«Арабское НАТО»: Трамп не отступится от идеи изоляции Ирана

Для чего создаётся «арабское НАТО»?

Владимир Добрынин, 19 мая 2017, 12:35 — REGNUM  45-й президент США своим политическим поведением часто напоминает бульдога — если уж схватился за что-то, ни за что не отпустит. Настойчивость в борьбе против решений, принятых его предшественником (Obamacare — самый простой пример), лишь подтверждает эту мысль о железной хватке Дональда Трампа. Похоже, что противостояние нового хозяина Овального кабинета «иранской ядерной сделке» станет еще одним тому подтверждением.

Трамп — лидер не серийный, это изделие эксклюзивное, под общие стандарты далеко не всегда подводимое. И в части выполнения/невыполнения обещаний тоже. Предпринимательская природа Трампа давно воспитала в нем привычку ничего не забывать, никому не прощать, а если к цели не удается прийти с первого раза, то рук не опускать и предпринимать вторую попытку, третью… Пока не добьешься своего. По методике «не мытьем, так катаньем», известной также как «капля по капле камень точит».

По этой методике действующий глава Белого дома не сдался и вернулся после неудачной попытки к новому проталкиванию закона об иммигрантах (точнее о запрете на въезд в страну гражданам нескольких стран), не махнул рукой на обамовскую систему медстрахования, а пошел на ее штурм с другой стороны… То же самое и с соглашением по Ирану: если просто отменить многосторонний договор нельзя, то создать условия, блокирующие Тегеран, можно. Причем так, чтобы формально никто и косой взгляд в сторону Вашингтона не имел бы права бросить — Трамп решил загнать Иран в новую изоляцию чужими руками. Благо рук этих на Ближнем Востоке достаточно.

Сунниты против шиитов. Разделяй и властвуй

Белый дом задумал создание «арбского НАТО», которое держало бы под прицелом всех недовольных в регионе, реагировало на каждый шорох с вражеской стороны и при этом сохраняло видимость самостоятельности, дабы охранить американскую непричастность ко всему происходящему.

Переговоры между Вашингтоном и его арабскими союзниками о создании из последних военной коалиции уже ведутся. Задача, и это признают американские политические и военные высокопоставленные фигуры, чрезвычайно сложная, но нерешаемой ее назвать нельзя.

Коалиция создается на основе религиозного принципа: Иран — страна шиитов. Значит американским дипломатам предстоит работать с правительствами суннитских стран. Тем более что кое-какой антииранский альянс наметился в арабском мире еще в марте 2015 г., когда откликнувшиеся на призыв Египта десять стран (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Кувейт, Марокко, Тунис, Алжир, Судан, Ливия и Иордания) встретились, чтобы попытаться придать идее какие-то мало-мальски четкие очертания. С тех пор, правда, прошло немало времени, не принесшего какой-то конкретики — участники той встречи спешки особой не проявляли. Впрочем, и не особой — тоже. Вялотекущий процесс обещал превратиться в нескончаемый, но тут американцы выбрали своим президентом Трампа, чье критическое отношение к ядерной сделке по Ирану очень хорошо гармонировало с негативным отношением к стране со столицей в Тегеране названной выше «группы одиннадцати». Главным промоутером проекта «НАТО аль-араб» был генерал-разведчик Майкл Флинн, но ему, как известно, не суждено было долго занимать ответственный пост в администрации нью-йоркского магната от недвижимости, возглавившего Белый дом.

Проект, однако, от этого не пострадал и, как сообщил в интервью испанскому изданию El Confidencial заместитель директора Научно-исследовательского института ближневосточных СМИ (Middle East Media Research Institute — MEMRI) Альберто Фернандес, «продолжается после производства некоторых кадровых изменений, и, возможно, модифицированная команда проявляет даже больше рвения в его реализации».

«Основная идея новой вашингтонской администрации состоит в том, что США не могут делать все необходимое только своими силами, — отмечает Фернандес. — Партнеры Штатов, они же — соседи и коллеги-единоверцы по региону (в смысле принадлежности к одной и той же ветви ислама) должны сотрудничать между собой и защищать себя от региональных угроз сами».

По данным Wall Street Journal, «определенные лица в Белом доме поддерживают контакты с военными представителями союзных арабских государств именно с целью объяснения им функций, прав, обязанностей и предпочтений будущего младшего брата «большого НАТО».

