Граждане Таджикистана лидируют по количеству террористов-смертников в так называемом «Исламском государстве» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). По результатам исследования специалистов Международного центра по борьбе с терроризмом, приведенным в докладе «Война посредством самоубийств: статистический анализ индустрии мученичества ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», в 2016 году из всех 186 совершенных смертниками терактов 27 исполнили выходцы из Таджикистана. Для сравнения, на втором месте террористы из Марокко и Саудовской Аравии, на счету которых по 17 терактов.

Взрыв на железнодорожном вокзале в Волгограде, 29 декабря 2013 года
Взрыв на железнодорожном вокзале в Волгограде, 29 декабря 2013 года
Ntv.ru

«Это число еще более впечатляет, если рассчитать количество смертников на душу населения, и указывает на то, что таджиков выбирают на роль смертников как минимум частично из-за их национальности», — говорится в докладе.

Уроженцы Таджикистана как отдельная боевая сила

Тем временем среди иракских военных распространяются слухи о некоем «таджикском батальоне».

«Сейчас идет штурм района Дарадан. После него район, который называется Довейс. Дальше мы ожидаем больше проблем. Скорее всего, там нам придется иметь дело с «таджикским батальоном». Они еще не принимали участия в боях, но мы видели видео их подготовки. Возможно, «таджикский батальон» даже предпримет серьезную контратаку на кварталы, которые мы уже заняли», — приводит слова капитана иракского спецназа Карара Родана «Газета.Ru» в репортаже с операции по освобождению Мосула.

Эксперты не отрицают возможности существования подобных национальных формирований. Политолог Александр Храмчихин считает, что создание подразделений по национальному признаку — вполне логичный ход, так как это позволяет более эффективно координировать действия боевиков, в том числе в силу отсутствия языкового барьера.

«Чисто таджикские формирования появились больше двух лет назад. Но особенно они укрепились после того, как там объявился Халимов. После появления боевика такого уровня их престиж среди сторонников ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) значительно вырос», — говорит военный эксперт Парвиз Расулов.

Гулмурод Халимов
Гулмурод Халимов

Бывший командир ОМОН МВД Таджикистана Гулмурод Халимов примкнул к «Исламскому государству» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) весной 2015 года.

Известие о том, что полковник находится в Сирии и заявляет о поддержке «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взбудоражила его соотечественников. Халимов «унес» на ту сторону баррикад ценные знания о силах, приемах и методах борьбы с терроризмом спецслужб нескольких стран.

Таджикские власти пытались «успокоить» общественность, сообщая о том, что Халимов ранен, стал инвалидом, получает ничтожное пособие и больше «не нужен своим хозяевам». Однако к концу лета 2016 года об аль-Таджики (прозвище Халимова в террористических кругах) заговорили снова.

30 августа 2016-го заместитель помощника госсекретаря США Курт Р. Райссообщил, что правительство его страны объявило о вознаграждении в $3 млн за информацию о Халимове. Он подчеркнул, что штаты рассматривают его как одного из ключевых лидеров террористов и, так как экс-глава ОМОН проходил в Америке специальные курсы по предотвращению терактов, «он в курсе о методах борьбы с терроризмом, в связи с чем он может создать трудности».

Уже в начале сентября в иракских СМИ появилась информация о том, что аль-Таджики назначен военным министром «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вместо убитого Абу Умара аш-Шишани. Впрочем, информация так и не подтвердилась. Сообщений о судьбе Гулмурода Халимова с тех пор не поступало.

Однако на днях из Турции в Таджикистан был экстрадирован 26-летний гражданин страны, который сообщил, что в Сирии оказывал первую помощь Халимову после его ранения, принимал участие в операции с неким немецким хирургом, а потом две недели дежурил у его постели.

Задержанный рассказал и о том, что в конце июня 2015 года беглому полковнику удалили 4 см кости на ноге, из-за чего он теперь сильно хромает. Впрочем, не факт что это как-то мешает ему возглавлять группы боевиков.

Число неизвестно

О том, сколько таджиков принимают участие в боевых действиях на Ближнем Востоке под флагами террористических группировок, по понятным причинам можно только догадываться. По разным источникам, эта цифра колеблется от нескольких сотен до нескольких тысяч человек, по официальной информации (которую также нельзя назвать истиной в последней инстанции), за последние годы воевать в Сирию и Ирак отправились около 1100 человек.

Таджикские власти утверждают, что за 2016 год правоохранительные органы страны предотвратили 36 террористических актов. Как заявил глава МВД, за этот период были задержаны 50 человек, готовивших атаки, также более 400 человек задержаны по подозрению в террористической и экстремистской деятельности. Министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимзода в начале 2017 года заявил о том, что в 2016 году отмечено снижение вовлекаемых в террористические и экстремистские организации людей. По данным возглавляемого им ведомства, к запрещенным группировкам за это время примкнул 41 гражданин.

По данным Рахимзоды, только за первые 8 месяцев 2016 года на родину возвращен 151 обвиняемый в терроризме и экстремизме таджикистанец. Причем большинство из них, а именно 133 человека, — члены террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Более того, за этот период из Сирии, Ирака и Турции добровольно вернулись 75 таджикистанцев, которые участвовали в вооруженных конфликтах и «искренне раскаялись». От уголовной ответственности они освобождены.

Передумали или притворились?

Согласно законодательству, за участие в военных действиях или вооруженном конфликте за рубежом гражданину Таджикистана грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Однако с декабря 2014 года в Уголовном кодексе страны действует норма, согласно которой «лица, которые признают свою вину, искренне раскаются и добровольно придут в правоохранительные органы, где заверят, что оказались в экстремистских группировках по непонятным причинам, обманным путем», освобождаются от уголовной ответственности. Не станут ли такие возвращенцы бомбой замедленного действия — вопрос сегодня риторический.

Эксперт по безопасности из Душанбе Султон Собировсчитает, что «на самом деле они возвращаются, чтобы на родине завершить свою миссию. Те же, кто на самом деле сожалеет и раскаивается в содеянном, как правило, не могут найти пути для возвращения».

Курбан-байрам
Курбан-байрам
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Местный колорит

В Таджикистане, как могут, борются с религиозной радикализацией населения и пропагандой терроризма и экстремизма. Порой весьма экстравагантно, восток — дело тонкое.

Активно проходит кампания против религиозного внешнего вида: бороды необходимо брить, платки повязывать в соответствии с национальными традициями — сзади, не закрывая шею. В противном случае можно нарваться на обвинение в пропаганде «чуждых таджикам ценностей».

Кроме того, после высказывания Эмомали Рахмона о том, что студенты, получившие религиозное образование в зарубежных учебных заведениях, возвращаются «террористами и экстремистами», власти страны стали отзывать на родину учащихся исламских вузов Ирана, Саудовской Аравии, Ливии, Египта, Йемена и Пакистана — наиболее популярных направлений для получения религиозного образования среди таджиков.

С осени 2015 года в Таджикистане были закрыты около 1,5 тысячи незаконных мечетей, с 2013 года закрыты все шесть медресе (мусульманское учебное заведение, аналог средней школы), детям до 18 лет запрещено посещать мечети. Среди молодежи проводятся агитационные кампании, в рамках которых разъясняются нормы умеренного ислама, а в школах и вузах ввели изучение истории мусульманства, где школьники и студенты знакомятся с ханафитским мазхабом — официально принятым течением в Таджикистане.

Кроме того, МВД на своем официальном сайте разместило список граждан, обвиняемых в присоединении к «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в течение последних трех лет и участии в военных действиях в Сирии и Ираке. А буквально на днях списки террористов и экстремистов опубликовал и Национальный банк Таджикистана, призывая коммерческие организации прекратить финансовые отношения с указанными лицами.

Одним из самых нетривиальных подходов стал отказ главы УМВД Согдийской области озвучить статистику по примкнувшим к запрещенным группировкам гражданам: «Статистику не предоставлю, а то экстремистов станет больше», — сказал он журналистам на пресс-конференции, объяснив это тем, что такая информация вызывает у молодежи «нездоровый интерес».

Сотрудники МВД Таджикистана в момент задержания террориста
Сотрудники МВД Таджикистана в момент задержания террориста
Mvd.tj

Угроза сохраняется

Несмотря на, казалось бы, активную работу с населением и рассказы правоохранителей о снижении числа отправившихся на «джихад», в информационных лентах вновь и вновь появляются сообщения, не позволяющие расслабляться, и лишний раз напоминают о всей серьезности нависшей над Таджикистаном террористической угрозы.

Только за прошедшую неделю произошли два таких события. В городе Курган-Тюбе перед зданием местной военной прокуратуры погиб человек из-за сработавшего в его руке взрывного устройства. Первой появилась версия о самоподрыве. Однако позже все-таки возникли сомнения: погибший мог быть и жертвой. Уголовное дело возбуждено по статье «Терроризм».

А в Москве был задержан гражданин Таджикистана, который приехал из Турции, успел повоевать в Сирии и, по версии следствия, намеревался совершить взрыв во время праздничных мероприятий в российской столице в день празднования Международного женского дня 8 Марта. Задержанный, поняв, что может быть депортирован на родину, где ему грозит серьезное уголовное наказание, предпринял попытку покончить с собой прямо на глазах у сотрудников спецслужб, но был «скручен» и доставлен в больницу.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  • Таджикистан является одним из щедрых поставщиков рекрутов в «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ);
  • Не исключено, что на территории Ближнего Востока формируются «таджикские батальоны» под руководством опытного ОМОНовца, который обладает информацией о силах и средствах борьбы с террористами и обещал вести «священную войну» против «неверных» в Таджикистане;
  • В страну стекаются «бывшие террористы» с опытом участия в боевых действиях. Пока их число невелико, но после поражения «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) число «возвращенцев» серьезно возрастет. Сможет ли государство встроить их в общество или эти люди со временем вольются в «пятую колонну» — пока неясно.

Читайте развитие сюжета: The Times: В Мосуле убит экс-начальник таджикского ОМОН