Пётр Логинов, Владимир Памфилов. Знамя Победы
Пётр Логинов, Владимир Памфилов. Знамя Победы

Курганы щебня, горы кирпича.

Архивов важных драная бумага.

Горит пятно простого кумача

Над обнажённым куполом рейхстага.

Это строки написал поэт-фронтовик Василий Субботин, ушедший от нас два года назад в возрасте 94 лет. В наши дни Субботин оставался, пожалуй, одним из немногих, кто воочию видел победоносный штурма рейхстага. Сегодня, 28 апреля, мы отмечаем начало боевой операции Красной армии по взятию здания германского парламента времён Третьего рейха.

Что сегодняшняя молодёжь знает о штурме? К сожалению, всего пару исторических штрихов. Первый — знамя Победы над рейхстагом явилось ключевым символом поверженной Германии. Второй — красноармейцы расписали рейхстаг своими автографами, явив миру новый, народный, жанр фиксации исторической памяти. Более продвинутые знают, что после возведения Берлинской стены рейхстаг оказался на территории ФРГ, и тем удивительнее, что надписи наших солдат сохранились.

Одна из надписей оставленная при реставрации Рейхстага
Одна из надписей оставленная при реставрации Рейхстага
StiwDeker

Предлагаю вспомнить героев, бравших рейхстаг, а также тех, кто сохранил до наших дней память о подвиге советского народа.

Но сначала хочу сделать уточнение на тему, почему местом водружения Красного знамени стал германский парламент, а не, скажем, рейхсканцелярия Гитлера, откуда было принято решение о нападении на СССР. Современная немецкая пресса, а также некоторые отечественные «блогоисторики» любят умалить значение рейхстага, называя его никчёмным объектом, а сам выбор Сталина случайным (приём принижения героизма Красной армии во Второй мировой войне — излюбленный в западной пропаганде. Вспомнить хотя бы, польско-немецкие россказни о том, как гитлеровцы «просто оставляли» польские города, которые затем «просто занимали» красноармейцы, раздувая мифы как об освобождении Варшавы, так и спасении от подрыва Кракова).

Артиллерия бьёт по рейхстагу
Артиллерия бьёт по рейхстагу

Действительно, в годы Второй мировой войны рейхстаг стоял полузаброшенным и политически напрочь забытым. Гитлер отказался его реновировать после поджога. Окна и двери были заложены кирпичом, а жизнь теплилась лишь в некоторых залах, где в частности разместились военный госпиталь, а также производство электронных ламп. Однако именно рейхстаг и только рейхстаг ассоциировался в мире с приходом к власти нацистского преступника Гитлера.

Как известно, первым в парламент — ещё в 1927 году — избрался Геринг, считавшийся тогда «личным представителем Гитлера в Берлине». Затем, в 1932 году, он же и возглавил рейхстаг, формально оставаясь его председателем до 1945 года. Далее был поджог здания, ставший поводом для тотальной зачистки оппозиции и политического захвата нацистами парламента. И в советской прессе слово «рейхстаг» было на слуху. «Правда» и «Известия» не раз писали о «заседаниях германского рейхстага», с трибуны которого выступал Гитлер в пору ситуативного союзничества с Советским Союзом.

Таким образом, рейхстаг резонно являлся местом становления коричневой чумы, а значит, конкретно он должен стать и памятным местом, где этой чуме пришёл конец. Кроме того, рейхстаг как символ немецкой демократии должен был «включиться» в обновлённой Германии после денацификации. Чего нельзя было сказать о свежей рейхсканцелярии, построенной Гитлером практически с нуля, используемой фюрером как своё жилище и соответственно снесённой с лица земли после войны.

…Рейхстаг брали бойцы 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии под командованием полковника Фёдора Зинченко. В связи с этим позвольте рассказать семейную историю, связанную с моим дедом, бравшим Берлин, Михаилом Выползовым. Он был в составе 52-й гвардейской стрелковой дивизии, которая первой ворвалась в германскую столицу, ведя уличные бои с 22 апреля по 2 мая.

Дед рассказывал моему отцу, что парни из дивизионных штурмовых групп были вне себя, когда узнали приказ о том, что брать рейхстаг, до которого было рукой подать, станут другие части. Об этом же в своих мемуарах пишет и командир дивизии генерал-майор Нестор Козин: «Не очень-то был доволен личный состав 52-й дивизии, узнав о приказе о переходе дивизии к обороне, хотя и активной: гвардейцам хотелось наступательных действий и штурма рейхстага».

Нестор Козин, командир 52-й гвардейской стрелковой диизии
Нестор Козин, командир 52-й гвардейской стрелковой диизии

Но может, благодаря приказу мой дед и остался жив в Берлине, а затем в числе немногих был делегирован на Парад Победы, прошедший на Красной площади в июне 1945 года.

