Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая

Вашингтон и Пекин готовы сыграть партию против Токио и Сеула руками Пхеньяна. Обзор блогосферы

Юрий Баранчик, 1 мая 2017, 01:25 — REGNUM  

«Первое правило бизнеса — защищайте свои инвестиции»

«Этикет банкира», 1775 г.

«Величайший враг спрячется там, где вы меньше всего будете его искать»

Юлий Цезарь, 75 г. до н. э.

Трамп — бизнесмен. И логика его политики, как показывают первые сто дней его пребывания у власти, это бизнес-логика. Первое правило бизнеса, как свидетельствует «Этикет банкира» от 1775 года — это защита своих инвестиций. Но какой инструментарий по защите своих инвестиций может быть более действенен, чем уничтожение конкурентов? Вопрос риторический. В этой связи, например, вопрос о том, почему задергался официальный Токио и начал процесс сближения с Россией, имеет один и очень однозначный ответ: потому что они прекрасно понимают совместную игру США и Китая по ликвидации экономически сильных промышленных конкурентов.

Что мы сегодня имеем в мире в плане промышленно-технологической и, соответственно, научной конкуренции в плане основной бытовой техники и тяжелой промышленности по производству конечной продукции? На сегодня в мире конкурируют в этом плане всего пять промышленно-технологических зон (расставляем в порядке убывания силы): США, Европа, Япония, Южная Корея, Китай. Ситуация с мировыми брендами производящими весь спектр мелкой и крупной бытовой техники (телефоны, ПК, планшеты, холодильники, пылесосы, стиральные машины, кухонную технику и так далее) вообще исчерпывается единицами: Европа — Филлипс, Япония — Сони и Панасоник, Южная Корея — Самсунг и ЛДжи. При этом Филипс и Панасоник идут явно в конце этого списка лидеров.

Соответственно, если, например, ударить по Японии и Южной Корее руками КНДР, которая получит свои бонусы, то США и Китай нанесут очень серьезный удар по 4 из 5 мировых брендов-лидеров. И эти затраты на «войну США с КНДР» в сотни миллионов долларов и тотальную расчистку мирового рынка крупной и мелкой бытовой техники и грядущие миллиардные прибыли не идут ни в какое сравнение с миллиардами, которые бы тратили компании США и Китая на конкуренцию с мировыми брендами Японии и Южной Кореи в мирных условиях.

Поэтому все то подогревание ситуации с Японией и Южной Кореей, которое осуществляет Пхеньян, вполне может быть частью совместной с Вашингтоном и Пекином игры по уничтожению экономических конкурентов. Соответственно, отсюда вытекает и характер будущей войны: ограниченный удар КНДР по тем городам Японии и Южной Кореи, где сосредоточен их основной технологический и промышленный потенциал, и ответный удар США «Томагавками» по военным и ракетным базам Северной Кореи, аналогичный по своим «характеристикам» удару по сирийской авиабазе.

После чего происходит активный процесс замирения США и КНДР при участии Китая. Трамп получает свои бонусы как лидер американских ястребов и серьезно укрепляет свое положение внутри США. КНР получает лавры миротворца. Совместно США и Китай уничтожают инвестиционные возможности ведущих корпораций Японии и Южной Кореи по привлечению капиталов, что резко останавливает их технологический рост и уровень продаж по всему миру.

Для российской ура-патриотической блогосферы явно неприемлема мысль о том, что нас, таких сильных и могучих, в данном вопросе может кинуть Китай исходя из своих финансово-экономических интересов. Однако о том, что Пекин пошел на «согласование», мягко говоря, своих интересов с Вашингтоном, написала даже газета «Взгляд»: «Рекс Тиллерсон заявил, что Китай готов ввести санкции в случае нового ядерного испытания КНДР. Пекин на момент написания статьи никак не прокомментировал данное заявление. Это тем более показательно, учитывая, что, как и в случае с резолюцией по Сирии, именно Россия заблокировала принятие в Совбезе ООН резолюции по КНДР.

Как известно, Пекин связан с Пхеньяном куда более тесными отношениями, чем Москва, но, получается, у него не хватает ресурсов, возможностей и воли выступить в данном вопросе против Вашингтона. А оглашение американским госсекретарем решения Китая о возможном введении санкций против КНДР выглядит унизительным для Пекина и намекает на то, что администрации Трампа удалось продавить китайские власти как минимум по некоторым вопросам».

Конечно, лучше поздно, чем никогда — о том, что Вашингтону удалось «продавить» Пекин мы писали еще две недели назад в материале «Готовы ли США и Китай вернуть постсоветское пространство России?»: «теперь ясен способ, каким образом Трамп собирается решать проблемы — за счет выстраивания двухуровневой конфигурации. Если в каком-то регионе мира есть проблема, ее кто-то создает, то ее должна решать та мировая сверхдержава или региональная, которая отвечает за этот регион. И этот способ решения проблемы он ясно дал понять КНР на примере КНДР — так как проблемы создает Пхеньян, то это задача Пекина решить эту проблему, если он хочет, чтобы Вашингтон его уважал и не вмешивался сам, ибо в противном случае у Китая не будет зоны влияния.

