Гай Фокс
Гай Фокс

«Remember, remember!

The fifth of November,

The Gunpowder treason and plot;

I know of no reason

Why the Gunpowder treason

Should ever be forgot!»

English Folk

Благодаря массовой культуре всем известно имя легендарного заговорщика Гая Фокса, участника Порохового заговора, имеющего своей целью свержение монарха путём подрыва королевского парламента. Однако он вовсе не предполагал идей провозглашения анархизма и жаркого триумфа над тоталитарным режимом. В действительности Пороховой заговор был задуман группой дворян, недовольных политикой короля в отношении католиков, и Гай Фокс вовсе не был лидером и автором заговора.

Чтобы понимать предпосылки события, необходимо знать, каково было внутреннее политическое положение Англии в XVII веке. В результате Реформации 1560 года в Британии и Шотландии восторжествовало воинственное протестанство, в то время как католики стали вести полулегальное существование. Чтобы занимать любую государственную или церковную должность, необходимо было принести клятву верности англиканской королеве, чего не мог сделать католик. Отказ от посещения англиканской церкви облагался серьёзным штрафом, а католические священники не имели права вести службу.

Восхождение на королевский престол Якова Стюарта в 1603 году (Яков VI Шотландский, он же Яков I Английский), сына казнённой католической королевы Марии Стюарт, вселило католикам надежду на возвращение своих религиозных прав. Однако англиканский король проводил политику умеренных протестанских реформ, сохраняя религиозный нейтралитет. Он допускал существование католической партии при дворе, но многих католиков по-прежнему не устраивал монарх протестанского толка. Таким образом, революционные заговоры того времени были сугубо католическими, а не анархическими.

В надежде приобрести сильного союзника в борьбе за свои права католические революционеры обратились к испанскому королю Филиппу III. Лондонский договор 1604 года, подписанный Британией и Испанией, положил конец девятнадцатилетней войне между королевствами и лишил католическое сообщество Британии поддержки и средств на мятеж.

Дэниэл Мижтенс. Яков I в старости. 1647
Дэниэл Мижтенс. Яков I в старости. 1647

Показательные казни католиков в конце 1604 года подогрели и без того бунтующий пыл протестующего католического сообщества, и вот тогда-то группа радикально настроенных товарищей стала обдумывать план заговора. На сегодняшний день известно, что участников заговора было по меньшей мере тринадцать, именно столько было привлечено к казни. В основном это были братья, кузены, и бывшие одноклассники дворянского происхождения, а вовсе не угнетённые отбросы общества. Среди них были Роберт Кэтсби, имеющий удачный опыт участия в заговоре в Эссексе, Томас Уинтер, Томас Перси, Джон Райт, Роберт Кейс, Фрэнсис Трэшем, Джек и Кит Райты и ставший легендарным Гвидо Фокс. В планы заговорщиков входило убийство короля Якова Стюарта вместе с его старшим сыном Генри, членами парламента и представителями верховной судебной власти путём подрыва здания парламента во время тронной речи монарха 5 ноября 1605 года. У короля оставался ещё один сын Карл, которому было на тот момент 4 года, и девятилетняя дочь Елизавета. Именно на неё делали свои политические ставки заговорщики. Предполагалось дальнейшее похищение юной наследницы и обращение в католичество при католических же регентах для будущего правления.

Джордж Круикшанк. Видение Гая Фокса. 1840
Джордж Круикшанк. Видение Гая Фокса. 1840

План был преступно гениален: предполагалось арендовать помещение рядом с палатой лордов, проделать подземный туннель и заложить взрывчатку. Подрыватель должен был сплавиться по Темзе и присоединиться к соучастникам, укрывшимся в Уорикшире, где были сильны позиции католиков, и оттуда начать народное восстание. Позже Томасу Перси удалось арендовать помещение прямо под зданием Парламента, и туда без осложнений было перевезено 36 бочонков пороха, которые силой взрыва могли уничтожить не только палату лордов, но и серьёзно повредить ближайшие здания. Казалось, всё благоволит преступлению.

Гвидо Фокс был представлен основателям заговора как хороший солдат. Более десяти лет он сражался на стороне Испании как наёмник и, несомненно, имел самый большой военный опыт среди участников. Он не был ни подрывателем, ни смертником, но, возможно, имел самые крепкие нервы, поскольку именно ему было поручено поджечь фитиль у пороховых бочонков и успеть сбежать. Именно этот роковой жребий сделал Гвидо Фокса печально знаменитым, а позже — символом любого сопротивления.

Джордж Круикшанк. Подкоп. 1840
Джордж Круикшанк. Подкоп. 1840

Никакой чрезвычайно дерзкий план не обходится без утечки информации. 26 октября лорд Монтигил, один из заседателей парламента, получил анонимное предупреждение о готовящемся мероприятии. О существовании этого письма стало известно и заговорщикам, но 36 бочонков оставались на месте, и было решено довести дело до пламенного конца.

Тем временем информация о готовящемся взрыве была передана королю Якову Стюарту, и в ночь с 4 на 5 ноября в помещениях под парламентом был произведён обыск. Там и был задержан многопечальный Гвидо Фокс на месте несвершившегося преступления.

Генри Перронет. Раскрытие заговора. 1823
Генри Перронет. Раскрытие заговора. 1823

Во время первого допроса, проведённого самим монархом, Гвидо Фокс представился вымышленным именем и сообщил, что действовал в одиночку. Король был восхищён упорством заговорщика и приговорил его к допросу с пытками в Тауэре. 7, 8 и 9 ноября Фокс подписал три признания и выдал своих товарищей. 27 января 1606 года Гвидо Фокс был предан суду и казни через повешение, потрошение и четвертование вместе с остальными участниками заговора.

