Два по пятьдесят

Мао Цзэдун
Мао Цзэдун
Ильшат Мухаметьянов © ИА REGNUM

История капитализма циклична. Её принято делить на повышательный цикл и понижательный, каждый из которых длится в среднем по пятьдесят лет. Если следовать данной градации, то повышательный цикл мирового капитализма в XX веке начинается с 1919 года. То есть с окончания Первой мировой войны, закрепившей экономическое лидерство США. Поэтому финал повышательного цикла наступил где-то в 1968 — 1969 гг., после чего начался цикл понижательный, который продолжается и по сей день в форме «арабской весны» и череды гражданских войн по всему периметру Большого Ближнего Востока. Так заканчивается американский период господства в глобальной экономике: войнами он начинался, войнами и заканчивается, уступая лидерство симфонии великих держав. Как распознать будущее? Для этого нам придётся отмотать историю на полвека назад, чтобы взглянуть на эпоху и её идейного вождя — основателя Китайской Народной Республики Мао Цзэдуна. Почему именно он и почему именно Китай? Попробуем разобраться.

Мао беспощаден. 14 июля 1956 года на встрече с общественными деятелями из стран Латинской Америки он выносит приговор капитализму США: «Соединённые Штаты задолжали всем. Они набрали долги не только перед странами Латинской Америки, Азии и Африки, но и перед странами Европы и Океании. Весь мир ненавидит США, в том числе и Великобритания. Их политика проводит в негодование народные массы. Даже Япония ненавидит США, поскольку те её угнетают. Ни одна из стран Востока не свободна от американской агрессии».

За яростной риторикой скрывается глубокое знание предмета. Вот как Мао анализирует, к примеру, Суэцкий кризис 1956 года: «Эти события позволяют видеть центр тяжести борьбы в нынешнем мире. Противоречия между империалистическими и социалистическими странами являются, конечно, весьма острыми, однако империалисты ведут сейчас под вывеской антикоммунизма борьбу за захват территории… Там столкнулись два вида противоречий и три силы. Этими противоречиями являются, во-первых, противоречия между самими империалистическими странами, то есть между США и Англией, между США и Францией, и, во-вторых, противоречия между империализмом и угнетёнными нациями. К трём силам относятся, во-первых, крупнейшая империалистическая страна США, во-вторых, империалистические страны второго разряда — Англия и Франция и, в-третьих, угнетённые нации».

Мао в 1966 г
Мао в 1966 г

Истоки революции 1968 года

Напомним, что уже во второй половине 1960-х годов доллароцентричная система мировых финансов трещит по швам. Европейский капитализм вновь бросает вызов капитализму американскому, поспешно обменивая золото на доллары, что только взвинчивает стоимость драгметалла. Ситуацию не спасает даже война США во Вьетнаме (1964−1975 гг.), которая, согласно заветам кейнсианства, должна была возродить американскую промышленность и вернуть домой евродоллары. В марте 1968 года распадается «золотой пул» — коллективный регулятор золотовалютных резервов США и стран ЕЭС, который прекратил своё существование в результате подрывной деятельности президента Франции Шарля де Голля. В мае 1968 года ЦРУ отвечает мятежом против де Голля, который хронологически накладывается ещё на одно событие — восстание против советской власти в Чехословакии.

Время было опасным не только для Европы и Америки. Географический охват потрясений коснулся и Ближнего Востока, где в начале 1967 года грянула «Шестидневная война». Ну и, конечно же, Китая, где по инициативе Мао в 1966 — 1976 гг. проходит «Великая пролетарская культурная революция», которая позволит ему сохранить власть над госаппаратом до самой смерти. Отныне логика Мао гласит: «Без разрушения нет созидания. Разрушение — это критика, это революция. Разрушение требует выяснения истины, а выяснение истины и есть созидание. Прежде всего — разрушение, в котором заложено созидание». Но как? Довольно просто. Он противопоставил бюрократии первое поколение китайцев, рожденных после образования КНР в 1949 году. Поколение, представителям которого едва исполнилось по 19 — 20 лет, открывало себе карьерные высоты через свержение предшественников, борясь против «реставрации капитализма» и «внутреннего ревизионизма». Нечто подобное имело место и в Европе, где к тому времени выросло первое послевоенное поколение, которое не располагало широкими возможностями для трудоустройства.

В отличие от большинства своих современников, Мао был не только стратегом, но и провидцем. Как сформировался этот необычный человек? Обратимся к его опыту.