Дадим слово командиру батальона Степану Неустроеву, бойцы которого водрузили Знамя Победы над рейхстагом. В своих воспоминаниях он с известной долей фронтового юмора пишет о том, как в разнесённом ко всем чертям Берлине они долго искали этот самый рейхстаг:

— Да смотри же, Степан, внимательно! Перед нами рейхстаг!

— Где?

— Да вот же, перед тобой. Серое здание, которое тебе мешает, и есть рейхстаг.

— Серое здание — рейхстаг?

— Именно, товарищ комбат, серое здание и есть рейхстаг.

Степан Неустроев
Степан Неустроев

Любопытный факт — солдаты Степана Неустроева, взявшие штурмом германский парламент, расписались там самыми последними. Когда Георгий Жуков 3 мая посетил рейхстаг и увидел испещрённые автографами стены, то спросил у Неустроева: «Ваш батальон, конечно, в центре?» Капитан ответил: «Никак нет, товарищ маршал. Не успели. Пока тушили пожар в рейхстаге, сюда забегали из разных частей расписываться. Нам не хватило места!»

На что маршал сказал: «Ну, это не беда. Свои имена вы и без того вписали в историю на веки вечные!»

Офицеры и солдаты 150-й стрелковой дивизии на фоне Знамени Победы (слева направо) Константин Самсонов, Мелитон Кантария, Михаил Егоров, Илья Соянов, Степан Неустроев
Офицеры и солдаты 150-й стрелковой дивизии на фоне Знамени Победы (слева направо) Константин Самсонов, Мелитон Кантария, Михаил Егоров, Илья Соянов, Степан Неустроев

Остановимся на солдатских автографах, которые в немецкой прессе бесцеремонно именуют «граффити». Чья была первой идея расписаться на рейхстаге, мы, наверное, уже не узнаем никогда. Но у этих надписей, несомненно, есть истоки. Прежде всего, в Брестской крепости. И поэтому глубоко взаимосвязаны надписи:

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941 г. — 3.15. Умрем, но не уйдем!»

и

«Слава тебе Советская Отчизна! Твои сыны дошли до Берлина. Мильберг Л., Расулов М., Черкасский Л. 5.6.1945».

Одна из первых надписей в Брестской крепости «Нас было пятеро... Умрем, но не уйдем!»
Одна из первых надписей в Брестской крепости «Нас было пятеро... Умрем, но не уйдем!»

Это Альфа и Омега нашей великой истории XX века.

По воспоминаниям фронтовиков, чтобы дотянуться до потолка (а стены на уровне человеческого роста были уже исписаны), солдаты вставали друг на друга на плечи, а «писарь» выводил углём или мелом фамилии, которые выкрикивали бойцы снизу.

Встречаются весьма необычные подписи. Например, такая: «Мои мечты сбылись» и пририсованное сердце со стрелой, внутри которого выведены имена: Галина и Анатолий. Есть довольно-таки остроумные: «Почему в главной фашистской конторе такой беспорядок? Старшина Сандул» (Касьян Сандул — связист, который обеспечивал в первые сутки в рейхстаге бесперебойную связь гвардейцев с командованием). Или же: «Осмотрели развалины Берлина, остались весьма довольны». Есть на стенах и американские автографы. Например, такая: E. Kenecly U.S.A. 13/ may 1945.

Советские солдаты расписываются на стенах рейхстага
Советские солдаты расписываются на стенах рейхстага

Встречались и надписи, содержащие, как бы сегодня выразились, экстремистские лозунги. Например, как писал в 1999 году «Шпигель» — «Смерть немцам», а также нецензурные выражения (в трактовке того же «Шпигеля», к примеру, «Г…на получили вы, фашисты, а не Россию»).

Всего было, без преувеличения, несколько тысяч подписей. К настоящему времени, по данным немецкого экскурсовода Карин Феликс, сохранилось 715 автографов.

Автографы были спасены дважды. Вплоть до 60-х годов рейхстаг стоял в Западном Берлине брошенным. Затем конкурс на реконструкцию здания выиграл архитектор Пауль Баумгартен — родом из Тильзита, ныне города Советска Калининградской области. Именно Баумгартен принял решение не выравнивать стены, а облицевать их белыми панелями, тем самым, по сути, законсервировав автографы советских воинов.

Архитектор Пауль Баумгартен, спасший автографы советских воинов (справа)
Архитектор Пауль Баумгартен, спасший автографы советских воинов (справа)

Спустя три десятилетия, когда Германия уже объединилась, рейхстаг вновь подвергся переделке. На этот раз конкурс выиграл британский архитектор Норман Фостер, который, несмотря на противодействия некоторых депутатов рейхстага, сохранил максимально большое количество площадей с надписями.

Все остальные автографы находятся под штукатуркой, но это не значит, что они безвозвратно исчезли. Перед тем, как загрунтовать, письмена обработали спецраствором, и они запеклись на каменных стенах навечно. Фактически рейхстаг был и остаётся крупнейшим и истинно народным памятником советскому Воину-Освободителю.