Новое ядерное оружие угрожает США, Китаю и России: присмотритесь

Северная Корея — «агрессор» меж двух огней: США и Китая

Елена Ханенкова, 21 марта 2017, 00:58 — REGNUM  

Китайский лидер Си Цзиньпин и госсекретарь США Рекс Тиллерсон провели переговоры в Пекине и заявили о том, что будут работать над укреплением связей между двумя странами. После этой встречи 19 марта Си сказал, что он и президент США Дональд Трамп в прошлом месяце говорили по телефону о необходимости «предпринять совместные усилия для продвижения китайско-американского сотрудничества».

В ходе своих первых личных переговоров с китайскими руководителями Тиллерсон пообещал работать над устранением угрозы, исходящей от ядерной программы Северной Кореи, и предупредил, что региональная напряженность достигла «опасного уровня». «Позвольте мне быть предельно ясным: политика стратегического терпения закончилась», — сказал он после посещения милитаризованной границы между Северной и Южной Кореей. В прошлом администрация США также рассматривала военную силу как инструмент влияния на Северную Корею, но никогда это не делалось так агрессивно, как об этом заявил новый госсекретарь.

Тиллерсон отправился в Пекин после того, как в ходе визита в Южную Корею предупредил, что упреждающие военные действия против Северной Кореи не исключаются, «если угроза достигнет уровня, который, как мы посчитаем, потребует действий», — цитирует госсекретаря США издание The Time.

Китай никак не отреагировал на эти замечания, хотя сам Пекин неоднократно призывал стороны принять меры по снижению напряженности. После встречи с министром иностранных дел Китая Ван И Тиллерсон подчеркнул необходимость «ориентироваться на результат». «Мы вновь заявили о нашей решимости работать вместе, чтобы убедить Северную Корею выбрать лучший путь и другое будущее для своего народа», — сказал Тиллерсон. Ван согласился с необходимостью «коррекции курса» в отношении Пхеньяна. А Тиллерсон заявил, что привлечение Северной Кореи к ответу — вопрос, к которому нужно подходить с «чувством неотложности».

Параллельно с этим Дональд Трамп в Вашингтоне неустанно повторяет обвинение, что северокорейский лидер ведет себя «очень, очень плохо». Китай же поддерживает дипломатические и экономические связи с Северной Кореей и все больше обеспокоен возможностью конфликта на Корейском полуострове. На прошлой неделе Ван И предупредил, что Северная Корея, с одной стороны, и США и Южная Корея — с другой, похожи на «два ускоряющихся поезда», направляющихся друг на друга, и ни одна из сторон не хочет уступить.

Он выступил с предложением о том, чтобы Северная Корея приостановила свою ядерную деятельность в обмен на прекращение совместных военных учений США и Южной Кореи. Это предложение быстро «зарезала» посол США в ООН Никки Хейли. Она сказала, что Вашингтон должен увидеть «какие-то позитивные действия» Северной Кореи, прежде чем серьезно говорить с лидером Ким Чен Ыном. Понятно, что такое развитие сюжета находится где-то в области фантастики.

Хотя Китай неохотно согласился с резолюциями Совета Безопасности ООН, наложившими санкции на Северную Корею, он категорически против мер, которые могли бы привести к краху северокорейского режима и к тому, что беженцы наводнят северо-восточный Китай, в то время как южнокорейские и американские военные формирования займут позиции на границе с его территорией.

Нельзя сказать, что Китай ничего не сделал для разрешения ситуации. Пекин безуспешно призывал к возобновлению диалога, создавал площадки и форумы в рамках спонсируемого им самим формата, которые доказали свою неэффективность уже в 2009 году. Еще одним признаком разочарования Китая Пхеньяном стал запрет на импорт угля из Северной Кореи в феврале 2017 года (на оставшуюся часть года), что потенциально лишило режим Кима ключевого источника иностранной валюты.

За недавний период времени Северная Корея ускорила разработку своего оружия, нарушив сразу несколько резолюций Совета Безопасности; санкции не помогли. В прошлом году Северная Корея провела два ядерных испытания и 24 тестирования баллистических ракет. Эксперты говорят, что в течение нескольких лет у страны может появиться ракета с ядерной боеголовкой, способная достичь США; эта тема особенно педалируется либеральными СМИ США. В Foreign Policy даже вышла передовица на эту тему.

Китай выступает против развертывания системы противоракетной обороны США в Южной Корее, заявив, что ее радар X-диапазона покрывает огромную территорию Китая и может контролировать полеты и запуски китайских ракет. США отвечают, что эта система ориентирована исключительно на Северную Корею и не представляет угрозы для безопасности других стран. Но Китай, похоже, не особо этому верит.

Визит Тиллерсона в Пекин — это последняя остановка в турне по Северо-Восточной Азии, которое началась в Японии. Должностные лица из Государственного департамента описывают его как «тур выслушивания» и стремления скоординировать действия с азиатскими партнерами в отношении Северной Кореи.

Хотя Тиллерсон, видимо, не придумал, как обыграть это в своих публичных выступлениях, он должен был озвучить Китаю и претензии по проблеме Южно-Китайского моря, включая строительство островов на коралловых рифах, в комплекте со взлетно-посадочными полосами и военными объектами. Еще в январе Тиллерсон сравнивал создание островов в Китае и размещение там военных баз с присоединением Крыма к России в 2014 году и предложил заблокировать доступ Китая к недавно построенным островам.

Трамп обещал в ходе своей кампании ударить по Китаю 45%-ыми тарифами на импорт и называл страну валютным манипулятором. Теперь торговый представитель США Роберт Лайтхизер сказал, что будет использовать «многогранный подход», чтобы расправиться с китайскими торговыми злоупотреблениями. Видимо, эта политика и есть часть американской многогранности.

Поездка Тиллерсона призвана также подчеркнуть «явные нарушения прав человека», которые и ранее были главной претензией и элементом политики США в отношении Китая, а также серьезным осложнением для двусторонних отношений. США также ссылаются на ежегодный доклад о правах человека, в котором приводились многочисленные злоупотребления со стороны Китая. Кроме того, Тиллерсон заявил недавно, что США не будут продолжать участвовать в Совете по правам человека в ООН, если тот не подвергнется «существенным реформам». Что на практике означает намек на разбирательство по положению дел с правами человека в самих странах — членах Совета: в таких, например, как Саудовская Аравия и Китай.

Официальных соглашений в ходе визита Тиллерсона в Китай подписано не было, хотя обе стороны заявили, что они вместе будут работать над проблемой Северной Кореи и противостоять ее быстро развивающимся ядерным и баллистическим ракетным программам. «По окончании жестких переговоров сложилось ощущение, что две крупнейшие в мире экономики осторожно проверяли друг друга. Потенциальных точек конфликта много, некоторые унаследованы от предыдущей администрации, а некоторые из них возникли после того, как Трамп вступил в должность в январе. Вашингтон полагает, что Пекин мог бы сделать большее для обуздания программ вооружения в Пхеньяне. Напрягает США и валютная политика Китая. Тиллерсон еще в январе заявлял, что Китай дает пустые обещания оказать давление на Северную Корею, но не делает этого, и доказал, что отказывается от достижения подобных целей», — пишет Business Insider.

Сейчас Тиллерсон пытался заложить основу для ожидаемой скорой встречи между Трампом и Си Цзиньпином. Один из западных дипломатов из Пекина сказал изданию Business Insider, что «в интересах Си хорошо было бы наладить отношения с Трампом сейчас, поскольку Китай вряд ли хочет отвлекаться или испытывать внешнюю угрозу перед сложным переходным периодом для руководства — грядет конгресс Коммунистической партии в Пекине в октябре, на котором предстоит переизбрать руководителей партии». Более удачного времени для оказания давления на Китай было не найти.

