Парижские пятиэтажки, включенные в программу османизации
Парижские пятиэтажки, включенные в программу османизации

1

Реновация. Этот термин стал будоражащим для простых москвичей, работяг, ютящихся в «хрущобах», и за период его появления укоренился до образа сыра и мышеловки. При этом сыр как бы и очевиден, а вот в чем мышеловка? какой конструкции? когда захлопнется? — это и будоражит. Вопрос, а есть ли мышеловка — не возникает вовсе, поскольку гражданами любое имеющее вид благого начинания действие власти воспринимается как предложение «бесплатного сыра», к которому в обязательном порядке должна быть приложена «мышеловка». Чем менее она очевидна, тем хитрее и изощреннее видится власть в свете этой своей инициативы.

Естественным образом возникает противодействие как ответная реакция на действие, ибо это закон. По-другому и быть не может.

Знала ли об этом власть, начиная действие? Безусловно. Готова ли она к противодействию? Теоретически — да. Практически — вряд ли пока. Нет, ну включить административный ресурс и силой задавить противодействие, как в «ночь длинных ковшей», она, конечно, может. Но жилье, домашний очаг — это дело тонкое. С этим ведь связаны такие понятия, как семья, душа, родина, в конце концов. По ним экскаваторами нельзя, а то эти духовные начала могут так материализоваться, что мало не покажется. Тут надо бы тонко, прочувствованно и искренне — разъяснить, убедить, объединить, снести шаблоны, как Комиссар из «Оптимистической трагедии». Но, к сожалению, «много новых тротуаров и совсем нет комиссаров».

В этом смысле я определил выше, говоря «практически — вряд ли пока», и подумал: раз у них сложилась такая «нищета комиссаров», не подкинуть ли безвозмездно чего не жалко? Ведь, в конце концов, всегда лучше попытаться разобраться, чем шашками махать.

Для начала предлагаю заменить общий, а потому, может быть, и мало понятный термин «реновация» на другой — «собянизация», этимологию которого можно будет понять ниже.

Далее. Что конкретно будоражит и вызывает противодействие растерянных граждан?

Напёрстки
Напёрстки
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

1. Естественные вопросы: зачем, почему, с какого лешего? Ведь было все ровно, устаканено, а далее, как у Высоцкого, «вот это жизнь — и вдруг Бермуды, вот те раз, нельзя же так».

Да, власть обязательно ответит, что это исключительно в интересах граждан, для улучшения их жилищных условий. Она просто не может сказать ничего другого, потому что действовать в интересах граждан — это и есть первейшая и главнейшая обязанность власти по определению. Поэтому иные побудительные мотивы собянизации можно только додумывать. Тут есть множество вариантов, но оценим некоторые, наиболее часто озвучиваемые и возможные не до степени параноидальных фантазий.

Вариант А. «Это глобальная афера, чудовищный попил бюджета, жирный пирог, от которого кто-то как-то хочет побольше откусить».

Такая часто озвучиваемая конструкция при реальных обстоятельствах является нелогичной, и вот почему. Для того чтобы прокрутить аферу на «некую сумму», необходимым условием ее реализации является объект аферы, а именно наличие всей «некой суммы». Если бюджет собянизации составляет сумму «С», а в наличии только 10% от этой суммы или еще меньше, жирная афера — уже не афера за отсутствием состава. Объекта нет.

На это последуют возражения: мол, собянизация рассчитана на 20 лет, бюджет будет пополняться, и его будут перманентно уворовывать все эти долгие годы и уворуют до задуманной степени жирности. При этом те же самые возражающие в качестве обоснования возможного обмана граждан заявляют, что за 20 лет и султан умрет, и все ишаки передохнут, и граждане останутся ни с чем. А вот тут уж надо определиться: либо султан с ишаками прямо сейчас замыслил жирную аферу на два десятка лет, в течение которых он и ишаки, образно говоря, поумирают, заведомо не доведя до конца свой замысел, либо замысел в другом. Или что, права по афере будут переходить в порядке правопреемства к новым султанам и ишакам? Глупость какая-то получается.

Итак, если в вопросе А) первичной является сумма, которую хотят уворовать под предлогом собянизации, то получается полный абсурд. Если же первична сама собянизация (снос старого, обмен собственности, выкупы собственности, возведение новых строений), которая стоит денег и за которую нужно платить, то логика есть, поскольку строительные работы стоят денег. Но это уже не афера. Вывод: афера — это приклеенный ярлычок, и изначальный мотив аферы разумнее будет исключить.

Вариант В. Все это — прихоть власти, которая хочет, чтобы в Москве было просто красиво. Да, такой вариант имеет право на существование, поскольку были уже, да и есть пока раскопанные улицы, тротуары, плитка, пробки. Но ведь там, где уже сделали, действительно стало красиво.

Вариант С. Ну, и третий вариант, самый маловероятный: «хрущобы», помимо убогости, действительно и физически, и морально устарели, отсутствие мусоропроводов порождает помойки, антисанитарию, потолки и стены давят, жить тесно, лестничные клетки по 1 кв. м. Ну достойны ж москвичи лучших условий! Это обязательный вариант, ибо так говорит власть.

Итак, вариантов ответа на вопрос «зачем собянизация?» как минимум три. Какой из них правильный, можно пока только гадать, а там — время покажет. Грош мне цена, если на этом никчемном штампе «время покажет» остановлюсь. Нет. Ведь все это уже было. И реновация, и противодействие, и те же вопросы, и такой же бюджет с попилами и коррупцией, и те же 20 лет, сносы, выселения, переселения, выкупы-перевыкупы и результат. И не какой-нибудь, а, простите, город Париж, снесенный и построенный заново. Время показало, время дало ответы на вопросы.

Жорж Эжен Осман
Жорж Эжен Осман

2

Османизация. Этот термин стал будоражащим для простых парижан, работяг, ютящихся в «трущобах», и за период с его появления во второй половине XIX века укоренился так, что не вырубишь. Османизация это теперь вполне себе исторически принятый термин масштабнейшего градостроительного явления, этимологически не имеющий никакого отношения ни к Османской империи, ни к ее основателю Осману I, а прямиком возросший на фамилии префекта Сены (Париж) Эжена Османа. По этой аналогии я и предложил термин «собянизация».

Еще Наполеон Бонапарт, находясь уже в ссылке, говорил, что будь у него еще 20 лет правления, ничего не осталось бы от старого Парижа, подразумевая под этим, что Париж надо полностью снести и возвести новый. Таким образом, Наполеон Бонапарт является автором идеи реновации, которую в силу известных обстоятельств не смог воплотить в жизнь. Было ли далее пресловутое правопреемство, или просто в силу того, что «гены пальцем не заткнешь», но его племянник Наполеон III, избранный в 1851 году президентом Франции, вскоре повысивший себя до императора, после поездки в Лондон загорается идеей «прекрасной трансформации Парижа» и в 1853 году поручает барону Эжену Осману, новому префекту Сены, облагородить парижские улицы. Вот что было для него побудительным мотивом? Распилить казну? Отнюдь. Он захотел, чтобы столица государства, которое он возглавляет, была красивой и удобной, не хуже Лондона. Все. И больше никакого злонамерения.

Барон Осман не был ни архитектором, ни городским планировщиком, однако он являлся отличным административным работником, в чьей крови было умение и желание эффективно управлять и выполнять поручения. Префект округа Сена превратил Париж в гигантскую стройку, не прекращающуюся в течение 20 лет. Вот тут прошу обратить внимание, что и собянизация рассчитана тоже на 20 лет.

Даже после того, как император вынужден был отстранить Османа в результате критики его растрат (обратите внимание!), перестройка города продолжалась по его плану вплоть до 20-х годов XX века. Добавим цифры. План барона Османа состоял из нескольких этапов, в соответствии с которыми почти 20 тысяч исторических зданий были снесены до основания, а на их месте выросли 34 тысячи новых. При этом население Парижа на тот период составляло 1 млн человек.

Если соотнести масштаб османизации и собянизации в расчете пропорции количества сносимых зданий на одного жителя города, то собянизация выглядит мелкой локальной строительной суетой по сравнению с «удушением Парижа», как называл свою деятельность сам Осман.

Османизация. Снос парижских пятиэтажек
Османизация. Снос парижских пятиэтажек
J.Paul Gttty Museum

Объявленный бюджет османизации составлял 2,5 млрд франков. Какова была цена франка того времени по отношению к сегодняшнему рублю, наверное, можно установить точно, но это большая и кропотливая работа. Но вот известно, что месячная зарплата рабочего в Париже в тот период составляла 50 франков. То есть бюджет османизации был 50 млн среднемесячных зарплат рабочего. Средняя зарплата рабочего в Москве составляет 60 000 руб. Объявленный бюджет собянизации 3 трлн руб. или 60 млн среднемесячных зарплат рабочего. Сопоставимы ли бюджеты? Конечно, сопоставимы.

Уже этого достаточно, чтобы сделать вывод, что нынешняя реновация-собянизация не является беспрецедентной, о чем громко заявляют ее противники. И по масштабам, и по бюджету, и по срокам все практически идентично. Как написано: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас». Екклесиаст, однако.

Волновали ли общественность Франции вообще и Парижа в частности вопросы османизации? Да еще как волновали! И особенно — финансовые и политические последствия «трансформации». Денег изначально, естественно, не хватало. В строительство вкладывались, помимо правительства, и банки, и строительные компании. Было сделано несколько займов у населения. По инициативе Османа была сделана Касса общественных работ, что-то типа теперешнего Фонда реновации, откуда, естественно уворовывалось.

Были ли при этом злоупотребления? Да, конечно, были. И подрядчики дурили, и коррупция была, и деньги воровались. О делячестве, спекуляциях и коррупции османовской стройки писал еще в 1867 году в своем знаменитом памфлете «Невероятные счета Османа» Жюль Ферри, тогда еще молодой адвокат, а в будущем премьер-министр Франции. Да и сам Осман за растраты был уволен императором.

Обогатились ли на османизации деловые люди? Конечно, обогатились! И крупные концессионеры, и банки, и подрядчики, выкупавшие землю под строительство — все обогатились, и не просто, а существенно.

Юрий Пименов. Новая Москва. 1937
Юрий Пименов. Новая Москва. 1937

Вся грязь, которой уже забрасывают не начавшуюся собянизацию, реально была при состоявшейся османизации. Будет ли она в Москве? Будет, если до конца верить Екклесиасту. Там написано про жизнь, а жизнь она такая, не без грязи. Но, если оценивать по результату — «грязная» османизация дала изумительный Париж. Дала таким, каким он есть сейчас и, дай Бог, будет еще очень долго. Мышеловки не было, а сыр и поныне свеж и приятен. «Глобальная афера» не была изначальной мотивацией к действию, и это показало время.

И почему тогда нужно бояться собянизации? Собственность отбирают? Это манипуляторы так говорят. Не отбирают, а меняют или выкупают. И да — принудительно. И в этом, скорее всего, основной затык у человека, что не он сам решил, а за него решили, принудили, даже если из своего болота на сухое место пересадить, потому что из своего. И тогда отрицание принуждения — это защита. Впрочем, защита, бывает, возникает и от надуманных страхов.

Важный момент в порядке аналогий: снести все пятиэтажки, а по сути начать реновацию-собянизацию мэру предложил президент. Нет, ну все-таки на будоражащие вопросы зачем, почему, с какого лешего? на язык ко мне скорей так и просится ответ — чтобы красиво было. Ну и людям чтобы удобней жилось. Такой ответ, конечно, не засчитывается, но он почему-то просится. Вот поедет скоро президент в Париж, утвердится в правильности своей идеи. Здорово будет.