В Москве арестован главный шеф-редактор Аналитической дирекции ИА REGNUMЮрий Баранчик. Казалось бы — незначительное событие. Мало ли журналистов «укоротил» Лукашенко, президент Белоруссии? Но очень часто соломинка ломает спину верблюда, а неудачный поворот лыжника вызывает снежную лавину в горах, в которой эти лыжники пропадают без вести сотнями. И если посмотреть на исторический контекст этого события, то трудно отделаться от мысли, что это как раз тот самый случай.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поэтому при рассмотрении проблем, порожденных этим арестом, временно предлагается забыть, что Юрий Баранчик является знаковым явлением и в российской, и в белорусской журналистике, и в политологии и философии. И президент Лукашенко явно недооценил возможность того, что арест Юрия Баранчика по личному приказу президента войдет в историю республики как арест одного из самых прогрессивных ее мыслителей. Кроме того, прежде чем перейти к рассмотрению вопроса по существу, хочется напомнить всем постсоветским националистам на геополитическом пространстве от Батуми до Каунаса, что по одной из версий Шота Руставели был не только грузинским поэтом, но и византийским монахом в Иерусалиме, пережившим Четвертый крестовый поход, зверства которого в XIII веке затмевают зверства нацистов в 1940-х годах. И этот монах писал православным грузинам, что должно быть важнее всего то, что они являются гражданами Православной империи, и что национальный вопрос решен в Церкви, это гарантирует им максимально гармоничное развитие грузинской культуры, а не иллюзия независимости от этой самой Империи, которую всегда готовы «гарантировать» такие гуманисты, как турки-сельджуки или крестоносцы Четвертого «крестового» похода

Итак, Cui prodest? Cui bono?

Автор этой статьи не вникал в белорусскую политику несколько лет, и этот недостаток является достоинством его статьи, позволяя взглянуть на проблему с чистого листа. Первое, что приходит в голову, — это то, что до Олимпиады, будь она неладна, популярность Путина в Белоруссии могла соперничать с популярностью Батьки, а популярность Лукашенко в России с популярностью Путина. И это обстоятельство не могло не нервировать обоих лидеров, но последующие события показали, что оно не может быть препятствием для их военно-политического союза. Более того, при более внимательном рассмотрении оно помогало им обоим, так как «последнего диктатора Европы» усиленно пытались убрать европейские гуманисты — и убрали бы, если бы не Россия. В этом проявился реальный, а не липовый характер братства двух народов — русского и белорусского — в отличие от Украины, которая всегда была анти-Россией, порожденной Брестской унией. И Тарас Бульба не зря называл себя русским, а не украинцем, и то, что сына своего он убил вполне сознательно, а не в припадке гнева, мы знаем совершенно точно. В отличие от реальных исторических деятелей, убивших своих сыновей. Поэтому главным фактором в «деле» Юрия Баранчика является иллюзия сходства положения Украины и Белоруссии, которая в недобрый час замутила сознание Александра Григорьевича, заставив его встать на сторону бандеровцев, предшественники которых сожгли Хатынь и еще несколько тысяч белорусских деревень вместе с их жителями.

В частности, Юрий Баранчик незадолго до ареста написал статью о заговоре министра иностранных дел Республики Белоруссии Владимира Макея, из которой следует, что приговор Лукашенко уже подписан, но в Берлине, а не в Москве. И арест Баранчика придает этой статье дополнительный вес, который нужен Лукашенко меньше всего на свете. Про Москву я уже и не говорю — сам факт ареста является крупной дипломатической проблемой российского МИД, так как означает разброд и шатания в российском руководстве. А если Баранчик будет выдан и ослепленный яростью Лукашенко с ним расправится, то ответственность за это, причем самого некрасивого свойства, падет не только на Минск, но и на Москву. При этом та часть белорусов, которая сейчас ориентируется на дружбу с Россией, естественно, радикализируется, и Лукашенко, утратив их поддержку, естественно, обвинит в этом Россию, которая, поддержав интриги против себя в Москве, просто приглашает к себе все новые и новые конфликты со всем миром.

В том-то и дело, что после того, как американская ведьма Бастинда проиграла выборы, все наезды на Россию имеют целью спровоцировать беспорядки в Москве, а-ля 1990 год, а не реальную войну, которая стояла на пороге уже два года назад, когда генерал Бридлав хотел начать крупномасштабные маневры НАТО на границах России непременно 22 июня. И каждый информационный повод, свидетельствующий о расколе в Москве, провоцирует дополнительные наезды на нее так называемого мирового сообщества, которое сейчас ведет войну на два фронта — в первую очередь против американского президента Дональда Трампа, а уже во вторую против российского Владимира Путина. При всем моем уважении к Ангеле Меркель до Хиллари Клинтон ей далеко — немка еще не может себе представить угрозу ядерной войны как цель, а не как средство.

И я это пишу в расчете на то, что Юрий Баранчик был арестован по личной просьбе Лукашенко, а не стал жертвой международных интриг. И что его арест чисто случайно совпал с речью президента Белоруссии, которая привлекла большое внимание на Западе, и где он сказал, что Европейский союз должен быть спасен любой ценой. Можно предположить, что Белоруссия обратилась к России с просьбой арестовать Юрия Баранчика несколько недель назад, имея в виду, что никто его арестовывать не будет. Но когда Макею удалось внедрить в голову Лукашенко эту замечательную геополитическую идею, что Евросоюз должен быть спасен любой ценой, не сказав ему, что ценой будет Майдан в Минске и низложение последнего диктатора Европы, арест Баранчика оказался очень кстати для ее иллюстрации.

И Лукашенко нажал на соответствующие кнопки в Москве, наплевав на последствия для Белоруссии и России, которые этот арест будет иметь в контексте отказа ведущих клинтонитов от создания специальной комиссии Конгресса и назначения специального прокурора для расследования связей президента Трампа с Россией, прозвучавший на всех телеканалах в прошлое воскресенье. Более того, они вынуждены были признать отсутствие у них хоть каких-нибудь доказательств вины Трампа, а значит и оснований для этих расследований, в обмен на прозвучавшее сквозь зубы председателя комиссии Конгресса по делам разведсообщества признание отсутствия у него хоть каких-нибудь доказательств приказа Барака Обамы подслушивать Трампа накануне выборов. В этой ситуации настойчивые, если не сказать наглые попытки Евросоюза поддержать кандидата, подделывающего результаты выборов и пытающегося после выборов свергнуть законно избранного президента США, выглядят актом враждебности по отношению к американскому народу, чтобы не сказать актом войны.

А слова Лукашенко о необходимости сохранить Евросоюз любой ценой в сочетании с арестом по его запросу журналиста, пишущего о необходимости улучшения отношений России, Белоруссии и США, превращают его из ласкового и хитрого теленка в глупое животное неизвестной породы, добровольно залезшее между молотом и наковальней.