Daily Beast: Хемингуэй работал на советскую разведку. Поэтому вы убили его?

Хотя Хемингуэй не стал крупным сотрудником советской разведки, он продолжал в течение многих лет придерживаться просоветской точки зрения

Вашингтон, 20 марта 2017, 22:59 — REGNUM  Великий американский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Эрнест Хемингуэй был завербован советской разведкой, 18 марта сообщает The Daily Beast.

Однажды в Нью-Йорке, зимой 1940−1941 годов, советский разведчик по имени Яков Голос завербовал Эрнеста Хемингуэя «для работы», пишет издание.

Голос обосновался на восточной стороне Манхэттена, он стал одним из основателей Коммунистической партии США и ключевым сотрудником советской разведки на Восточном побережье. В день, когда Голос убедил Хемингуэя, он действовал от имени НКВД, структура, предшествовавшей КГБ, — пишет издание (и ошибается, ибо КГБ предшествовал НКГБ, а НКВД предшествовал будущему МВД — ИА REGNUM ).

После встречи с писателем разведчик доложил Москве, что он «уверен, что он (Хемингуэй) будет сотрудничать и … сделает все возможное», чтобы помочь НКВД. Почему СССР сосредоточился на Хемингуэе? Впервые он привлек их внимание в 1935 году, написав для марксистского американского журнала New Masses. Его статья вызвала гневное осуждение со стороны официальных представителей США.

Позднее, во время гражданской войны в Испании, он вступил в контакт с агентами Коминтерна. Хемингуэй был ярым антифашистом, поэтому разведчики Коминтерна смогли найти общий язык с писателем. Антифашизм Хемингуэя лег в основу сюжета его романа «По ком звонит колокол».

Что НКВД хотел получить от Хемингуэя? Он не работал на правительство. Он не имел доступа к секретным документам.

После установления дипломатических отношений между двумя странами в 1933 году НКВД приступил к набору еще большего числа американских гражданских служащих, которые постоянно поставляли секретные документы. В 30-е годы у СССР были разведчики, обладавшие доступом в государственные департаменты, министерство юстиции, казначейство, не говоря уже о самом Белом доме. Во время войны им удалось достать документы, связанные с Манхэттенским проектом, были получены чертежи атомной бомбы.

НКВД также был заинтересован и в разведчиках другого рода, которые могли бы быть полезны в качестве политических деятелей и журналистов.

Советы считали Хемингуэя журналистом. Он был уже одним из самых известных писателей в мире, его влияние распространилось от столиц Европы до Белого дома. Его третья жена, Марта Геллхорн, была одной из протеже Элеоноры Рузвельт.

Однажды летом 1937 года Геллхорн смогла организовать для писателя и агента Коминтерна вечер с президентом и миссис Рузвельт.

Согласившись работать на НКВД в 1940 году, Хемингуэй не нарушал законов своей страны о шпионаже. Но он действительно мог понести ответственность (по крайней мере теоретически) в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов, который требовал регистрации агентов иностранной державы. Хотя Хемингуэй не стал крупным сотрудником советской разведки, он продолжал в течение многих лет придерживаться просоветской точки зрения.

В заключение издание предупреждает, что названия государственных структур могут меняться, но разведывательная деятельность российских спецслужб продолжается до сих пор. Издание выразило сожаление, что великий американский писатель не понял, чем отличаются США, представляющие собой «уникальный» опыт в области самоуправления и демократии, от российского правительства, советского или постсоветского.

К этому остаётся добавить: издание молчит, что Хемингуэй в последние годы был абсолютно уверен, что за ним следит ЦРУ США. Теперь оказалось, что это было правдой настолько, что в дела ЦРУ против писателя была вовлечена даже его жена. Именно она поднимала на смех подозрения мужа о слежке ЦРУ — настолько, что обвинила его в психическом расстройстве. Затравленный, Хемингуэй покончил с собой.

Читайте ранее в этом сюжете: Фонд из США поможет Кубе сохранить наследие Эрнеста Хемингуэя

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.