«Агент Кремля»
«Агент Кремля»
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Минувшая неделя, 15−21 мая, как и ее предшественница, в американской политической жизни стала неделей имени Джеймса Коми — бывшего директора ФБР, «внезапно» и «незаслуженно» отправленного в отставку президентом США ровно две недели назад, 9 мая. Само это увольнение, как уже сообщалось, вызвало массу негодования в среде политических оппонентов нынешней администрации и подконтрольных им крупных СМИ. Увольнение Коми, ранее неоднократно характеризуемое лидерами демократов как желанное и необходимое для торжества настоящего правосудия, тут же стали называть подарком Путину на День Победы или гостинцем для приехавшего в тот же день в Вашингтон Лаврова. Враги Трампа и его команды вовсю спекулировали тем, что в ФБР при Коми велось расследование предполагаемого вмешательства России в президентские выборы 2016 года, которое теперь, лишившись заботы беспристрастного директора (которого до увольнения призывали судить за политическую ангажированность), тут же будет предано забвению, а американский народ так и будет жить при президенте — «агенте Кремля».

Так как оппортунистический политический трюк резкого превращения Коми из виновника проигрыша Клинтон в последнюю надежду человечества был уж слишком очевиден людям, номенклатуре и большим СМИ пришлось прибегнуть к другой тактике — сконцентрировать внимание общества на промахах Трампа, а не на сомнительных достоинствах человека, которого он уволил. И эти промахи «нашлись» как по волшебству. Стоило истерии по факту отставки директора ФБР отжить свой, отведенный медиасферой срок, как некие «источники» стали активно сливать в СМИ информацию, способную подорвать имидж президента и показать его безответственность и авторитарность.

Первая «новость» шокировала: Трамп обсуждал с Лавровым противодействие терроризму и передал ему секретную информацию! Он нарушил все возможные законы и рискнул отношениями со всеми союзниками, лишь бы понравиться Путину! Эта «утка» тут же разлетелась и уже к вечеру стала «фактом». И неважно, что все стратегические союзники (те самые, которых «предали») тут же высказались в поддержку президента, неважно, что генерал Макмастер, известный своей принципиальностью и присутствовавший на встрече, заявил, что все сказанное было вполне приемлемо в русле обычных переговоров на высоком международном уровне. Всё это либо было полностью проигнорировано прессой, либо подано под соусом «защиты завравшегося режима от живительного света правды». А вот комментарий Путина, назвавшего всю эту историю политической шизофренией, наоборот, попал в США на многие первые полосы. Ведь очевидно же, что тот, кого защищает «злодей», «диктатор» и, «возможно, даже людоед» Путин, не может быть сам чист и непорочен.

Именно на таких «очевидных» утверждениях и строятся многие манипуляции массовым сознанием, и эта — не исключение. Для гражданского человека, например, «очевидно», что секретная информация — это абсолютное табу и владение ею накладывает суровые ограничения, а уж упоминание подобных сведений в разговоре, тем более с иностранцем — наверняка преступление. В то же время люди, каждый день работающие с такими данными по долгу службы, знают, что всякая информация, какой бы важной и секретной она ни была, нужна не для того, чтобы быть навсегда похороненной в сейфе и голове последнего свидетеля (как это часто бывает в голливудских фильмах). Она нужна для того, чтобы компетентные лица использовали эту информацию, делились ею с другими компетентными и уполномоченными лицами и принимали решения, которые тоже зачастую подлежат засекречиванию и которые передаются (о ужас!) подчиненным для исполнения. Кроме того, секретная информация — понятие растяжимое: военные, дай им волю, засекретили бы вообще все, начиная от цвета своих сапог и заканчивая именами и контактами пресс-секретарей. Вполне естественное для военных желание защититься от разведки противника, как реального, так и потенциального, порождает смехотворную ситуацию, когда даже многие общеизвестные факты, свободно циркулирующие в СМИ, в военной среде считаются секретными и не подлежат разглашению.

Полный назад
Полный назад
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Именно поэтому обвинения двух представителей ядерных держав, чиновников высшего уровня, обладающих всеми мыслимыми уровнями допуска и широчайшими полномочиями в разглашении друг другу «секретной информации» вызывают у любого, кто видел хоть один секретный документ, смесь смеха, слез и ощущения подступающей рвоты. Не исключением, видимо, оказался и В. В. Путин, лучше других знающий, что такое секреты и для чего они нужны. Поэтому и Макмастер не мог, будучи в своем уме, сказать, что секретная информация не обсуждалась (на чем не раз сыграли СМИ после его выступления), ведь не погоду же они обсуждали на закрытой встрече…

Как бы то ни было, история про «разглашение» отгремела, нанесла Трампу вполне ощутимый репутационный урон и ушла на второй план, уступив место новой сенсации — «утечке», гласящей, что Трамп лично просил Коми прекратить расследование в отношении генерала Флинна, бывшего советника президента по национальной безопасности. Якобы именно отказ директора ФБР выполнить эту просьбу привел к его увольнению. Эта новая «правда» еще обострила вопрос о конфликте интересов и назначении независимого расследования «Русского следа», подогреваемый на медленном огне с самой инаугурации Трампа и поданный на политический стол только на этой неделе. Кроме того, согласно информации источника, запись об этой беседе Трампа и Коми содержится в некой «записке» последнего, которая является частью «документального следа, созданного директором ФБР на случай каких-либо расследований или разбирательств в его отношении».