Согласно деталям, обнародованным в журнале The Foreign Policy бывшим командующим НАТО Джеймсом Ставридисом, «в первоначальном проекте силы альянса будут состоять из войск, выделенных Египтом, Иорданией, Марокко, Саудовской Аравией и Суданом. Группировку возглавит генерал-саудит, постоянно действующая руководящая структура разместится в Египте. Штат ВВС на начальном этапе составит от 500 до 1000 человек, ВМФ — около 5000, сухопутных войск — 35 тысяч. Каждая страна будет финансировать содержание собственных солдат, а для руководящей команды будет выделять необходимые суммы Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Саудовская Аравия и некоторые другие страны, совершившие в последнее время закупки оружия, предоставят альянсу в аренду бронетехнику и военные технологии — для того, чтобы всем этим могли пользоваться государства, деньгами не богатые и танки-пулеметы потому купить не способные.

Израиль арабам теперь не враг

Нетаньяху, так же, как и Трамп, будет курировать «НАТО аль-араб», поставляя время от времени технику, технологии и интеллект. Большое НАТО планирует направить малому в помощники также и неарабские страны, расположенные в регионе или близко к нему — Турцию, Пакистан — в соответствии с так называемой Стамбульской инициативой.

На встрече глав генштабов арабских стран создаваемого альянса, состоявшейся в Каире в мае 2015 года, были озвучены шесть задач, стоящих перед ним.

1. Разработать стратегию и тактику военного вмешательства в дела государств вероятного противника (получивших условное название «шиитский Варшавский Договор» — если уж создавать уменьшенную копию ушедшего в историю противостояния, то по полной программе. Кроме Ирана в эту группу включена Сирия и, при определенных условиях, Ливия), чтобы обуздать террористические угрозы.

2. Участвовать в поддержании мира и безопасности в государствах — членах «малого НАТО».

3. Осуществлять помощь арабским странам в восстановлении и обновлении своих военных и охранных возможностей.

4. Обеспечивать проведение гуманитарных операций и осуществление помощи союзникам в зонах конфликтов.

5. Защищать гражданских лиц при возникновении чрезвычайных ситуаций, в результате этих конфликтов или стихийных бедствий.

6. Защитить морские, воздушные и сухопутные пути сообщений и вести борьбу с пиратством.

Выработав перечень задач, учредители коалиции выдохлись и отложили окончательное утверждение протокола на неопределенный срок. Который, надо понимать, в настоящее время истек, если уж они под руководством США вернулись к сколачиванию союза.

«А теперь сами…»

«Традиционно безопасность стран Персидского залива зависела от гарантий, предоставляемых им на Западе, теперь же им придется постоять самим за себя, не теряя, конечно, связи с европейцами и американцами, — говорит Джейн Киннимонт, заместитель руководителя направления Ближнего Востока и Африки британского королевского аналитического центра международных отношений Chatham House.

«Война в Сирии и неспособность создать какую-то внятную угрозу режиму Башара Асада приводит многих к выводу, что регион нуждается в своей собственной «силе быстрого реагирования и вмешательства». Продолжать верить в то, что «придут американцы и защитят», после меркантильных заявлений Трампа, принуждающего Германию платить за защиту ее войсками НАТО, нет оснований», — резюмирует Киннимонт. — В суннитских странах выражалось большое недовольство позицией администрации Обамы в отношении Ирана, которая подписанием ядерной сделки фактически открыла путь Тегерану к прямой агрессии против Йемена, в Персидском заливе, Сирии, Ирака. Нынешняя администрация настроена жестко против Ирана, и суннитские страны могут извлечь из этого выгоду. А команда Трампа — выгоду из активизации этих государств».

«Израильское сотрудничество с «малым НАТО» не должно быть ни для кого сюрпризом, — убеждена аналитик. — Мнение, что Тель-Авив — неприятель всех арабов, было в корне неверным: у Израиля и суннитских стран есть общий враг — шиитский Иран. И эта необходимость объединиться против общего неприятеля поможет заглушить мелкие дрязги между участниками формирующейся коалиции. Армии Египта и Израиля сейчас сотрудничают больше, чем когда-либо, защищая себя от джихадистских формирований, базирующихся на Синайском полуострове».

Читайте развитие сюжета: «Миллиардными сделками Трамп рассчитывает погасить скандалы»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.