Молитва
Молитва
Иван Шилов © ИА REGNUM

Президентская предвыборная гонка в Иране началась. ‌Совет стражей конституции из 1636 кандидатов допустил на выборы шесть человек. Во избежание беспорядков в ночь с 20 на 21 апреля после объявления решения Совета возле дома экс-президента Махмуда Ахмадинежада дежурили подразделения Сил охраны правопорядка ИРИ.

На пост президента будут претендовать: президент Ирана Хасан Рухани, первый вице-президент Эсхак Джахангири, экс-министр промышленности ИРИ Мостафа Хашеми-Таба, мэр Тегерана Мохаммад Багер-Галибаф, экс-генпрокурор ИРИ Эбрахим Раиси и экс-министр культуры Ирана Мостафа Мирсалим. Из шести кандидатов, отобранным Советом стражей, к реформаторам относят — Рухани, Джахангири и Хашеми-Таба, а к консерваторам — Багер-Галибафа, Раиси и Мирсалима.

Нет протесту!

Страх перед повторением массовых демонстраций, организованных оппозицией в 2009 году, используется иранской элитой для формирования образа внутреннего врага и пресечения любой протестной активности. «События 2009 года не повторятся. Генпрокуратура и другие органы, обеспечивающие правопорядок, этого не допустят. После объявления решения Совета стражей конституции не должно быть никаких незаконных массовых мероприятий, все попытки дестабилизировать ситуацию в столице будут пресекаться», — приводит слова генерального прокурора Тегерана Аббас Джафари Дулат-Абади генпрокурора агентство Mizan Online.

Выступая перед командованием армии по случаю дня образования Вооруженных сил Ирана, верховный лидер Али Хаменеи назвал «высокую явку избирателей главным ответом врагам Ирана». «Выборы должны пройти в здоровой политической атмосфере, безопасности, с массовым участием и энтузиазмом», — отметил рахбар. По мнению Хаменеи, вражеские средства массовой информации пытаются повлиять на исход выборов в Иране и сформировать упаднические настроения в иранском обществе.

Начальник Сил обеспечения правопорядка (NAJA) ИРИ Хоссейн Аштари в интервью агентству Mehr News пояснил первоочередные задачи ведомства на предстоящих выборах. «NAJA готова обеспечить безопасность на выборах и для этого у нас имеется 300 тыс. сотрудников. Все массовые мероприятия должны проходить в рамках закона. Силы правопорядка будут пресекать любые несанкционированные митинги», — заявил Аштари.

В день объявления списка кандидатов Советом стражей глава судебной системы Ирана Садег Лариджани предостерег общество о манипуляциях через СМИ. «Враги хотят нанести удар по исламского строю. Все мы должны быть на стороже. Главная мишень — разобщение истеблишмента. Не оставить ни единого шанса шайтанам для этого!», — приводит слова главы судебной сласти агентство Tasnim News. Спокойное и беспротестное голосование сейчас занимают мысли иранской элиты.

Кандидаты-реформаторы укрепляют ряды

В системе иранской власти президент — второе по значимости должностное лицо. Он является гарантом конституции и главой исполнительной власти. Все решения по ключевым вопросам президент согласовывает с духовным лидером. В Иране нет должности премьер-министра, поэтому президент формирует и координирует работу правительства.

Кандидатуры на министерские кресла и вице-президенты утверждает парламент. Особое место занимают министры разведки и обороны, назначение которых также требует одобрения со стороны рахбара. Президента избирают прямым всенародным голосованием на четыре года. Он не может занимать должность более двух сроков подряд. Кандидатов в президенты проверяет Совет стражей конституции. После чего формируется итоговый список участников президентских выборов.

Главным фаворитом считается действующий президент Хасан Рухани. Ему 68 лет. У него большой опыт работы на различных позициях в высших органах власти. Рухани избирался депутатом в пять созывов Меджлиса с 1980 по 2000 гг. За это время он был заместителем спикера, дважды возглавлял комиссию по безопасности и внешней политике.

С 1989 по 2005 год Рухани занимал должность секретаря Высшего совета национальной безопасности. Этот орган оказывает сильное влияние на формирование и принятие политических решений, его руководитель назначается рахбаром.

1989 год — сложный в истории исламской республики. Это год смерти лидера революции имама Рухоллы Хомейни, окончания ирано-иракской войны. Ставка нового рахбара Али Хаменеи на Рухани говорит о доверии. Нынешний глава правительства ИРИ также он входит в элитарный Совет экспертов.

В 2013 году победа Рухани на выборах стала возможной благодаря поддержке ныне покойного аятоллы Али Акбара Хашеми Рафсанджани. Успех был связан с усталостью иранского общества от политики Махмуда Ахмадинежада и с запросом на перемены.

Именно реформы и изменения во внутренней и внешней политике стали главными принципами предвыборной кампании Рухани в 2013 году. После объявления результатов выборов на улицы крупных иранских городов вышли десятки тысяч сторонников Рухани. «Да здравствует Реформа! Да здравствует Рухани!» и «Ахмади, до свидания!».

К основным итогам первого президентского срока относят подписание Совместного всеобъемлющего плана действий, привлечение в Иран иностранных инвестиций, повышение уровня добычи нефти и газа. Во внутренних делах остаются проблемы — это инфляция и безработица. Сосредоточение на внутриполитической повестке может стать для Рухани основной задачей в случае переизбрания.

На его сторону перешел брат Али Акбара Хашеми Расфанджани, экс-руководитель Гостелерадио ИРИ Мохаммад Хашеми Рафсанджани. Ещё накануне выборов Рухани публично поддержал лидер реформисткой фракции «Список Надежды» Мохаммад Реза Ареф. Предвыборный штаб возглавил Мохаммад Шариатмадари, служивший министром торговли при президенте Хатами.

Несмотря на смерть в начале 2017 года неформального лидера реформаторов Расфанджани, Рухани удалось сохранить свои позиции. Более того, 19 апреля депутат-консерватор иранского парламента от Тегерана Бехруз Немати подтвердил информацию о формировании негласного политического союза президента со спикером парламента Али Лариджани. Немати, входящий в окружение главы Междлиса, заявил о создании в Тегеране «Штаба консервативных сил» в поддержку Хасана Рухани.

По словам депутата, движение «Народный фронт сил исламской революции» не выражает позицию всех его представителей консервативного лагеря. «Коалиция Рухани-Лариджани связана с тесной работой законодательной и исполнительной сласти на протяжении 4 лет. Естественно, этот политический союз не оформлен на бумаге, но коалиция между правительством и Али Лариджани существует», — подчеркнул парламентарий в беседе с реформистским новостным порталом Aftab News.

Место политического тяжеловеса и одного из основателей исламской республики Али Акбара Рафсанджани, который умер в начале 2017 года, может занять союз Рухани, Лариджани и внука лидера исламской революции Хасан Хомейни.

Стратегия Рухани основана на защите успехов правительства за четырехлетний срок. В отстаивании этой позиции ему поможет Эсхак Джахангири. Иранские СМИ назвали его «скрытым кандидатом» и не исключают, что первый вице-президент может снять свою кандидатуру в пользу Рухани.

Аутсайдером президентской гонки среди всех её участников считают Мостафу Хашеми-Таба. В правительстве он занимал должность министра промышленности, после возглавлял Национальный олимпийский комитет Ирана. Это станет его второй попыткой побороться за президентское кресло. Первый раз он принял участие в выборах в 2001 г., на которых занял десятое место.

Консерваторы ставят на Раиси

Представителям консервативного лагеря пока не удалось выдвинуть единого кандидата. Провалилась идея объединиться перед выборами в «Народный фронт сил исламской революции». В итоге мы получили три претендента на пост президента.

Экс-генеральный прокурор Эбрагим Раиси станет главным конкурентом Рухани. 56-летний кандидат, как и Али Хаменеи, родился в Мешхеде — административном центре провинции Хорасан-Резави, расположенной на северо-востоке Ирана. Его зять — представитель духовного лидера в провинции Хорасан-Резави аятолла Ахмада Аламолходы.

Во-первых, Раиси служил в Специальном суде для духовенства, который рассматривает дела мусульманских духовных лиц и выносит по ним приговоры. На протяжении десяти лет (2004−2014 гг.) он занимал должность заместителя Главы судебной системы. В 2014 году стал Генеральным прокурором ИРИ.

Во-вторых, в марте 2016 года верховный лидер Али Хаменеи назначил Раиси директором крупного исламского фонда «Астан Кудс Разави» и хранителем Мавзолея имама Резы. Руководство фондом повышает его религиозный авторитет и экономические возможности. Фонд не подотчетен правительству.

Только земли на балансе организации числится на сумму в $20 млрд. Кроме того, ежегодно в Мешхед приезжают около 25 млн паломников. Вся прибыль идет в фонд, который владеет акциями в различных компаниях от недвижимости до IT-технологий, реализует проекты в Азербайджане, Сирии, Афганистане, Индии. 23 апреля с.г. с главой фонда в Мешхеде встретился президент Татарстана Рустам Минниханов.

После утверждения кандидатуры Раиси BBC, AFP и другие западные СМИ заговорили о нем, как о главном преемнике рахбара.

В-третьих, Эбрагим Раиси входит в состав Совета экспертов. Согласно иранской конституции, этот орган контролирует работу верховного лидера, уполномочен снимать его с должности и выбирать нового рахбара. Последние 11 лет Раиси состоит в комиссии, которая отвечает за проверку потенциальных кандидатов на пост духовного лидера.

Предвыборный штаб Раиси возглавил экс-министр дорог и городского строительства Али Никзад. Он входил в ближайшее окружение Ахмадинежада. Поддержали экс-генпрокурора Масуд Зарибафан и Али-Реза Закани. Махмуд Ахмадинежад и его протеже Хамид Багаи, не прошедшие фильтр, никого из кандидатов не поддержали.

Поддержку высказал и Саид Джалили, который на выборах 2013 года занял третье место, набрав 4 млн голосов. Он опубликовал в своем Telegram-канале фотографию с Раиси. Джалили занимал должность секретаря Высшего совета национальной безопасности в период президентства Ахмадинежада с 2007 по 2013 гг. Его относят к группе иранских неоконсерваторов. Покровителем Джалили считают сына рахбара Сейеда Моджтабу Хаменеи.

Участие в президентских выборах для Раиси — вызов. Если он реально претендует на место рахбара, то поражение пошатнет его позиции среди населения.

В третий раз в президентской кампании участвует 55-летний мэр Тегерана Мохаммад Багер-Галибаф. В годы ирано-иракской войны он служил в спецподразделении КСИР, а после — в Военно-воздушных силах КСИР. С 1999 по 2005 год возглавлял полицию Ирана.

После поражения Ахмадинежаду на выборах в 2005 году Галибафа избрали мэром иранской столицы. На выборах 2013 года его считали безоговорочным фаворитом до тех пор, пока Рафсанджани не поддержал кандидатуру Рухани. В итоге мэр занял второе место, набрав 16,5% (6 млн) голосов против 50,8% (18,6 млн) у Рухани.

Последние две недели Галибаф усиленно критикует экономический курс правительства. На предстоящих выборах он вряд ли сможет составить реальную конкуренцию Рухани и Раиси. После катастрофы с торговым центром Plasco, когда в январе 2017 года в результате пожара погибло 30 человек и более 70 получили ранения, на Галибафа посыпались обвинения в коррупции, некомпетентности и звучали призывы к отставке.

Раиси и Галибаф пока не создали коалицию и занимаются критикой правительства Рухани. Само ядерное соглашение они не подвергают сомнению, хотя используют провал его реализации.

Последний кандидат — экс-министр культуры Мостафа Мир-Салим известен жестким цензурированием СМИ и закрытием ряда реформистских изданий. По мнению аналитика Al-Monitor Рухоллы Фагхихи, Мир-Салим может сыграть на стороне Рухани, как это сделал Али Акбар Велаяти на выборах 2013 года.

Дебаты-live?

Противники Рухани обвиняют государственные каналы в агитации в пользу правительства и его лидера. Раиси даже написал письмо президенту и главе Гостелерадио с претензией по работе СМИ.

После объявления списка кандидатов комиссия по предвыборной агитации при МВД приняла решение о трансляции дебатов кандидатов в записи. Это вызвало волну недовольства не только среди самих участников выборов, но и в иранской блогосфере и СМИ.

Критики обвиняли президента Рухани в боязни выступить в прямом эфире против своих оппонентов. Однако спустя сутки, 22 апреля, комиссия пересмотрела своё решение. Дебаты покажут на государственном телевидении в прямом эфире. Один из оппозиционных блогеров написал в Twitter, что после «четырех лет выступлений Рухани предстоит дать ответ!».

США и Израиль против Рухани

Последнюю неделю американские политики и их союзники на Ближнем Востоке запустили новую антииранскую информационную войну. Президент США Дональд Трамп, госсекретарь Рекс Тиллерсон, министр обороны Джеймс Мэттис обвиняют исламскую республику в несоблюдении условий ядерной сделки и называют главным виновником хаоса в регионе.

Удар по СВПД — атака на Хасана Рухани. Именно с этим соглашением связан успех первого срока и любые нападки дают его соперникам набрать себе очки. Как известно, внешняя политика служит основой для выборной кампании в исламской республике, поскольку Иран остаётся ключевым игроком в конфликтах в Сирии, Ливане, Йемене и оказывает влияние на ситуацию в регионе Персидского залива.

В день празднования образования КСИР начальник Генерального штаба ВС ИРИ Мохаммад Багери отметил, что «КСИР, поддерживая исламское сопротивление в Сирии и Ираке, служит «щитом безопасности» для иранского народа и стабильности в исламском мире».

Мрачные поствыборные перспективы рисует британская Financial Times. В статье, посвященной иранским выборам, предлагается два сценария. «Люди должны выбрать экономические реформы и продолжение курса Рухани или регресс, популизм и превращение в Венесуэлу», — говорится в статье.

Внешнее давление будет усиливаться. Не исключены провокации в курдских провинциях и Белуджистане. Возможно, активизация работы подполья в этих районах была одной из тем встречи главы Пентагона с министром обороны Саудовской Аравии. Поэтому исламской республике предстоят непростые выборы.

Несмотря на нападки международных игроков, положение Рухани отличается стабильностью. Он уверенно идёт ко второму сроку. Тем более что противостояние кандидатов проходит в мирном русле. Реальный шанс на победу у консерваторов появится только в том случае, если они договорятся и выступят единым фронтом.