Независимая Гренландия: для кого и для чего

Что ждёт «европейскую Америку»?

Руслан Костюк, 18 марта 2017, 00:17 — REGNUM  

Среди принадлежащих европейским странам территорий имеются и земли, географически к «Старому Свету» не относящиеся. В частности, здесь речь идёт о принадлежащему Королевству Дании самому крупному острову на планете — расположенной на площади в 2 130 800 квадратных километров в районе Северного Ледовитого и Атлантического океанов Гренландии. В этой «зелёной стране» постоянно проживают лишь около 58 тысяч, преимущественно (на 90%) гренландцы-эскимосы. Тем не менее, стратегическое и сырьевое значение Гренландии не только для Арктического субрегиона, но и для всей планеты представляется весьма важным, что автоматически придаёт теме сепаратизма на острове международное измерение.

Дело, конечно, не столько в значении рыболовства, которое до сих пор является основой местной экономики, поскольку более 90% всего гренландского экспорта приходится именно на рыбную промышленность, а в рыболовстве в целом занято не менее четверти всего населения великого по размерам острова. Гораздо важнее то, что ещё в прошлом веке в Гренландии и её пределах были выявлены запасы многих полезных ископаемых, включая нефть, газ, цинк, свинец, медь, платину и т. д. Уже десять лет в Гренландии работают объекты горной промышленности. Совсем недавно Дания и гренландская автономия договорились о совместном запуске производства радиоактивного урана и редкоземельных металлов, что может привести к добыче около 3 млн тонн руды в год.

Датская колонизация Гренландии началась почти три столетия назад, в 1721 г. Лишь в 50-е гг. прошлого века Гренландия была объявлена равноправной частью королевства, а закон 1979 г. провозгласил Гренландию «самоуправляющейся территорией» в составе Дании. Во многом под напором автономистского движения, оформившегося как раз в 1970-е гг, «Зелёная страна» получила свой законодательный орган власти и собственное автономное правительство. В международном плане Гренландия получила в 80-е гг. известность в связи с тем, что местные левые власти тогда добились выхода Гренландии из Европейского Экономического Сообщества.

Именно левосоциалистическая партия «Инуит атакватигиит» («Общество инуитов», ОИ) выступала в качестве двигателя идеи вначале широкой автономии, а затем и полной самостоятельности Гренландии от Копенгагена. Лидер этой партии Кудпик Клейст в бытность главой автономного правительства в 2008 г. инициировал референдум, заметно расширивший реальную автономию Гренландии. Поскольку две ведущие партии острова — ОИ и социал-демократическая «Сиумут» («Вперёд») считаются сепаратистскими, не удивительно, что три четверти избирателей одобрили вынесенную на плебисцит «повестку дня».

С тех пор, вот уже почти десять лет «Зелёная страна» объективно шествует к полной самостоятельности от «датского колониализма». Заметно расширены политические и судебные прерогативы Гренландии, она получила право осуществлять в известных пределах свою внешнюю политику, оказывать влияние на перераспределение нефтяных доходов в свою пользу. Гренландский язык эскимосов получил официально признанный статус. В 2009 г. был принят новый специальный Закон о самоуправлении Гренландии, в котором оговаривается, что доступ Гренландии к независимости — в случае необходимости — возможен путём переговоров между Данией и Гренландией и через новый референдум на ледяном острове.

Но даже если все последние годы Гренландия плавно двигается в сторону суверенитета, на сегодня вопрос о его достижении остаётся весьма туманен. Тем более, что главная сепаратистская сила ОИ сегодня уже находится в оппозиции, хотя на региональных выборах в 2014 г. за неё и отдали голоса 33,5% избирателей Но первое место завоевала партия «Сиумут» с 34,6%, отказавшись от идеи чисто левого правительства в пользу союза с правоцентристской продатской партией «Демократы». А нынешний первый министр островной администрации и лидер «Сиумут» Ким Килсен является очень прагматичным политиком, не настроенным на фронтальный разрыв с «метрополией».Тем более, что, в соответствии с действующим Законом о самоуправлении, сильно дотационная Гренландия получает ежегодную субсидию от королевства в размере более 3,2 млрд датских крон.

Иногда в отечественной публицистике можно встретить материалы о том, что гренландские эскимосы-сепаратисты являются чуть ли не прямыми агентами США. Но так ли это на самом деле? В действительности, покрытый почти на 85% льдом остров заинтересовал США ещё за долго до того, как глобальное потепление натолкнуло американские ТНК на мысль, что недра Гренландии вполне могут со временем принести немало чистой прибыли. Ещё в далёком 1946 г., более вдохновляясь стратегическим положением громадного острова, американцы официально предложили Дании продать им Гренландию за 100 млн долларов. Получив отказ, не отчаялись. После подключения Дании к НАТО, в 1950 г. была достигнута договорённость между Вашингтоном и Копенгагеном, по которой в распоряжение американцев перешла авиабаза Туле. О её значении в эпоху «холодной войны» в Арктике написано немало.

Но всё дело в том, что левосепаратистские силы во главе с партией ОИ как раз традиционно были противниками американского военного присутствия в Гренландии, постоянно ставили вопрос о том, что американские военные загрязняют остров. В 1970-е и 1980-е гг. предвыборные плакаты радикальных левых пестрели лозунгами как против ЕЭС, так и НАТО. Сегодня депутат датского Фолькетинга, лидер ОИ Сара Ольсвиг заявляет, что «Гренландии как таковой никто не угрожает», в связи с чем наличие американских баз на острове вызывает сомнение. Наоборот, нынешнее, более ориентированное к политическому центру правительство предпочитает данную тему не поднимать, считая, что «будущее покажет». В этой связи, можно предположить, что если в «сырьевом» или экономическом планах возможное приобретение Гренландией независимости вполне выгодно крупному американскому капиталу, то с политической стороны уход острова из-под суверенитета проверенного временем датского союзника может нести для американского империализма и потенциальные риски. Впрочем, как считает известный московский специалист по истории Северной Европы Лев Воронков, «можно предположить, что обретение полной независимости острова — не актуальная задача на сегодняшний день». Однако уже весьма скоро эта задача может встать в повестку дня международных отношений со всей определённостью…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail