США должны добиться четкого понимания того, в каких сферах Россия, движимая больше не идеологическими мотивами, но интересами, представляет угрозу политике США, а в каких нет. Несмотря на то, что Вашингтон не должен отказываться от критики российского «шпионажа, вмешательства в выборы 2016 года, репрессивного характера внутренней политики или агрессивных вмешательств в Сирии, Грузии или на Украине», существует возможность для сотрудничества между США и Россией, пишет Джеремайя Розман в статье для The National Interest.

Сотрудничество
Сотрудничество
Flazingo Photos

Автор отмечает, что, в отличие от Советского Союза, Россия не обладает возможностью проецировать свою мощь так же, как это делают США, поэтому Москва не способна бросить вызов глобальным интересам США. Тем не менее во избежание столкновения интересов США с российскими следует занимать жесткую позицию только там, где затрагиваются ключевые интересы США, то есть в плане безоговорочной поддержки союзников по НАТО. При этом необходимо признать, что экспансия Запада и продолжение почти полной монополии США на применение силы, сложившейся после окончания холодной войны, не являются правильной стратегией.

Хотя Россия и близко не обладает таким же военным потенциалом, как США, у России достаточно сил запрещения доступа, чтобы урон силам НАТО, осуществляющим против неё операцию, стал ощутим. Но и это не имеет особого значения, поскольку российский потенциал сдерживания включает в себя и ядерное оружие. Противостояние между странами, обладающими ядерными арсеналами, сравнимо с игрой «кто первым струсит». Ни одна сторона не хочет начинать войну из-за предмета спора, однако та сторона, которая сможет убедить другую, что ей этот предмет важнее, победит. Таким образом, должно быть очевидным, что для России её сфера влияния намного важнее, чем для США.

В частности, когда дело касается Сирии, у Москвы в конфликте четкая цель — поддержка президента страны, с которой у Кремля давняя история взаимоотношений. США, напротив, не смогли продемонстрировать никакой четкой цели в этой стране, вместо это решив занять выжидательную позицию. США оказались не готовы нанести удар по Асаду даже тогда, когда он, как считает автор, пересек «красную черту» и «применил химическое оружие против сирийских мирных жителей». Если Вашингтон не стал рисковать тогда, то почему Москва должна поверить, что Белый дом нанесет удар в случае, например, нарушения бесполетной зоны? Когда становится понятно с высокой долей определенности, что противник свернет в сторону, нужно просто продолжать движение в сторону победы.

И Россия уверена, что в своей сфере влияния и в Сирии США отвернут, поэтому Вашингтону нужно спросить себя, стоит ли унижения и удара по своему престижу то, чтобы занимать такую непреклонную позицию, от которой США в любом случае откажутся. Несомненно, отметит реалист. На этом фоне разочарование ждет тех, кто выступает за новую холодную войну и противостояние с Россией на каждом углу, поскольку эта политика приведет к катастрофическим последствиям. Россия стремится к такому противостоянию и готова к издержкам любых ответных мер Запада. Так, поддержка президента России Владимира Путина только возросла после введения Западом санкций.

Хорошей новостью тем не менее является то, что США не могут и не должны настраивать против себя Россию в областях, крайне важных для Москвы, при этом интересы России необязательно должны угрожать интересам США. В отличие от Советского Союза, Россия не стремится проецировать свою власть на весь земной шар и соревноваться с США, поэтому если Вашингтон окажется способен понять точку зрения России, между двумя странами возможно сотрудничество.

На фоне реальных намерений и возможностей России возникает вопрос, откуда пошла такая реакция со стороны американских СМИ, напоминающая худшие дни холодной войны. Отчасти, считает автор, это связано с российской «агрессией на Украине и в Сирии», а также «вопиющим вмешательством в выборы 2016 года». Этот гнев, подчеркивает автор, оправдан, как и недовольство подобными шагами со стороны США за рубежом.

«Правда состоит в том», указывает автор, что «Россия взломала почтовый ящик Хиллари Клинтон и переписку Национального комитета Демократической партии потому, что могла», однако США занимаются тем же самым. При этом нет никаких доказательств того, что Россия манипулировала результатами выборов. Поэтому кампания демократов, по-прежнему неспособных оправиться от поражения, направлена исключительно на дискредитацию администрации Трампа.

Тем не менее политическая «охота на ведьм» оказывает влияние не только на внутреннюю политику, но и может быть сопряжена со значительными международными последствиями, поэтому контрпродуктивным для внешнеполитических интересов будет продолжение обострения враждебности в отношении России. На этом фоне тем, кто начал антироссийскую «охоту на ведьм», стоит сделать шаг назад и понять, что попытки представить администрацию Трампа в качестве агентов России полезны в продвижении целей той или иной партии, однако такой шаг окажется в конечном счете недальновидным и скажется негативно на стратегических интересах США.

Таким образом, США должны занимать непреклонную позицию в тех сферах, которые жизненно важны для Вашингтона, и скромно вести себя, сохранив репутацию, в областях, где Россия готова поддерживать преимущество и решительность. Русские не чужды макиавеллизму, но этого США следует ожидать от каждой страны, как и Россия должна ожидать того же от Вашингтона.

Согласно высказыванию бывшего премьер-министра Великобритании Генри Джона Темпла Палмерстона, у Лондона нет вечных врагов или друзей, только вечные интересы, так и США, отношения которых с России всегда были довольно непостоянными, должны понимать, в каких областях они сходятся, а в каких расходятся с Москвой. Только тогда может быть достигнуто эффективное сотрудничество, а также удастся избежать позорных внешнеполитических проигрышей.