Пекин не посчитал возможным противостоять такой тактике США и не только взял проблему КНДР на себя, предприняв целый ряд вполне понятных руководству Пхеньяна шагов (сосредоточение армии на границе с КНДР, отсутствие жесткой публичной реакции на риторику США, заморозка поставок нефти и нефтепродуктов, отказ покупать северокорейский уголь и приостановка авиасообщения), но и воздержавшись при голосовании в ООН и по Сирии, и по КНДР, где только Россия, оставшись в традиционном одиночестве, наложила вето. Также Китай воздержался, как и ряд других стран, в том числе союзников России по ОДКБ, против осуждения действий США в Сирии как агрессии, что поддержали тоже только Россия и Иран.

И это решение также понятно, исходя из логики китайцев. В ходе голосования в Совете Безопасности ООН Китай воздержался, не поддержав нашу позицию по Сирии. «Решение Китая воздержаться при голосовании по проекту резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, предложенной Вашингтоном, Лондоном и Парижем, является «огромной победой» президента США Дональда Трампа» — официальный представитель Белого дома Шон Спайсер. Для понимания происходящего надо разъяснить специфику китайского мировоззрения, тогда станет понятнее, почему Путин жестко защитил нашего союзника, сумев укрепить свои позиции, а Китай сдал».

О том, насколько можно доверять Китаю в связи с событиями в Сирии, мы также писали в апреле в материале «Интересы России: можно ли полагаться на Китай?». То есть последние события в мире оставляют много вопросов к нашему стратегическому партнеру, и хотелось бы услышать в этом плане не дипломатические декларации ни о чем, а увидеть конкретные дела, которые бы однозначно говорили о том, что на Китай можно полагаться. В противном случае, Россия должна действовать исходя исключительно из своих собственных национально-государственных интересов.

О том, что США не собираются защищать Южную Корею в предстоящем конфликте, а собираются ее исключительно «выставить на бабки» говорит несколько фактов. Во-первых, Трамп грозит разорвать с Кореей соглашение о свободной торговле, из-за которого Вашингтон имеет дефицит в торговле с Сеулом в размере нескольких десятков миллиардов долларов. Во-вторых, Трамп требует от южнокорейских властей 1 млрд долларов за размещение ПРО THAAD на территории Южной Кореи. При этом размещена она будет на таком расстоянии от Сеула, что не сможет его защитить от ракетной атаки КНДР. Соответственно, ее назначение — это защита американской военно-морской базы в Японии.

Эксперты отмечают: «Смотрю на карту, на характеристики комплекса THAAD, снова на карту и убеждаюсь, что ставить в Южной Корее эти противоракеты в том смысле, как он их позиционирует, нет особой необходимости. THAAD имеет максимальную дальность перехвата до 200 км. Снова смотрим на карту. От города Тэгу, где собираются разместить комплексы, до Сеула более 200 км. Иначе говоря, падающий на головы сеульцам какой-нибудь «Мусудан» они снять не смогут. Единственное, что смогут сделать THAAD из этого района — сбить летящие МБР/РСМД вдоль восточного побережья на Японию. А конкретно — на Сасебо, где расположена одна из баз 7-го флота ВМС США.

Тогда вопрос: почему бы не усилить ПРО оккупированной американцами Японии? Во-первых, здесь такая система нужна, чтобы засечь возможные старты МБР из китайской провинции Хэйлунцзян, где с недавних пор стоит полк МБР. Однако это будет на пределе возможностей, ибо ТТХ РЛС данного комплекса подразумевают обнаружение пусков на дальности до 1000 км. Во-вторых, чтобы выдурить у глупых корейцев лишний миллиард и заставить переписать торговый договор. И в-третьих, грозить ЯО Северной Корее непосредственно с близкого расстояния».

Уничтожение сильных экономических и научно-промышленных конкурентов (2 и 4 научно-промышленной мировой зоны — Японии и Южной Кореи) чужими руками (КНДР) — традиционный и вполне ожидаемый ход. Это вполне нормальная практика для первой (США) и пятой (Китай) стран по развитию технологий. США уничтожают тех, кто готов отнять у них технологическое лидерство и делит с ними 1−4 технологическую позицию в мире, Китай также заинтересован в том, чтобы опустить их на свой уровень, но потом и ниже себя за счет объема собственного рынка. Останется Европа. Но по электронике в Европе из мощных корпораций с глобальным охватом технологий мелкой и крупной бытовой техники (телефоны, телевизоры, холодильники, пылесосы и так далее) остается только Филипс, остальные Браун, Бош — существуют только в своих нишах.

Думаю, проведенный анализ показал, что финансово-экономические и корпоративные интересы США и КНР имеют целый ряд совпадений, которые могут очень интересно сыграть в конфликте на корейском полуострове.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail