Пассажиропоток из России (Калининградской области) в Польшу в 2016 году существенно упал по сравнению с 2015 годом. Такую информацию обнародовали польские и российские таможенники на встрече в г. Мамоново Калининградской области.

Польская граница
Польская граница
Из архива ИА REGNUM

Если в 2015 году через МАПП «Мамоново-Гроново» проследовало более 900 тыс. легковых автомобилей, то в прошлом году — 581 тыс. авто, то есть на 35% меньше. Подобным образом выглядит и ситуация с гражданами: в 2015 году зафиксировано 1,6 миллионов пересечений границы, в 2016 году этот показатель сократился на 32% — до чуть более одного миллиона.

Особенно резким снижение было в июле прошлого года, с момента отмены Варшавой действия Соглашения о местном приграничном перемещении. В остальных пунктах пропуска на российско-польском участке границы наблюдалась похожая ситуация — сокращение интенсивности перемещений граждан и автомобилей составило от 30 до 35%.

Вместе с тем, по словам начальника информационно-технической службы Калининградской областной таможни Елены Шкариной, снижение интенсивности перемещений через границу не сказалось на правоохранительной деятельности таможенных органов. Так, в 2016 году таможней возбуждено 1045 дел об административных правонарушениях. Это даже немногим больше, чем в 2015 году — тогда данный показатель составил 1014 дел.

Корреспондент ИА REGNUM дополняет, что в калининградской блогосфере в эти дни массово и эмоционально обсуждается вопрос о том, «почему я больше никогда не поеду в Польшу за продуктами».

«Терпеть это издевательство уже не представлялось возможным. К тому же было свежо воспоминание, как 4 января 2016 года мы простояли в очереди 8 часов! Вообще за 2016 год, один раз мы чудом успели на самолёт в Гданьск, простояв в очереди на рейсовом автобусе более трех часов, — написал, в частности, блогер Дмитрий Евсюткин. — Один раз время «великого стояния на Угре» растянулась на шесть часов, и множество раз приходилось ждать польских пограничников, при абсолютно пустой границе, по три часа. Наконец моё терпение лопнуло. Поездки в соседнюю республику лично для меня потеряли всякий смысл».