Визит Тиллерсона в Азию (в Японию, Южную Корею и Китай) для бывшего исполнительного директора Exxon Mobil первый — у него нет опыта работы дипломатом. У Китая не всегда все было гладко и с предшественниками Тиллерсона — Джоном Керри и Хиллари Клинтон; в Китае не любили, когда им читали лекции по правам человека. В прошлом году Керри выразил обеспокоенность США по поводу закона о зарубежных неправительственных организациях и проблем с правами человека. Хиллари Клинтон вообще была архитектором знаменитого поворота [pivot] к Азии, к которому Китай отнесся с большой подозрительностью. Клинтон в 2009 году нанесла визит в Китай, посещая службы в церквях, беседуя с активистами по защите прав женщин и проводя веб-брифинги. Сейчас Тиллерсон тоже упомянул о правах человека и свободе вероисповедания в Пекине, но встреч не проводил.

На самом деле, козырей у США еще много. И что им делать, подсказывают сами китайские гражданские активисты: «США должны выразить серьезную озабоченность экономическими последствиями для американского бизнеса, ограничениями правительством Китая основных свобод, в частности политики интернет-цензуры и контроля. Это включает в себя произвольное блокирование интернет-услуг, требующее от предприятий США размещать информацию о пользователях в Китае и подвергающее американские фирмы проведению проверок со стороны органов безопасности.

Соединенным Штатам следует возражать против продолжающегося преследования китайским правительством христиан, мусульман, тибетских буддистов… В недавнем докладе Freedom House было описано, что подобные репрессии вызывают обратную реакцию, подрывают легитимность Коммунистической партии Китая и угрожают экономической, политической и социальной стабильности Китая. Необходимо призвать китайское правительство освободить религиозных заключенных, ослабить нормативную базу и расширить пространство для мирной религиозной практики… США должны подтвердить свое несогласие с недавно принятым законом об управлении иностранными НПО, который усиливает контроль над некоммерческими группами, работающими в Китае, им по сути предоставляется выбор: работать под пристальным надзором полиции или не работать вообще…

Политика США является наиболее эффективной, когда демонстрирует моральное лидерство и твердое следование основным принципам. Если официальные лица США не смогут поднять вопрос о правах человека со своими китайскими коллегами, они просигнализируют Пекину и всему миру, что права человека не имеют значения», — пишут Энни Бояджин и Сара Кук из организации Freedom House на страницах издания The Diplomat.

Как писал Лев Гумилев, для выражения мироощущения логических доказательств не требуется. «Например, одни люди считают, что собак можно и нужно бить, а другие полагают, что бить беззащитных животных нельзя. Доказательств ни те, ни другие вам не приведут, каждому его правота очевидна, он ее ощущает… Отношение к собаке кажется мелочью, но именно из таких поведенческих мелочей слагаются глобальные симпатии и антипатии… И потому невозможно логическими доводами примирить людей, взгляды которых на происхождение и сущность мира полярны, ибо они исходят из принципиально различных мироощущений».

Универсальная панацея — «права человека», догма «демократии не воюют» — рецепты, которые сложились на базе европейских ценностей, но они уже практически не работают даже на Западе. Конечно, этот инструмент, будь он применим теперь в Азии, сумел бы продлить агонию всемирного либерального империализма. Но в Китае этот номер, скорее всего, не пройдет. Политическое самосознание там базируется на понятии «власти людей». В мироощущении китайцев есть некий идеальный мир, где у власти находятся люди, которые более всего этого достойны, — все это наследие конфуцианской школы. И нынешняя власть Коммунистической партии, конечно, не исключение.

«Социалистическое верховенство закона с китайскими особенностями» — принятая недавно правовая доктрина Китая — призвана в первую очередь помочь стране разобраться с нерадивыми чиновниками-взяточниками и показать западному сообществу, что «верховенство закона» в какой-то форме присутствует и в их стране.

