Китайское письмо
Китайское письмо
Prchinese.com

С момента удара США крылатыми ракетами по сирийской авиабазе прошло полторы недели. За это время успел нарисоваться и практически без последствий рассосаться северокорейский кризис. Вкупе эти события со многими другими позволяют говорить о новой конфигурации сил между тремя основными мировыми геополитическими игроками — США, Россией и КНР.

В материале от 8 апреля «Попытка войны США против Сирии и не только против Сирии» мы предположили, что есть две основные версии удара Трампа по Сирии: «Первая — глубинное государство сломало Трампа. В основном через зятя Трампа Джареда Кушнера (это наша оценка), который совместно с советником Трампа по национальной безопасности генералом Гербертом Макмастером убрал Стива Беннона из состава Совета по национальной безопасности, который выступил против удара по Сирии, в результате чего Трамп теперь будет его («глубинного государства») послушной марионеткой. Вторая версия состоит в том, что главной причиной атаки послужила внутриполитическая ситуация в США, где оппоненты окончательно загнали Дональда Трампа в угол».

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

И выбрали как более отвечающую истине вторую: «Данный шаг реально а) серьезно отодвинул Трампа от импичмента; б) позволил ему на время заручиться поддержкой «глубинного государства», хотя и потерять своего избирателя, в) получить так необходимую ему передышку».

Развитие событий, особенно так и не состоявшийся конфликт США с КНДР, показало не только верность данного предположения, но позволяет сделать и ряд других важных выводов.

Раздел мира на троих: США, Россия, Китай

Во-первых, ударом по Сирии Трамп решил свою главную задачу — недопущение импичмента, постановка вопроса о котором была делом буквально двух-трех недель. Более того, он показал глубинному государству, что те задачи, которые стоят перед США, подчеркиваю — перед США, а не перед мировым правительством, он может гораздо более эффективно решать, чем команда наднациональных ястребов во главе с Клинтон, не входя в ядерный клинч с двумя другими мировыми сверхдержавами. Трамп, конечно, шоумен, но свое дело знает хорошо, и его тактика показывает, что она дает результат.

Глубинное государство на время лишилось козырей, Трамп получил так необходимую ему передышку, что проявилось уже в ходе течения конфликта с КНДР, и сейчас уже может более спокойно решать как внутренние, так и внешние проблемы.

Ракетный удар США по Сирии
Ракетный удар США по Сирии
Скриншот с видео USS Ross Launches Tomahawk Strike jnSyrian Air Base

Во-вторых, теперь ясен способ, каким образом Трамп собирается решать проблемы — за счет выстраивания двухуровневой конфигурации: если в каком-то регионе мира есть проблема, ее кто-то создает, то ее должна решать та мировая сверхдержава или региональная, которая отвечает за этот регион. И этот способ решения проблемы он ясно дал понять КНР на примере КНДР — так как проблемы создает Пхеньян, то это задача Пекина решить эту проблему, если он хочет, чтобы Вашингтон его уважал и не вмешивался сам, ибо в противном случае у Китая не будет зоны влияния.

Пекин не посчитал возможным противостоять такой тактике США и не только взял проблему КНДР на себя, предприняв целый ряд вполне понятных руководству Пхеньяна шагов (сосредоточение армии на границе с КНДР, отсутствие жесткой публичной реакции на риторику США, заморозка поставок нефти и нефтепродуктов, отказ покупать северокорейский уголь и приостановка авиасообщения), но и воздержавшись при голосовании в ООН по Сирии, где только Россия, оставшись в традиционном одиночестве, наложила вето. Также Китай воздержался, как и ряд других стран, в том числе союзников России по ОДКБ, против осуждения действий США в Сирии как агрессии, что поддержали только Россия и Иран.

И это решение также понятно, исходя из логики китайцев: В ходе голосования в Совете Безопасности ООН Китай воздержался, не поддержав нашу позиции по Сирии. «Решение Китая воздержаться при голосовании по проекту резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, предложенной Вашингтоном, Лондоном и Парижем, является «огромной победой» президента США Дональда Трампа» — официальный представитель Белого дома Шон Спайсер. Для понимания происходящего надо разъяснить специфику китайского мировоззрения, тогда станет понятнее, почему Путин жестко защитил нашего союзника, сумев укрепить свои позиции, а Китай сдал.

Шон Спайсер
Шон Спайсер
Gage Skidmore

Китай традиционно ощущает себя «Срединной империей», фактически осознавая себя как единственное полноценное государство в море варваров. Это неудивительно, так как он столетиями, вплоть до конца 18-го начала 19-го века фактически находился в этой ситуации. Страну, в представлении китайцев, окружали варвары разной степени цивилизованности, т. е. вовлеченности в китайскую цивилизацию. Они все находились в разной степени зависимости от китайского императора. Опиумные войны и последующие гражданские войны, плавно перетёкшие в агрессию Японии, обрушили это государство. Однако менталитет, формирующийся тысячелетиями, не изменяется за сто лет.

Кстати, именно в силу этого китайцы, в отличие от японцев, так и не научились играть на межимпериалистических противоречиях, сохраняя суверенитет. У них нет опыта полноценных дипломатических отношений, т. к. они предполагают общение с потенциально равным противником/союзником. У них не может быть союзников в нашем понимании слова, т. к. они не умеют учитывать долгосрочные интересы других государств и последствия своих действий в связи с этим… Для Китая время играет на его стороне, он «ждёт у реки, когда проплывут трупы врагов». Для них главное — оттянуть время прямого противостояния с США, выиграть ещё пару десятилетий мирного развития.

Международный аспект произошедшего для Китая просто катастрофичен. Очень многими странами Китай воспринимался как один из центров силы, на который можно опереться в противостоянии с гегемонизмом США. Пакистан, Филиппины и многие другие выстраивали свою политику, исходя из этого «непреложного» факта. Теперь международный авторитет Китая резко упадёт. Если ранее КНР противостояла США в группе стран, стремящихся гарантировать свой суверенитет, то теперь на неопределённую перспективу она осталась в «гордом» одиночестве».

Есть и объективные причины, по которым, как отмечают эксперты, конфликт вокруг Северной Кореи практически невозможен: «конфликт вокруг Северной Кореи уникален — там существует высокий уровень угрозы, но низкая вероятность начала реальной войны. На Корейском полуострове все друг друга ненавидят, обмениваются угрозами (фразы «ответим на оскорбления ядерным уничтожением» регулярно повторяются в официальных заявлениях северокорейских чиновников), но при этом ни одна из сторон не готова наносить первый удар.

Северокорейская элита понимает, что любая война на Корейском полуострове закончится взятием Пхеньяна, и тогда прощай красивая жизнь. Американцы, японцы и южнокорейцы, в свою очередь, понимают, что цена взятия Пхеньяна будет крайне высока, и дело даже не только в военных потерях, которые понесут союзники в процессе уничтожения миллионной и (в отличие от саддамовской) мотивированной северокорейской армии.

И не только в ядерном заражении. Во-первых, не станет Сеула — в случае начала войны южнокорейскую столицу, находящуюся в 50 километрах от границы, сровняет с землей северокорейская дальнобойная артиллерия. Во-вторых, что делать с поверженной Северной Кореей? Интегрировать в Южную? Эксперты уверяют, что стоимость даже мирной реинтеграции КНДР в Республику Корея составляет несколько южнокорейских ВВП, а в случае с разрушенным войной Севером цена еще больше возрастает.

Сеул на картине 1898 года
Сеул на картине 1898 года

Таким образом, Китай обозначил свои позиции и то, каким образом он понимает реализацию своих национально-государственных интересов и стратегическое партнерство с Россией. Поэтому если Россия будет четко защищать свои национально-государственные интересы — не за счет, конечно, интересов нашего восточного соседа, а за счет выстраивания разумных, рациональных и долгосрочных отношений в треугольнике Россия — США — КНР, никто не должен обижаться.

Постсоветским лимитрофам надо задуматься

Из понимания того факта, что США при Трампе признают за Китаем его зону интересов, следует, что точно такая же зона интересов, включающая в себя все постсоветское пространство, признается и за Россией. Трамп готов признать в Путине такого же, как и он, местного шерифа. А шерифов, как известно, проблемы местных индейцев не волнуют. Поэтому показательна реакция Тиллерсона на вопросы европейцев о судьбе Украины — «это не наша проблема».

Показательна и реакция Ватикана на новые санкции в отношении России, которые предложил ввести министр иностранных дел Британии Джонсон, — на встрече в Италии эти предложения были заблокированы, в том числе и потому, что США на них не настаивали, как раньше, а президент Италии (традиционный ставленник Ватикана) в тот же день направился в Москву доложиться. Как только новый расклад США в отношении России стал понятен Меркель, она тут же решила поехать в Россию договариваться о многом: отношениях Германии и России, новом разделе Европы, об условиях раздела бывшей «неньки» и о том, как минимизировать «попадание» Германии на деньги. А тут еще и Турция обозначила свои перспективы превращения в «султанат» со всеми вытекающими отсюда для европейского «эгегей-сообщества». Все очень просто.

Договоренности России и США, конечно, очень не устраивают определенные круги в Британии, которые готовы сделать все возможное, чтобы не допустить договоренностей между двумя сверхдержавами и за счет методов своей дипломатии продолжать их грамотно стравливать по всему спектру мировых проблем. В этом плане весьма опасным и несвоевременным пробританским шагом выглядит решение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о переходе на латиницу. Ошибка елбасы может дорого стоить. Российская блогосфера вынесла приговор этому решению.

Владимир Путин и Дональд Трамп
Владимир Путин и Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как отмечает Алексей Живов, «казахи в большом количестве живут в России. Казахи в определенной степени стоят между Россией и Китаем. Наконец, казахи являются последним русским цивилизационным рубежом перед надвигающейся чумой радикальной средневековой религиозности. Оттого еще сложнее понять, каким образом проходит экономическая и геополитическая интеграция между РФ и Казахстаном, когда Казахстан переходит на латиницу. Латиница будет покруче украинских бандеровцев. Смена алфавита — это окончательный и бесповоротный культурный разрыв, за которым последуют и худшие события».

Еще более жесткую позицию занимает Герман Садулаев: «Месседж руководства Казахстана, посылаемый неограниченному кругу лиц этим самым политическим шагом и жестом, до неприличия прост: смотрите, мы не с Россией, которая изгой, защитник Асада, союзник Ирана и КНДР, оккупант восточной Украины и вообще bad guy, мы с вами, с цивилизованным мировым сообществом, с Турцией, Западом и, конечно, с Америкой. Мы даже латиницу у себя внедряем, чтобы вашим солдатам было легче прочитать Chaihana на вывесках наших гостеприимных ресторанов, когда базы НАТО встанут на нашей земле. Они ведут себя так, словно России уже не существует. И готовятся открывать гостеприимные беспошлинные таможни и безвизовые пункты пропуска на казахско-украинской границе.

Почему бы китайцам не перейти на латиницу? Коммунистическая партия Китая не разрешает? А японцы, максимально вестернизированные и оккупированные Америкой, — почему они сохраняют свои сложные иероглифы? Потому что культура — это последний оплот. Это шанс на великое будущее, даже если сейчас ты отсталая периферия. Китай сохранил свою культуру и за считаные десятилетия превратился из нищей потогонки в страну сверхпрогресса. И Япония рано или поздно стряхнёт американские военные базы. Пока не потеряно всё — ничего не потеряно. Пока не потеряны язык, культура, символы — народ жив. И его независимость есть дело времени.

Казахстан решил смириться, решил принять роль отсталой периферии и в символическом плане. Так Казахстан лишает себя надежды на будущее. Мог бы стать центром Евразийской цивилизации (вместе с Россией), а станет третьесортной культурной колонией Великого Латинского Запада, Вечного Рима. Это предательство себя, своего народа, своего будущего. Можно «интегрироваться» — то есть стать американцем третьего сорта. А можно оставаться русским, чеченцем, карелом, казахом единственного, высшего сорта. Для этого надо сохранять, а не обнулять свою культуру, свою традицию. Отказываясь от кириллицы, Казахстан обнуляет свою общую с Россией историю, русскую историю, советскую историю».

Из этого также следует, что решение белорусского руководства не заводить отношения с Россией в тупик и не выходить из Союзного государства, Евразийского экономического сообщества и не блокировать деятельность ОДКБ было очень правильным. Тем не менее существующая экономическая модель нефтяного офшора нуждается в срочной перестройке, так как она будет действовать еще максимум два-три года. И если она не будет изменена, то аккурат к 2020 году, когда в республике должны будут состояться очередные президентские выборы, Беларусь снова окажется в очень тяжелом экономическом положении, что может спровоцировать очередной конфликт с Россией.

Поэтому те постановки вопросов, которые делал президент Беларуси на встрече глав ЕЭАС в Бишкеке, относительно развития организации — очень правильные. Только у России сегодня есть очень веский аргумент — начинать надо с себя, показывать, как выполняются договоренности, и уже только потом, на этой базе вносить предложения о продвижении вперед.

Назарбаев, конечно, ведет себя более хитро, чем Лукашенко, — он создал необходимую базу поддержки в Британии и опирается на ее помощь, в то время как лидер Беларуси периодически идет на лобовой конфликт с Москвой, в котором, естественно, закономерно проигрывает. Тем не менее политика Трампа оставляет все меньше и меньше пространства для антироссийской фронды на постсоветском пространстве. Это означает, что Москва в построении ЕАЭС может все более четко и жестко отстаивать свои национально-государственные интересы, не особо оглядываясь на то, что думают местные элиты. И первым примером этой новой расстановки сил станет Украина. Кто рискнет пойти вторым — Казахстан или Беларусь — покажет время.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как отмечают эксперты, «мы наблюдаем сейчас интересную театральную постановку, призванную укрепить власть Трампа в США. И Россия с Китаем ему в этом, почти незаметно, подыгрывают. Атака «Томагавками» в Сирии, под надуманным предлогом, и выдвижение флота США к Корейскому полуострову, используя первый попавшийся под руку повод — это акты одной и той же пьесы, призванной, как я уже сказал, укрепить власть Трампа в Америке и его авторитет среди союзников.

Думаю, что Трамп и в недавнем разговоре с китайским лидером Си, и через Тиллерсона в Москве (при встрече с Путиным) передал интересные для РФ и Китая предложения по разделу зон влияния, по Сирии и Украине, по торговле (это для Китая важно) и при этом попросил помочь укрепить свою власть в США, что ему крайне, я бы сказал даже жизненно, необходимо для проведения его планов по укреплению американской экономики.

Так что все, на мой взгляд, идет по плану, согласованному Вашингтоном в Москве и Пекине. Москве важно решение по Украине и Сирии. Так что ждем скорого развития событий на Украине и в Сирии. Китаю — по торговле и допуску китайских товаров на рынки Европы и США. Ну, а Трампу — контроль над США и союзниками в Европе и Азии, вкупе с экономическим усилением Америки за счет развития внутреннего, реального производства. Ребята поделили мир, и каждая сторона будет потихоньку прибирать под себя свою часть».

Трамп справился с внутренней фрондой. Он готов к большой сделке с Россией и Китаем. Этот сценарий — высокой вероятности раздела мира на троих — мы ранее уже предсказывали в одной из аналитических статей. И это будет именно игра не с нулевой суммой. Мир стал слишком мал, чтобы один выигрывал за счет других. Либо выигрывают все, либо никто.