Сегодня, 24 мая, Госдума в первом чтении рассмотрит законопроект о «лесной амнистии». Инициатива вызвала большую дискуссию, комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям собрал все замечания, предложения, оценил риски и настаивает на оперативном принятии закона, призванного, прежде всего, убрать противоречия между госреестрами, — об этом в материале председателя профильного комитета Госдумы Николая Николаева («Единая Россия»).

Русский лес
Русский лес

Зачем нужна «лесная амнистия»?

«Лесная амнистия» — это неофициальное название законопроекта, призванного исправить ошибки и нестыковки, закравшиеся в государственные реестры учета земель, прежде всего, в Единый государственный реестр недвижимости и Государственный лесной реестр, чьи данные противоречат друг другу — в них один и тот же участок земли может одновременно числиться и как земля лесного фонда, и как дачный участок с возможностью строительства на нем, или же как земля сельскохозяйственного назначения. На сегодняшний день только официально в Минэкономразвития РФ зарегистрировано порядка 300 тыс. таких спорных участков. Законопроект должен навести порядок именно в этом. Но он отнюдь не «всепрощение», как его пытаются преподать некоторые СМИ.

Уже несколько лет в соответствии с поручением президента РФ идет работа по постановке земель на кадастровый учет. Работа по кадастровому учету земель Лесного фонда ведется с 2008 года. Но на сегодняшний день, по истечении без малого 10 лет, по данным Рослесхоза, на учет поставлено всего лишь порядка 26% лесных земель. Выходит, что в некоторых регионах сменится не одно поколение, пока справедливость восторжествует. А для тех людей, которым сегодня предъявлено обвинение в незаконном строительстве и использовании лесных участков, это означает ровно одно — они никогда не добьются защиты своих конституционных прав на имущество и жилье. Поэтому нужно быть реалистом в этом вопросе. И искать нужно, очевидно, более сложные решения, но которые дали бы возможность защитить уже сейчас и наших граждан, и наши леса.

Кроме того, по мере выполнения поставленной президентом задачи и выявляются несоответствия назначения земель их фактическому использованию. Количество таких участков продолжает увеличиваться, и неизвестно, сколько их будет в конечном счете. А это значит, что будут новые иски для того, чтобы владельцы земельных участков или построек на них защитили свое право на использование земли.

Пока мы обсуждаем, нужен ли нам сегодня новый закон, «снежный ком» конфликтных ситуаций, в которых одной из сторон всегда является государство, постоянно растет. Этот процесс нужно остановить.

Весы
Весы

Чем мы рискуем, если не примем закон

Во-первых, в сложившейся ситуации страдает большое число самых обычных российских граждан. Это не олигархи, как считают некоторые скептики. За каждым таким иском стоят простые человеческие судьбы. О многочисленных, порой трагических историях я узнавал во время работы в центре независимого мониторинга исполнения указов президента РФ «Народная экспертиза», а потом уже и в ходе предвыборной компании в Иркутской области. Теперь обращения с просьбой о помощи поступают со всей России в адрес возглавляемого мной комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.

Люди, согласно предписаниям суда, должны сносить свои дома, потому что по документам они вдруг оказались на землях лесного фонда. А для некоторых из них это единственное место проживания, они там зарегистрированы. Будущее таких людей вообще неясно. Поэтому, на мой взгляд, отложить законопроект «до лучших времен» — это очень опрометчивое решение.

Уверен, что непринятие законопроекта сильно подорвет доверие к государству, которое должно заботиться о своих гражданах и отстаивать их права. Нельзя допустить, чтобы добропорядочный гражданин не чувствовал себя защищенным в своей стране и, более того, сам был вынужден защищать свою собственность и благополучие семьи от неправильных решений извне. Мы не должны сделать этих людей заложниками несовершенного законодательства. Но что мы им предложим сегодня?! Подождать десять, двадцать, а то и тридцать лет, пока все субъекты РФ не поставят земли на кадастровый учет, чтобы увидеть точную цифру таких пересечений? А что нам это даст?

Во-вторых, сегодняшняя неразбериха с данными реестров не дает территориям возможности развития. Наибольшее количество спорных случаев пересечения земель лесного фонда происходит с землями промышленности, энергетики, а также с землями обороны и другого специального назначения. И если по этим территориям проходят коммуникации, и понятно, что это социально-значимые линейные объекты, которые снабжают населенные пункты, например, электричеством, то в этом случае слово «амнистия» вполне приемлемо, и она необходима.

