Азербайджан уничтожил карабахский ЗРК: каким будет ответ Армении?

О последствиях грубейшего нарушения перемирия Азербайджаном после «апрельской войны» 2016 года

Леонид Нерсисян, 16 мая 2017, 00:14 — REGNUM  

15 мая азербайджанские войска в очередной раз грубо нарушили соглашение о прекращении огня, заключённое Азербайджаном с Арменией и Нагорно-Карабахской Республикой в 1994 году. На этот раз азербайджанские СМИ со ссылкой на министерство обороны страны опубликовали видеозапись уничтожения зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Оса» Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики (АО НКР). Армянские военные частично подтвердили эту информацию, признав, что некая единица оборонительной военной техники была подбита на восточном участке линии соприкосновения с помощью противотанкового ракетного комплекса (ПТРК), однако при этом заявив, что погибших в результате обстрела нет. Что значит для региона эта очередная провокация?

Грубейшее нарушение перемирия после «апрельской войны»

Последние 1,5−2 года перед прошлогодней «апрельской войной» в Нагорном Карабахе уровень напряженности на линии соприкосновения между Нагорно-Карабахской Республикой (НКР) и Азербайджаном постоянно рос. Предпринимались всё более масштабные диверсионные вылазки (причём и на армяно-азербайджанской границе), увеличивался калибр применяемых вооружений — в 2015—2016 годах уже даже применение миномётов перестало быть чем-то необычным. Одной из ключевых точек этого предвоенного противостояния стало уничтожение армянского вертолёта Ми-24 12 ноября 2014 года. Вертолёт совершал тренировочный полёт вдоль линии соприкосновения и был неожиданно подбит с помощью переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) «Игла», упав на нейтральную полосу. Все три члена экипажа погибли, а для возврата тел армянской стороне пришлось провести успешную спецоперацию (Баку отказывался предоставить возможность забрать их с нейтральной полосы), в ходе которой к тому же были убиты двое азербайджанских военных. Тем не менее, несмотря на громкие заявления армянской стороны о военном ответе, соизмеримых потерь (доказанных, известных СМИ и широкому кругу людей) нанесено не было. И такая ситуация только подогревала агрессивный настрой Баку — ведь международного осуждения как не было, так и нет, а от своего населения скрыть потери, или растянуть во времени сообщения о нескольких убитых военных, можно всегда. В итоге всё вылилось в серьезнейшую эскалацию — «апрельскую» или «четырёхдневную» войну.

Подробнее: «Четырехдневная война» в Нагорном Карабахе: кто все-таки победил?

После «апрельской войны» ситуация на линии соприкосновения несколько стабилизировалась, а диверсионные вылазки азербайджанской стороны оказывались неудачными вследствие оснащения АО НКР новыми тепловизионными обзорными устройствами. Тем не менее «снайперская война» так и не прекратилась. Уничтожение же ЗРК малого радиуса действия «Оса» стало самым грубым нарушением перемирия и серьезнейшей провокацией за последний год. Фактически это действие равнозначно уничтожению вертолёта Ми-24, а в некотором смысле и ещё хуже — система противовоздушной обороны уж точно не несёт никаких угроз, и для любого очевидно, что её уничтожение — акт агрессии. Причина того, почему «Оса» была переброшена к линии соприкосновения, понятна — вероятнее всего, велась охота за беспилотником противника, нарушившим воздушное пространство. При этом остаются некоторые вопросы к армянским военным — почему ЗРК был так небрежно замаскирован и был в прямой видимости противника на дистанции, простреливаемой ПТРК противника?

Отсутствие мощного ответа армянской стороны приведёт к дальнейшей эскалации конфликта

Как и в ситуации со сбитым Ми-24 в 2014 году, армянским военным необходимо ответить на случившуюся провокацию жесточайшим образом, причём так, чтобы скрыть этот факт от общественности было невозможно. Иначе, вероятнее всего, всё пойдёт по уже известному сценарию — постепенная эскалация вследствие безнаказанности и вседозволенности, которая в итоге может вылиться в ещё одну войну, о масштабах которой можно только гадать. Время для быстрого ответа уже истекает — он должен был быть запланирован для подобных ситуаций заранее и не требовать согласований у высшего руководства.

Такой системы, по-видимому, нет.

Читайте также: Кто толкает Алиева к войне в Нагорном Карабахе

Хотя удар оперативно-тактической ракетой «Точка-У» или 152-мм артиллерией по тревоге в течение нескольких десятков минут после провокации по какому-нибудь важному военному объекту азербайджанской армии вблизи границы, да ещё и отснятый при помощи БПЛА, мог бы оказать поистине отрезвляющее действие. И Баку, решающий внутренние проблемы подобными провокациями на границе с НКР, оказался бы в ещё более тяжелой ситуации. Ведь в большинстве случаев эскалация азербайджано-карабахского конфликта «удивительным» образом совпадает с теми или иными экономическими проблемами Баку.

На этот вот раз банкротом стал крупнейший банк Азербайджана МБА, да и постоянная девальвация национальной валюты вряд ли приходится по душе азербайджанцам. Боевые же действия с «ненавистным врагом», виноватым во всех жизненных проблемах, до сегодняшнего дня неплохо отвлекали внимание людей от реальности.

Читайте ранее в этом сюжете: Степанакерт заявляет, что «провокация Азербайджана не останется без ответа»

Читайте развитие сюжета: Россия осуждает нарушения режима прекращения огня в Карабахе

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail