Флаг Северной Кореи
Флаг Северной Кореи

Несмотря на то, что Пхеньян обладал потенциалом ядерного оружия и баллистических ракет на протяжении более чем десятилетия, именно сейчас ситуация носит особенно острый характер. Связано это с тем, что КНДР стремится создать межконтинентальную баллистическую ракету, способную достигнуть США, и, таким образом, иметь возможность уничтожить тот или иной город США по желанию северокорейского лидера Ким Чен Ына, однако у США есть средства противодействовать этому, пишет Чарльз Краутхаммер в статье для The Washington Post.

Пхеньян не блефует. Он добился значительного прогресса в создании твердотопливных ракет, которые могут быть развернуты более оперативно, благодаря чему они обладают большей скрытностью и меньшей подверженности для превентивного удара. В то же самое время КНДР методично наращивает свои запасы ядерного оружия. На сегодняшний день, по разным оценкам, у страны имеется от 10 до 16 боеголовок, тогда как к 2020 году это количество может достигнуть сотни. Для сравнения: у Великобритании, по некоторым данным, около 200.

В этом заключается, подчеркивает автор, корень кризиса. И США просто не могут позволить Ким Чен Ыну получить возможность уничтожать американские города.

Некоторые, отмечает автор, будут выступать за сдерживание, аргументируя это тем, что раз подобный подход был столь эффективен в отношении России и Китая на протяжении стольких лет, почему бы не следовать ему в случае с Северной Кореей. Во-первых, сдерживание, даже когда дело касается рационального противника, каким был Советский Союз, никогда не является чем-то гарантированным. Так, Вашингтон и Москва подошли слишком близко к ядерной войне в октябре 1962 года.

Во-вторых, потому, что северокорейский режим до крайности необычен, будучи «королевством-отшельником», возглавляемым «странным, абсолютно безжалостным и крайне эксцентричным правителем». Нельзя полагаться на Калигулу, подчеркивает автор, добавляя, что «режим» «дик и напоминает культ», а живущие там люди — «роботов». Американский журналист Карен Эллиотт Хаус как-то заметила, что если Ирак при Саддаме Хусейне был подобен тюрьме, то Северная Корея — «муравьиной колонии». А в колониях, отмечает автор, не существует системы сдержек и противовесов.

Если не сдерживание, значит предотвращение. Но как, задается вопросом журналист. По его мнению, лучше всего, если Китай все-таки окажет свое влияние на КНДР и заставит Пхеньян отказаться от своих программ.

На протяжении многих лет Китай лишь делал жесты, так и не совершив ничего, что бы отдаленно напоминало решительные меры. У Пекина свои причины. Так, КНР опасается не только потока беженцев в случае коллапса северокорейского «режима», дело еще и в том, что КНДР является вечной занозой в стопе США, а также то, что в результате коллапса «режима» Южная Корея и, таким образом, США, окажутся прямо на реке Ялу — границе с КНР. Несмотря на это, автор подчеркивает, что Китай будет помогать США ввиду ряда причин.

Во-первых, потому, что Китай, хотя и не против напряженности, не хочет войны, риск которой возрастает. В Пекине понимают, что угроза, которую собой представляют межконтинентальные ракеты, абсолютно неприемлема для США, тогда как нынешняя администрация в особенности решительно настроена на то, чтобы добиться соблюдения необъявленной «красной черты».

Во-вторых, в результате разворачивания ПРО США, направленной на противодействие северокорейского ядерного оружия, по интересам КНР наносится большой удар. Южная Корея стремится как можно скорее установить системы ПРО THAAD. За Сеулом может последовать и Токио, и также развернуть эти системы, целью которых является отслеживать и сбивать выпущенные с территории КНДР ракеты. Как и многие системы ПРО, установка THAAD на Корейском полуострове в значительной степени сократит эффективность и проникающую способность ядерного потенциала КНР.

В-третьих, бездействие США может привести к возвращению тактического ядерного оружия в Южную Корею, вывезенного в 1991 году.

Наконец, в случае обострения кризиса увеличивается вероятность, что Южная Корея и, что важнее, Япония могут сами обзавестись подобным арсеналом, что, по сути, является кошмаром для Китая.

Это те крупные «карты», которыми могут играть США. И цели Вашингтона должны быть очевидны — минимум заморозка испытаний, максимум — смена режима.

Поскольку Пекин очень сильно заинтересован в нынешнем «северокорейском режиме», Вашингтон может подсластить смену власти в КНДР обещанием отказаться от объединения Кореи. Это будет не пример Германии, когда коммунистическое государство было поглощено Западом. Белый дом должен будет пойти на появление независимого государства, действующего по примеру Финляндии времен холодной войны.

Тогда Финляндия была по соглашению независимой страной, однако всегда занимала пророссийские позиции во внешней политике, отмечает автор. В случае же с КНДР США гарантируют, что Северная Корея будет независимой, но всегда ориентированной на Китай. Например, новый режим может пообещать никогда не входить во враждебные альянсы.

Можно заключить и соглашения, успех которых может зависеть от демонстрации решимости США. Превентивный удар по ядерной и ракетной инфраструктуре КНДР связан со слишком большими рисками, поскольку такой шаг приведет к вторжению в Южную Корею, сопряжённому с большим числом жертв. США также могут сбить северокорейскую ракету с целью демонстрации как своего оборонительного потенциала, так и того, насколько тщетным окажется ракетный удар КНДР.

Корейский кризис реален, заключает автор, и он нарастает, однако США не беспомощны, у Вашингтона есть выбор и есть активы, пришло время применить их.