Именно наличие такого следа, о котором сообщает некто, явно симпатизирующий Коми, проливает свет на действительные процессы в вашингтонском закулисье. Становится понятно, что бывший директор ФБР не просто талантливый юрист и успешный чиновник. Он предстает в образе искусного, но поверженного кукловода. Именно это искусство, видимо, позволяло ему выходить сухим из воды всякий раз, когда он переходил дорогу сильным мира сего и даже прямому начальству, именно эта искусность и многолетние разветвленные связи позволяют ему причинять серьезный вред Трампу, видимо, не пожелавшему терпеть рядом с собой независимого и опасного человека. Истерия вокруг отставки Коми, последовавшие утечки и слухи о существующих записях разговоров с президентом и их содержании, даже высказывание отца бывшего директора о том, что Трамп уволил сына, так как боялся его, — всё указывает на то, что Коми «выкопал топор войны». Хитрый и властный, позволявший себе дерзить даже в конгрессе под присягой, он не может простить президенту своего поражения, он, сыгравший серьезную роль в победе Трампа, решил теперь помочь ему освободиться от президентских полномочий.

Именно освободиться — ведь идея импичмента, муссировавшаяся сразу после вступления Трампа в должность, но похороненная его реальными и PR-успехами, вновь ожила и расцветает пышным цветом. К осуществлению импичмента, ранее только обсуждавшегося в СМИ, на этой неделе впервые призвали в стенах парламента.

Интересна персона, выбранная для озвучивания этой сокровенной для всех противников президента мысли: конгрессмен Эл Грин — демократ, выбранный от штата Техас, традиционно республиканского, где представители партии, по крайней мере официально поддерживающей Трампа, имеют подавляющее большинство и борьба за который для демократов проиграна заранее. Выбором Эла Грина демократы как бы признались в понимании того, что широкие массы могут и не поддержать их инициативу, грозящую усугублением общественного раскола, кризисом управления вообще и правительства в частности и даже гражданской войной.

К тому же, несмотря на беспрецедентно скандальную пропагандистскую кампанию в прессе, уличные акции почти сошли на нет, что свидетельствует о падении интереса широких масс к вашингтонским делам. Еще одним тревожным для противников президента и сторонников крутых мер звоночком стало то, что стоило слову «импичмент» прокатиться по залам Конгресса, как уверенность в завтрашнем дне улетучилась, и многие политики и журналисты, ненависть которых по отношению к Трампу не подлежит сомнению, выступили с робкими предложениями «не раскачивать лодку», а просто подождать 2020 года, когда мудрый народ, конечно же, не перевыберет ужасно дискредитировавшего себя президента.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Реакция на инициативу сместить президента оказалась прохладной, но целеустремленности его врагов это не умерило. Поняв, что общество еще не готово, они стали продавливать уже упоминавшееся выше независимое расследование. Результатом этого давления, подкрепленного истерией в СМИ и «утечками», стало назначение Роберта Мюллера на пост специального советника, призванного надзирать за ходом расследования «Русского дела» в ФБР и обеспечить этому расследованию беспристрастность, честность и строгую законность. Такой специальный советник назначается в США в случаях, когда объектом расследования являются высокопоставленные чиновники, сам советник стоит вне иерархии.

Назначение Мюллера оказалось идеальным компромиссом, так как явилось золотой серединой между полным игнорированием нападок демократов (обычной тактикой республиканцев) и началом независимого расследования (давней мечты демократов). Независимое расследование вынудило бы ФБР и другие службы выдать все свои материалы околополитическим фигурам, от которых обычно и исходят многочисленные утечки, а реальная независимость этого расследования в условиях огромного общественного давления была бы сомнительна. Очередное замалчивание претензий и возмущения противников президента или заглушение этого возмущения новой громкой победой Трампа привели бы лишь к маскировке реальной угрозы и новому, еще более сильному удару по любому удобному поводу.

Совсем другая перспектива открывается теперь, когда расследование фактически возглавил Роберт Мюллер — ярчайшая звезда американского юридического и службистского небосклона. Это человек с идеальной биографией: успешный спортсмен, блестящий ученый, отважный офицер морской пехоты, талантливый и успешный адвокат и обвинитель и, наконец, бывший директор ФБР, один из немногих людей в истории США, чье назначение на высокую должность было одобрено сенатом единогласно. Роберта Мюллера в Вашингтоне знают все и все уважают. Для того чтобы стать президентом, Мюллеру, видимо, не хватает только пары миллиардов долларов или связей с теми, у кого они есть. Лучшего кандидата и пожелать нельзя. Любые выводы, к которым он придет в своем расследовании, будут не только подкреплены этим огромным уважением, но и освящены аурой трагедии 11 сентября — ведь тогда директором ФБР был именно Мюллер, и его фигура в общественном сознании связана с последовавшим расследованием и со «святой» официальной версией событий.

Стоило новости о назначении Мюллера прогреметь в медиаполе, стоило всем обсудить, как он мудр, надежен, хорош, как скандал вокруг Трампа и Коми рассосался сам собой. И хотя новости по теме все еще выходят с завидной регулярностью (так, например, Коми согласился дать показания в Конгрессе, а Флинн, напротив, задействует 5-ю поправку и не станет сотрудничать со следствием), ажиотаж вокруг них уже далеко не тот. Многие аналитики, еще в начале недели возмущавшиеся тем, как президент надругался над правосудием и государственной системой, теперь уже делят шкуру несмещенного Трампа, рассуждая, как хорошо и весело будет жить без него…

Сам же Трамп на протяжении всего скандала занимал очень странную, нехарактерную для него пассивную позицию. Он не нападал на своих обидчиков, не затевал отвлекающих маневров, он только работал по своему никому кроме него не известному плану, изредка высказываясь в твиттере и на публике о том, как пресса и истеблишмент к нему несправедливы. После назначения Мюллера Трамп снова, вместо яркого и жгучего высказывания в своем стиле, просто посетовал на то, что это решение не было согласовано с ним, и выразил уверенность, что расследование ни к чему не придет.

Мы не знаем и еще долго не узнаем, какие реальные действия предпринимали Трамп и его команда во время последних скандальных дней и как на самом деле он относится к Мюллеру, но то, что президент все-таки уехал в запланированное заграничное турне и оставил страну на куда менее харизматичного вице-президента Пенса, говорит о многом. Скорее всего, Трамп либо искренне уверен в кристальной чистоте своей предвыборной кампании, либо понимает о Мюллере то, чего не хотят видеть демократы — что Мюллер пришел в ФБР при республиканце Буше-младшем, что он во всех громких делах поддерживал власть и, вообще, что он большой патриот США и не станет идти против президента, ратующего за величие его страны, если только не найдет чего-то уж совсем ужасного.

Беги, Трамп, беги
Беги, Трамп, беги
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Как бы то ни было, Трамп отправился в свое турне, где за считаные дни достиг много как на уровне политики, так и на уровне экономики. Первую остановку Трамп совершил в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии, где заключил рекордную сделку на поставку вооружений, выступил перед собравшимися лидерами исламских государств и поучаствовал в открытии центра по онлайн-борьбе с экстремизмом. Все три события имеют отдельную значимость.

Рекордный 110-миллиардный контракт — это не только укрепление отношений с давним стратегическим союзником, это огромный подарок для трех столпов поддержки президента: промышленников, армии и рабочих.

Выступление перед мусульманскими лидерами — демонстрация силы и значения США для региона, а также возможность для самого Трампа, всегда жестоко критиковавшего ислам за порождение внутри себя экстремизма и терроризма, расставить все точки над «и», заявив, что страны Ближнего Востока должны в первую очередь сами искоренять экстремизм внутри себя, «иначе долго не просуществовать».

Наконец, открытие центра онлайн-борьбы — это знак внимания разведывательному сообществу, чьи базы данных теперь, видимо, пополнятся информацией из нового источника.

Уже на следующий день Трамп был в Иерусалиме, высказывал поддержку еврейскому народу, принимал взаимные заверения и ходил по святым местам. Причем здесь он в дань уважения надел кипу, хотя его жена и дочь накануне отказались покрыть голову во время официальных визитов в традиционном исламском государстве.

Сегодня, 23 мая, Трамп в Палестине, чем закончится его визит, еще не ясно. В планах еще саммиты G7 и НАТО, там тоже будет шоу. Становится понятно, что в своей первой заграничной поездке Трамп хочет донести до мира ту же мысль, которую много лет доносил до американской гламурной элиты: «Я не один из вас, но у меня есть деньги и власть, и поэтому я буду делать всё, что захочу, а вы будете делать вид, что вам это очень нравится».

Понравится миру или нет — увидим.

Читайте ранее в этом сюжете: Трамп опять победитель: увольнение директора ФБР — спецоперация

Читайте развитие сюжета: США обнажились: притворяться равным среди равных Трамп не станет