Мао Цзэдун в 1936 году
Мао Цзэдун в 1936 году

Крестьянская партизанская война против империализма

Наш герой появился на свет 26 декабря 1893 году в зажиточной семье помещиков. В деревне Шаошань, что на юго-востоке Поднебесной, сохранился дом, в котором вырос будущий основатель Китайской Народной Республики. Людской поток к жилищу не ослабевает и по сей день. Истоки формирования характера Мао Цзэдуна — вот что привлекает туристов в провинцию Хунань, выходец из которой безраздельно управлял государством с населением более миллиарда человек, практически не покидая территорию Китая, если опустить упустить из внимания короткие рабочие поездки в Москву. Жила семья без излишеств, но зато не голодала, что для крестьянского Китая, пережившего на рубеже XIX — XX веков разрушительное Боксёрское восстание, было большой удачей. В год начала Синхайской революции (1911 г.), приведшей к свержению маньчжурской династии Цин, Мао исполнилось 18 лет. Как и большинство китайской молодежи, ему близки идеи национализма, на котором строил свою политику лидер революции Сунь Ятсен, основавший в октябре 1919 года партию Гоминьдан. Однако со временем Мао всё более тяготеет к левым идеям. Маяком служит Великая Октябрьская революция, свергнувшая буржуазное Временное правительство. Китайцы ищут в ней аналогии с собственной историей. Германский милитаризм, в их представлении, мало отличается от японского милитаризма, позиции которого были поддержаны европейскими державами и США по итогам переговоров в Версале.

4 марта 1919 года по инициативе РКП (б) во главе с Владимиром Лениным создается Коммунистический интернационал, которому будет суждено изменить не только историю Китая, и ход мировых событий в XX веке. Мао жаждет вступить в борьбу. Уже в мае 1919 года он принимает участие в Движении 4 мая — массовых антиимпериалистических митингах в Пекине, которые заложат идейную основу будущей Коммунистической партии Китая (КПК), созданной Коминтерном в июле 1921 года. Кстати, первый съезд китайских левых проходит в Шанхае. Причем именно в той части города, которая находится под британским военно-административным контролем. Под охраной сикхов основатели КПК Ли Дачжао, Чэнь Дусю, Чэнь Гунбо, Тань Пиншань, Чжан Готао, Хэ Мэнсюн, Лоу Чжанлун и Дэн Чжунся чувствовали себя в безопасности от произвола местных полевых командиров.

Так начался длинный и тернистый путь Мао к вершинам власти, который на съезде представлял родную провинцию Хунань. С 1922 по 1927 гг. Мао, будучи уже влиятельным членом КПК, сражается вместе с Гоминьданом против военных группировок, а потом наступает десятилетие борьбы Компартии и Гоминьдана, которую временно остановит внешний враг — Япония. Поражение Токио лишь усилило внутриполитические баталии, которые к октябрю 1949 года завершились изгнанием Гоминьдана и провозглашением Китайской Народной Республики.

Мао остался верен принципу «крестьянской партизанской войны», призванной строить «новую демократию». Он бережливо относится к Ленину и Сталину, развивая их тезисы в сочинении «О новой демократии», опубликованном в 1940 году. «Независимо от того, какие классы, какие партии и какие отдельное представители угнетённых народов принимают участие в революции, независимо от того, сознают они это нет, понимают они это субъективно или нет, если выступают против империализма, то их революция становится частью мировой пролетарской, социалистический революции и сами они становятся её союзниками», — пишет Мао.

18 ноября 1957 года, выступая на московском совещании коммунистических и рабочих партий, он обозначит тезис, смысл которого передаст в историческом послании от 20 мая 1970 года: «Я считаю, что все наиболее мощные реакционные силы подобны бумажным тиграм. Причина состоит в том, что они оторваны от народа. Смотрите! Разве Гитлер не был бумажным тигром? Разве Гитлер не был свергнут? Русский царь, китайский император и японский империализм также были бумажными тиграми. Как известно, все они свергнуты. Правда, американский империализм ещё не свергнут, и он имеет атомную бомбу. Но я уверен, что он тоже будет свергнут, поскольку является бумажным тигром».

Китайский солдат с портретом Мао Цзэдуна около реки Уссури. 1969
Китайский солдат с портретом Мао Цзэдуна около реки Уссури. 1969

В 1970 году основатель КНР призовет народы всего мира «сплачиваться» и «громить американских агрессоров и всех их приспешников». Как и в случае с Никитой Хрущевым, которого он после XX съезда КПСС назвал «ложным коммунистом», Мао знает цену Ричарду Никсону: «Американский империализм убивает людей чужих стран, он убивает также белых и негров собственной страны. Фашистские злодеяния Никсона разожгли бушующее пламя революционного массового движения в США. Китайский народ решительно поддерживает революционную борьбу американского народа. Я уверен в том, что мужественно борющийся американский народ в конечном счёте добьется победы, а фашистское господство в США неизбежно потерпит крах». 18 декабря 1971 года Никсон отменит прямую конвертацию доллара в золото, распрощавшись с положениями бреттон-вудской системы. А уже в 1972 году состоится историческая встреча Никсона и Мао в Пекине, которая заложит основу для будущего американо-китайского союза против Советского Союза. Ведь для «борьбы с империализмом» все средства «хороши», не так ли?

Мао с президентом США Ричардом Никсоном, 1972
Мао с президентом США Ричардом Никсоном, 1972