Навязывание правовых нормативов западного происхождения — инструмент американской политики, испытанный во многих боях и доказавший, к сожалению, свою эффективность. Часто права человека становились универсальной отмычкой, она использовалась и в Югославии (претензии Слободана Милошевича на суверенитет страны потеряли свою легитимность в связи с преступлениями против прав человека в этом регионе). И с тех пор применялась практически во всех военных интервенциях США. Но, что парадоксально, в вопросе об Украине, наоборот, во главу угла выводится суверенитет страны.

В октябре этого года Китаю, возможно, предстоит пройти политическую трансформацию. 19-й съезд Коммунистической партии Китая пройдет в Пекине. Предыдущий состоялся в 2012 году. Могут произойти далеко идущие изменения в составе высшего руководства Коммунистической партии. Ожидается, что большинство членов Постоянного комитета Политбюро выйдет на пенсию.

Партийные делегаты съезда избирают новое руководство Коммунистической партии, в том числе ЦК и заместителей членов Центральной комиссии по проверке дисциплины. Во время заседания нового Центрального комитета будут проведены выборы Генерального секретаря, Политбюро, Постоянного комитета Политбюро (высшего руководящего органа) и Центральной военной комиссии. Одним словом, Си Цзипину необходимо переизбраться. И ощущать у виска дуло пистолета в виде американских баз на границе с Китаем он явно не хочет, как и не хочет иметь под боком вооруженный конфликт в виде войны между Северной и Южной Кореей, поддерживаемый США. Возможно, Китай теперь пересмотрит вопрос о своем лидерстве в глобальной торговле и несгибаемое вето в Совбезе ООН по многим вопросам, включая Израиль и его поселения на территории Палестины.

В Китае полным ходом идет христианизация, делаются попытки привить либеральные ценности (ЛГБТ-активисты, правозащитники и т.п.). Используются все имеющиеся возможности, чтобы навязать собственное представление о том, как должен быть устроен мир. Свои правовые стандарты пытаются насадить те страны, которые чувствуют, что на территории врага приживаются их традиции и культура. Так было со времен Римской империи. Но Вестфальская система международных отношений признала в качестве одного из ключевых принципов права — право национального государственного суверенитета. И пока это принцип никто не отменял.

И вновь два слова о Ким Чен Ыне: ядерная программа Северной Кореи угрожает не только США и их сателлитам — Японии и Южной Корее, не только Китаю, но российскому Владивостоку — то есть всей России. В этом смысле Ким Чен Ын добился своего: его страна — снова «пуп земли».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.05.17
Россия: флот без крыльев – деньги на ветер
NB!
27.05.17
Сталин в ссылке. Ленин в мавзолее. Николай II в иконостасе
NB!
27.05.17
Страны G7 допустили усиление санкций против России
NB!
27.05.17
Японский поцелуй в губы ради Курил
NB!
27.05.17
Севастополь митингует
NB!
27.05.17
Военные пригрозили Эрдогану судом
NB!
27.05.17
Грузия—НАТО: Стратегическое партнерство или стратегическая зависимость?
NB!
27.05.17
«Собянин, не уродуй Москву долгостроями»
NB!
27.05.17
Истоки противостояния между Брюсселем и Будапештом
NB!
27.05.17
«Мы против сноса Конституции»: в Москве пройдёт митинг против реновации
NB!
27.05.17
Западу пора признать отказ России от коммунизма возвратом русских святынь
NB!
27.05.17
Россия протестует против политических репрессий
NB!
27.05.17
Санкт-Петербург отмечает день рождения
NB!
27.05.17
Как правильно писать стихи женщинам
NB!
27.05.17
ВКС РФ разбомбили колонну боевиков, направлявшуюся к Пальмире
NB!
27.05.17
Истребители ВВС КНР перехватили самолет США
NB!
27.05.17
В США на 90-м году жизни умер Збигнев Бжезинский
NB!
27.05.17
Бернарду Силва стал игроком «Манчестер Сити»
NB!
27.05.17
Рухани переизбран. За что проголосовали иранцы?
NB!
27.05.17
Проблема белорусского поэта Некляева: невежество и...
NB!
27.05.17
Американская комедия в 40-е: от бунта до госзаказа
NB!
27.05.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Аэропорт»