 тысяч долларов, в Великобритании — 377, в Китае — 170, а у нас — 54».

Данное сопоставление особенно красноречиво в части разницы стоимости содержания военнослужащих. Особенно с учетом того, что сегодня даже американские военные эксперты признают, что российские солдаты и офицеры вполне сравнимы по своим боевым качествам с натовскими, если не превосходят их.

Следует подчеркнуть, что разительная разница в уровнях бюджетных трат на единицу военной мощи и в целом типична и характерна для России. Российское оружие, качество которого всегда было традиционно высоким, как правило, обходится в производстве в разы дешевле американских аналогов. Вот только один свежий пример. В рамках недавней нашумевшей оружейной сделки США с Саудовской Аравией был, в частности, заключен контракт на поставку в королевство 48 американских транспортных вертолетов Boeing CH-47 °F Chinook на сумму 3,51 млрд долл. Между тем планировавшаяся недавно закупка американским Минобороны для Афганистана 63 российских вертолетов Ми-8/17 оценивалась всего в один миллиард долларов! И это при том, что российские Ми-17 вполне сравнимы с «Чинуками» по грузоподъемности и к тому же, в отличие от них, могут нести вооружение и использоваться как боевые вертолеты. То есть в материальном отношении российская техника и количественно, и качественно превосходит американскую, а по стоимости более чем в три раза уступает ей!

И это далеко не единичный случай! Российские танки, боевые, корабли, самолеты, системы ПВО пользуются на мировом рынке ажиотажным спросом в том числе и благодаря весьма невысокой, в сравнении с западными стандартами, цене. Так, например, максимальная цена новейшего российского истребителя Су-35 не превышает 35 млн долларов, тогда как американский Ф-35 со всеми своими легендарными недостатками тянет на добрых 150 миллионов.

Новейший истребитель Су-35C
Новейший истребитель Су-35C
Минобороны России

Таким образом, России при номинально весьма скромном военном бюджете удается удерживать за собой место второй, после США, сильнейшей военной державы мира и параллельно второго в мире экспортера вооружений.

Однако было бы неверно рассматривать все эти исторические преимущества российского ОПК как нечто раз и навсегда данное. Особенно с учетом набирающих силу тенденций, которые имеют место в процессе его развития. Предприятия оборонного комплекса, обласканные в последние годы щедрыми государственными заказами, естественным образом превращаются из презираемых лузеров экономики, какими они были в девяностых годах, в едва ли не самые желанные объекты так называемого разгосударствления и приватизации. Соответствующие разговоры в политкорректном сегменте российской прессы ведутся все более настойчиво, и многочисленные «авторитетные эксперты» в самых превосходных степенях расписывают «высочайшую эффективность», которая суждена этим предприятиям с приходом частного бизнеса.

Правда, этот безудержный пиар-оптимизм несколько контрастирует с тем бесспорным фактом, что как раз у частного постсоветского бизнеса, особенно в сфере высоких промышленных технологий, очень плохая «кредитная история». Достаточно вспомнить, сколько сотен военных заводов и конструкторских бюро, в том числе и критически важных для обороны страны, было уничтожено лихими приватизаторами в приснопамятный период «первоначального накопления капитала».

Конечно, кое-какие выводы из того печального опыта руководством страны были сделаны. И можно рассчитывать на то, что нынешняя волна приватизации будет куда более цивилизованной и менее экстремальной.

Тем не менее перерождение ОПК в «частную лавочку», даже частичное, — это, по определению, «медаль» с двумя сторонами.

Частный бизнес, в силу самой своей природы, всегда более «токсичен» для государственной казны. По сути, движение по пути приватизации ОПК — это шаг к переходу на американскую модель его функционирования, для которой характерны абсолютно несусветные ценовые запросы. Которые РФ заведомо не потянет. Частные лица, даже сколь угодно «патриотически настроенные», заинтересованы, в силу логики бизнеса, прежде всего, в извлечении максимальной прибыли. И они будут усиленно навязывать государству самые дорогостоящие, но при этом не факт, что самые целесообразные системы вооружений. Причем это может иметь место даже на формально казенном предприятии, но действующем по правилам и понятиям рыночной экономики.

И это, по сути, уже началось. Проекты новейших российских танков и БМП отдают неумеренным гигантизмом и стремлением производителей навешать на них максимум возможного. Естественно — за счет общего сокращения количества произведенной техники. Военный бюджет не резиновый. И чем дороже обходится ему одна боевая единица, тем меньше их в конечном счете будет выпущено.

Танк «Армата». Парад Победы в Москве. 9 мая 2015 года
Танк «Армата». Парад Победы в Москве. 9 мая 2015 года
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Знаменитый танк Т-14 «Армата» и семейство боевых машин на его базе выглядит как воплощение этой бизнес-философии в металле. Огромные, чрезвычайно сложные и крайне дорогостоящие изделия, которые вот уже несколько лет не могут дойти до стадии серийного производства. Похоже на то, что и Минобороны одолевают на этот счет большие сомнения. Ведь, по сути, это переход на западную модель танкостроения — с её далеко не бесспорным культом условий обитаемости экипажа. В западных танках не хватает разве что встроенной кофеварки и биотуалета, да и те не за горами. При этом машина получается гигантских размеров, и её практически невозможно спрятать на поле боя. «Армата» из того же ряда. Она почти на 60 см выше традиционного по компоновке российского Т-90. А это повышенная уязвимость. Хваленые немецкие «Леопарды 2» и американские «Абрамсы» — типичные представители этой философии танкостроения, горят как свечки на огромном пространстве от Ирака до Йемена. Да, конечно, «Армата» предельно нафарширована всевозможными средствами активной и пассивной защиты. Но все это пока только теория. Какова будет реальная выживаемость танка на поле боя? Как поведет себя эта машина при одновременном обстреле ПТУРами с разных сторон? Ведь достаточно пропустить всего одну ракету!

Вечных танков в принципе не бывает. А ведь стоимость этой машины, по разным оценкам, составляет от 4,5 до 7,3 млн долларов, что в два-три раза превышает стоимость стандартного российского ОБТ — Т-90. И далеко не факт, что три Т-90-х хуже, чем один Т-14. Не говоря уже о том, что модернизация имеющихся в наличии очень неплохих танков Т-72 до уровня Т-72Б3 (то есть фактически до уровня того же Т-90) обходится бюджету в совсем смешные 52 млн рублей за штуку. То есть — на те же деньги, что уйдут на одну «Армату», можно поставить в строй от пяти до десяти вполне современных Т-72Б3! Есть о чем задуматься!

Новый тренажер танка Т-72Б3
Новый тренажер танка Т-72Б3
Минобороны России

Немцы однажды уже сделали ставку на штучные супертанки и с треском проиграли нашей промышленности в массовости выпуска боевых машин. На каждый немецкий «Тигр» СССР ответил десятком недорогих и практичных Т-34. Да, конечно, советские танковые потери в сражении на Курской дуге были в два-три раза больше немецких. Но вряд ли стоит напоминать, кто именно одержал там победу. Советская школа танкостроения традиционно — одна из лучших в мире. И от её огромного, причем победного опыта вряд ли стоит бездумно отказываться.

Между тем именно такой отказ вполне может стать фактом. Как только что стало известно, в программу приватизации может быть включен как раз основной производитель российской бронетехники — знаменитый «Уралвагонзавод». Вездесущие «неназванные источники» уже выяснили, что предприятие якобы находится в тяжелом финансовом положении и только частные инвестиции могут исправить положение. Почему «исправить положение» крупнейшего танкограда не может само государство — главный потребитель его продукции, не уточняется. Зато называются имена «весьма патриотично настроенных» бизнесменов, которые, дескать, готовы взять на себя бремя вывода УВЗ из прорыва. Утверждают даже, что и «Путин не против».

Не мне об этом судить. Вот только между интересами государства и амбициями частного собственника всегда будет сохраняться дистанция огромного размера. И уж если даже на целиком государственном предприятии пошли по пути создания предельно дорогостоящих, по сути, штучных машин, то можно не сомневаться, что в случае его приватизации новые хозяева будут проводить не менее жесткую ценовую политику. Жесткую по отношению к собственному государству и его армии.

Печальный опыт американских горлохватов от ВПК, о которых президент США Дуайт Эйзенхауэр в своё время сказал, что они могут подмять под себя всю Америку, — наглядное тому подтверждение. И России вряд ли стоит наступать на те же самые грабли.