Битва за Иран продолжается: Турция может ударить по Армении и Карабаху

Пекин и Вашингтон завязывают Тегеран на южный транспортный коридор

Саркис Цатурян, 21 марта 2017, 02:16 — REGNUM  

Трамп сдаёт Евросоюз на откуп Китаю

14 и 15 мая в Пекине пройдёт международная конференция по «Шелковому пути», где соберутся делегаты из 65 стран — участниц проекта. С точки зрения представительности «Большая двадцатка» китайцев уже не впечатляет. Они собирают собственный форум. Причем за два месяца до саммита G20 в Гамбурге. Тезис президента Дональда Трампа об Америке, которая «превыше всего», вселяет тревогу в её союзников по НАТО. Тем более что с 18 по 19 марта секретарь Казначейства США Стивен Мнучин упорно отказывался подписывать итоговое коммюнике министерской встречи «Большой двадцатки» в Баден-Бадене, которое обещало «противостоять всем формам протекционизма». «Мы верим в свободную торговлю. Мы — один из крупнейших рынков в мире. Но мы хотим пересмотреть некоторые конкретные соглашения… И мы учтем то, что старые соглашения потребуют новых переговоров», — цитирует Мнучина агентство ВВС. Вашингтон уходит от практики многосторонних договоров, о чем свидетельствует инициатива Трампа по созданию зоны свободной торговли с Лондоном. Однако британцам есть из чего выбирать: отмену пошлин им предлагают и китайцы, и турки. Поэтому госсекретарь США Рекс Тиллерсон, который 19 марта встречался с главным лоббистом свободной торговли — председателем КНР Си Цзиньпином, пытался сохранить баланс в американо-китайских отношениях, рассуждая о «наступлении новой эры сотрудничества между двумя странами».

Вашингтон не собирается идти на прямой конфликт с Пекином. Ведь тогда у Поднебесной будут «развязаны руки» в отношениях с Берлином. С учетом того, что в 2016 году Китай опередил США по объемам торговли с Германией, последствия экономической войны Пекина и Вашингтона будут для последнего удручающими. «Мы не хотим торговой войны с США. Но если она случится, то вся её тяжесть падёт на плечи американских компаний», — заявил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, слова которого приводит Washington Post. По его данным, в 2016 году благодаря китайским инвестициям на территории США было создано около миллиона рабочих мест.

Поднебесная говорит с Трампом языком цифр, которые понятны не только президенту-миллиардеру, но и американскому среднему классу. Впрочем, дело не ограничивается громкими заявлениями. Как сообщает агентство Reuters, власти КНР поручили научно-исследовательским институтам и экспертам разработать защитные меры для китайской экономики в случае ввода американцами торговых пошлин. Тем не менее беспокоиться Пекину пока не о чем, поскольку Трамп говорит о возрождении национальной автомобильной промышленности: не секрет, что США — главный потребительский рынок для немецких автомобилей, поэтому основной удар американской реиндустриализации будет нанесён именно по Германии.

Более того, ещё в январе с.г. китайская корпорация Zhenhua Oil (дочернее предприятие оборонного холдинга NORINCO) заключила с американской Chevron (бывшая Standart Oil) предварительное соглашение (стоимостью $2 млрд) на покупку газовых месторождений в Бангладеш, интерес к которым проявляли традиционные союзники Вашингтона в регионе — Токио и Нью-Дели. Примечательно, что информация о сделке была обнародована только в конце февраля. Китайцы празднуют промежуточную победу. С закрытием сделки в июне с.г. они получат ежегодно до 16 млн тонн продукции в нефтяном эквиваленте, а Zhenhua Oil расширит поле своей деятельности, куда уже входят Ирак, Казахстан, Сирия, Мьянма и Египет.

Речь идёт о политическом компромиссе между элитами Америки и Китая, который со временем может распространится и на Южно-Китайское море, где ExxonMobil (бывшая Standart Oil) и вьетнамская государственная PetroVietnam с 2009 года совместно разрабатывают территорию в 14 млн кв. акров. Углеводородный потенциал Южно-Китайского моря будет только способствовать кооперации между Вашингтоном и Пекином. Так, по данным Китайской национальной офшорной нефтяной компании (CNOOC), запасы нефти в регионе оцениваются в 125 млрд баррелей, а газа — в 500 трлн кубических футов.

Турция превыше всего?

Главная интрига состоит в контроле над коммуникациями. Парадоксально, но экономический диалог между США и Китаем стимулирует Индию к продвижению международного железнодорожного проекта с участием Бангладеш, Бутана, Непала, Пакистана, Афганистана, Ирана и Турции,сообщает телеканал Press TV. Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана говорит о связке Дакка (столица Бангладеш) — Калькутта — Дели — Амритсар (индийская провинция Пенджаб) — Лахор — Исламабад — Захедан (иранская провинция Систан и Белуджистан) — Тегеран — Стамбул, ссылаясь на министра железных дорог Индии. Стороны стремительно переходят от слов к делу. Конференция глав железнодорожных ведомств стран Южной и Юго-Восточной Азии проходила в индийской столице с 14 по 15 марта. Дорога готова фрагментарно. Ожидается, что первый контейнерный поезд из Непала в Индию будет запущен уже в первом квартале 2018 года.

США приветствуют заявленный проект. 9 февраля высокопоставленный чиновник Пентагона открыто поддержал модернизацию Индией иранского порта Чабахар. В ходе слушаний в сенатском комитете по вооруженным силам командующий сухопутными силами США в Афганистане генерал Джон Николсон заявил, что Чабахар предоставит Афганистану альтернативу в лице Пакистана. Речь идёт о стабилизации Пакистана и Афганистана, что позволит Китаю увеличить грузопотоки через страны Центральной и Средней Азии. «Сотрудничество Ирана, Индии и Афганистана через порт Чабахар обладает большим экономическим потенциалом. В 2002 году Индия инвестировала $2 млрд, а в 2016-м согласилась вложить ещё $1 млрд на развитие гражданской инфраструктуры в Афганистане и подготовку инженерных кадров, что будет способствовать развитию человеческого капитала и долгосрочной стабильности», — подчеркнул Николсон. Первую фазу проекта, на которую Индия выделила дополнительные $500 млн, планируют завершить к 2018 году, основываясь на трехстороннем соглашении Нью-Дели, Тегерана и Кабула. Что дальше?

12 марта, за два дня до встречи железнодорожников в Индии, грузинский порт Батуми охватывают массовые беспорядки. Примечательно, что столкновения «гражданских лиц» с полицией происходят после серии результативных переговоров между Арменией и Грузией относительно поиска альтернативы Верхнему Ларсу в лице черноморских портов Батуми и Поти. И это только часть картины. Дело в том, что организаторы уличных боев нанесли упреждающий удар не только по армянским, но и по иранским интересам в регионе. Поскольку Тегеран рассматривает армяно-грузинский коридор в качестве альтернативы азербайджано-грузинскому маршруту на Чёрное море, не говоря уже о диалоге Москвы, Еревана и Тегерана по интеграции ИРИ в Евразийский союз. Ещё одна деталь: переговоры главы МИД РФ Сергея Лаврова и председателя коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тиграна Саркисяна по «углублению интеграции с третьими странами» состоялись в Москве 13 марта, сразу на следующий день после беспорядков в Батуми. Зачинщики «народного бунта» явно торопились. Мало ли кто с кем договорится.

Армения и Арцах под прицелом

Если в ближайшие недели динамика событий сохранится, то риски дестабилизации Еревана и азербайджано-карабахской границы возрастут. Тем более что 2 апреля Армения вступает в электоральный период, который сделает государственные институты уязвимыми перед лицом иностранного влияния, не говоря уже о парламентской форме правления, которая чужда армянской политической культуре. Внешние игроки, действующие в Закавказье через Баку и Анкару, заинтересованы в девальвации армяно-грузинского маршрута для иранских товаров, рассчитанных на страны Евросоюза. А это также предполагает блокирование транспортного коридора «Север — Юг»: от Бендер-Аббаса до Санкт-Петербурга и портов Прибалтики. Так было всегда. Разница состоит в том, что раньше основным противником коридора «Север — Юг» был Лондон, а теперь к нему присоединился Вашингтон,который поддерживает вовлечение Тегерана в турецкий маршрут. Связка Анкара — Лондон усиливается с каждым днём. По словам министра экономики Турции Нихата Зейбекчи, уже в апреле Анкара и Лондон проведут переговоры по заключению соглашения о свободной торговле, которое «вступит в силу сразу после выхода Великобритании из ЕС».

После 16 апреля президент Реджеп Эрдоган готовится стать «султаном». Итоги референдума закрепят за ним единоличную власть. Но для большей уверенности в результатах голосования ему на границах нужны «пылающие костры», которые сделают новую конституцию и самого Эрдогана абсолютно безальтернативными для турецкого общественного мнения. Поэтому он вступает в словесную перепалку Германией и Нидерландами, обостряет отношения с Дамаском и сирийскими курдами (удар по Манбиджу), а также вмешивается в мосульскую операцию. Для поддержания «османского фасада» недостает только вовлечения Анкары в закавказские дела.

Эрдоган не скрывает свою мотивацию. Так, выступая в начале марта с.г. на 13-м саммите Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в Исламабаде, он напрямую увязал высокоскоростную железную дорогу Карс — Эдирне, железную дорогу Баку — Тбилиси — Карс и мост Чанаккале (Çanakkale) через пролив Босфор и Дарданеллы с китайским проектом «Шелкового пути». «По сути, инфраструктурные проекты на территории Турции — современный аналог Великого Шелкового пути. Я верю, что китайский «Шелковый путь» сыграет в этом смысле очень важную роль», — цитирует Эрдогана газета Daily Sabah.

Мотивация у президента Азербайджана не менее сильная. С назначением Мехрибан Алиевой на должность первого вице-президента АР правящий клан окончательно изолировался от высшей госбюрократии, выразил ей свое недоверие. Поэтому Ильхаму Алиеву нужна очередная «маленькая война», которую он назовет «победоносной». Апрельская война (2016 года) с Арцахом позволила ему продлить и расширить президентские полномочия в результате референдума. Теперь Баку нужен новый конфликт, который позволит легитимировать аппаратные перестановки на фоне острой социально-экономической поляризации общества и его отчуждения.

Большая геополитика всё более напоминает матрёшку с множеством внутренних смыслов и содержаний. Не стоит долго ломать над этим голову. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: в свете усиления правящего режима в Турции великие державы объединяются против России, пытаются дискредитировать политику Москвы в Сирии, чтобы развести с Тегераном по разные стороны. Цель одна — изоляция России от южного транспортного коридора через серию локальных войн. В 1990-е годы мы это уже проходили.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.03.17
Украина готова принять на «Евровидении» исполнителей от РФ, но не Самойлову
NB!
26.03.17
США озабочены ситуацией в Белоруссии и требуют освободить задержанных
NB!
26.03.17
ООН определила счастливые страны: Россия лучше Прибалтики, Украина — Уганды
NB!
26.03.17
На западе Великобритании прогремел мощный взрыв
NB!
26.03.17
83 квартиры уничтожены в результате взрыва на севере Китая
NB!
26.03.17
Савченко спела в эфире про врагов Украины
NB!
25.03.17
Бразильское мясо — уже не мясо?
NB!
25.03.17
В Москве прошла акция «Час Земли» — фоторепортаж
NB!
25.03.17
Власти Армении боятся диаспоры – интервью
NB!
25.03.17
Саакашвили заявил о возможности досрочных выборов на Украине
NB!
25.03.17
Японцы не намерены прекращать «курильский пинг-понг»
NB!
25.03.17
Президент Литвы: Россия представляет угрозу для всей Европы
NB!
25.03.17
Лидеры ЕС подписали декларацию о будущем ЕС
NB!
25.03.17
Румыния: «Кажется, только мы в ЕС воспринимаем санкции против РФ всерьез»
NB!
25.03.17
Румыния: «Надежды, которые мы лелеяли 25 или 10 лет назад, не оправдались»
NB!
25.03.17
Нагорный Карабах: Париж вновь предложил посредничество
NB!
25.03.17
Энергетика Японии без атома: угольное рабство и экономика на грани
NB!
25.03.17
Лукашенко начал «информационную войну» – в кого летят осколки?
NB!
25.03.17
Политика правительства: «Никому — ничего»
NB!
25.03.17
Рений на Курилах: почему правительство РФ «бессильно»? Ждёт японцев?
NB!
25.03.17
ГДР: «Мы хотим не только хлеба, но и убить всех русских!»
NB!
25.03.17
Мария Максакова впервые дала интервью после убийства Вороненкова