Наконец, третье. Мы работаем над тем, чтобы законопроект в окончательной его редакции стал неким фильтром, который смог бы вычленить тех, кто нелегально использует лесные участки. А пока мы рискуем, что люди, получившие их в собственность путем определенных злоупотреблений, а такие тоже есть, будут распоряжаться ими и дальше, и, возможно, со временем они дождутся истечения срока исковой и приобретательной давности. И вот тут-то государство как раз и лишится земель некогда лесного фонда, потому что оно уже не сможет предъявить иск таким недобропорядочным приобретателям. Сегодня они тихонечко отсиживаются на этих землях и выжидают. Конечно же, у них нет заинтересованности в том, чтобы был принят закон, способный навести порядок. Поэтому не удивительно, что сейчас, помимо совершенно справедливого призыва о необходимости недопущения злоупотреблений с лесными землями, звучат голоса тех, кто заявляет: «А давайте просто не будем принимать «лесную амнистию!».

Есть и другие риски. С одной стороны, десятки тысяч людей несправедливо оказались вне закона, и мы должны исправить эту ошибку. С другой стороны, мы знаем о тех самых злоумышленниках, которые через сомнительные схемы присвоили большие лесные участки, зачастую в водоохранной зоне, для того, чтобы незаконно обогатиться: перепродать их или построить на них свои дома, гостиницы. И мы ни в коем случае не должны допустить, чтобы с помощью этого законопроекта они вдруг стали неуязвимы.

Убежден, что решать проблему нужно уже сегодня, поэтому с принятием законопроекта откладывать нельзя.

Русский лес
Русский лес

Особенности законотворчества

Общественники хотят сохранить леса на благо жителей страны. И мы полностью их в этом поддерживаем. Так давайте конструктивно работать над законопроектом, чтобы отразить в нем заботу о людях во всех отношениях! Это сложная работа. И здесь важно понимать особенности законотворческого процесса. При работе над законопроектом в первом чтении принимается общая его концепция. А она гласит, что необходимо разрешить противоречия между государственными реестрами. Ив ее основе лежит приоритет сведений ЕГРН. Мы обсуждали это предложение, и Комитет порекомендовал Государственной думе принять законопроект в первом чтении. Концептуально иных предложений для внесения в текст законопроекта нам не поступало, поэтому мы надеемся, что Государственная дума согласится с его базовой концепцией, чтобы мы смогли приступить к следующему этапу работы над окончательной редакцией текста, которая включит в себя фильтры, необходимые для защиты лесных земель от нарушителей закона.

Первоочередные поправки

При подготовке законопроекта ко второму — основному — чтению комитет работает над поправками. Считаю абсолютно справедливыми замечания общественности и экологов, которые указывают на факты захвата лесных земель или строительства на землях водоохранных территорий, в защитных лесах или на особо охраняемых природных территориях. Нам также известны случаи, когда, прослышав о возможности «лесной амнистии» в различных регионах, некоторые ушлые граждане начали к ней готовиться: обносить высокими заборами незаконно приобретенные лесные участки в надежде на их последующую легализацию для застройки, собирать какие-то справки, получать какие-то свидетельства. И мы не должны допустить, чтобы принятый закон сыграл на руку людям с такими намерениями. Именно для этого мы предлагаем установить законопроектом определенную временную точку отсечения для его действия.

Мы благодарны всем общественным организациям за конструктивную дискуссию, из которой мы вычленяем возможные риски. Для нас эта дискуссия — не вопрос принципиального принятия или не принятия законопроекта в первом чтении, для нас это указание на те моменты, которые мы обязаны учесть ко второму чтению.

Контроль за правоприменением

Контроль за правоприменением нового закона должен проводиться Федеральным агентством лесного хозяйства — ведомством, которое призвано защищать леса. Оно должно участвовать в принятии всех решений и иметь полномочия оспаривать любые из них, если прослеживается связь с незаконным захватом лесных земель. Здесь важна роль и общественных организаций, которые на местах могут контролировать выполнение нового законодательства.

Читайте развитие сюжета: Госдума начинает «лесную амнистию» — для кого и по каким правилам