31 января Гвидо Фокс спрыгнул с эшафота и сломал шею, чем избежал оставшихся процедур казни при жизни, однако всё равно был четвертован и разослан по королевству в назидание. Песенка из народного фольклора, которая описывает это историческое событие, завершается словами «Make the bells ring! God save the King!» («Да зазвенят колокола! Боже, храни Короля!»)

Джордж Круикшанк. Гай Фокс подписывает показания после пыток. 1840
Джордж Круикшанк. Гай Фокс подписывает показания после пыток. 1840

Вскоре был издан закон, согласно которому 5 ноября ежегодно отмечалось по всему королевству как «день благодарения за спасение», традиционно сопровождаясь залпами фейерверков и сжиганием чучела Фокса. Гвидо стал «Гаем», слово «Guy» стало нарицательным и обозначало чучело или плохо одетого человека, а потом и вовсе любого мужчину. В 1859 году закон упразднили, но «Ночь Гая Фокса» по-прежнему отмечалась во многих англоязычных странах.

Баллада о заговоре. До 1696
Баллада о заговоре. До 1696

Как же вышло, что заговорщик-неудачник, чью казнь отмечали на государственном уровне 250 лет, персонаж с плохой репутацией и народный «козёл отпущения» стал символом и лицом современного сопротивления тоталитаризму и капитализму?

Очень просто. В 1981 году писатель Алан Мур и художник Дэвид Ллойд получили заказ на графический роман от компании Marvelman. Будучи полны пессимизма в отношении внутренней и внешней политики Англии, создатели остановились на сюжетной канве ближайшего постапокалиптического будущего Англии, предоставленной мрачному тоталитаризму. Им не хватало типично британского главного персонажа, пока однажды в непрерывной переписке авторов Дэвид Ллойд не заявил: «…Почему бы не сделать из него воскресшего Гая Фокса? Это уж точно выглядело бы эксцентрично и к тому же вернуло бы Гаю Фоксу имидж, которого он заслуживает. Ибо надо не сжигать пятого ноября чучело Фокса, а праздновать его попытку взорвать парламент».

Алан Мур. V — значит Вендетта. Обложка комикса
Алан Мур. V — значит Вендетта. Обложка комикса

Так Гай Фокс воскрес графическим эксцентричным беглецом из концентрационного лагеря, в маске вершившего экстремистское правосудие над фашистским гнетом.

Надо сказать, что будущее, созданное Муром и Ллойдом, вполне соответствует тем мерам, к которым прибегает герой V, и, более того, не так далеко от нашего с вами настоящего. Экономический коллапс, голод, уничтожение «нежелательных» групп в концентрационных лагерях, тотальный контроль через органы власти: Голову, Глаз, Ухо, Нос, Рот и Палец. В 1997 году, когда начинают разворачиваться события романа, эти «органы» производят наблюдение, прослушивание, расследование, пропаганду и соблюдение правопорядка под руководством Головы. V в маске Гая Фокса взрывает парламент в первой главе романа и заявляет о своём сопротивлении режиму. Впоследствии он совершает ряд преступных действий за гранью добра и зла, прокладывая нации путь в страну «Делай-Что-Пожелаешь». Идеи истинного анархизма, упорядоченного свободой и ответственностью каждого, резко противопоставлены классической форме фашизма, построенного на страхе и насилии. Интересно, как любое хорошее произведение, графический роман «V — значит Вендетта» оставляет больше вопросов, чем даёт ответов. Мы не знаем, привёл ли V нацию в страну «Делай-Что-Хочешь», на момент завершения романа они ещё на полпути, в стране «Бери-Что-Пожелаешь». Также авторы не говорят ничего определённого о том, что двигало V, высшие идеалы свободы и справедливости или кровная месть. Однако совершенно определённо мы точно знаем, что маска Гая Фокса, за которой прятался герой романа, стала символом сопротивления.

Бой
Бой
Цитата из кф «V значит Вендетта». реж. Джеймс МакТиг. 2006. Великобритания, Германия

В 2000-х годах маску Гая Фокса активно использовала группа «Анонимус» в ряде протестных акций и митингов, сегодня эта маска широко популярна и символизирует любое сопротивление. Таким образом, группы протестов, скрывающихся под маской Гая Фокса, оказываются трижды закамуфлированы: в печальной истории заговора, в мифе о V и в толпе. То есть абсолютно обезличены.

Анонимус на акции «Захвати Уолл-Стрит» 17 сентября 2011 года
Анонимус на акции «Захвати Уолл-Стрит» 17 сентября 2011 года
david shankbone

Персонаж V ярок, эксцентричен, как и задумывался авторами, но при этом не персонифицирован, без лица. Что делает его удобным, но взрывоопасным аватаром. Экстравагантность и бунт вкупе с лёгким помешательством — портрет классического подростка, рвущегося из сыновьих оков. Идеи сопротивления угнетению и тоталитарному режиму ради свободы и справедливости для каждого сменились просто сопротивлением любому режиму и порядку. Как не бывает безупречных государственных устройств, так и не бывает безупречного отцовства. История о V, как и история Гая Фокса — в обзоре представляется историей любого подросткового бунта и сепарации, с разной степенью успешности. И пока этот бунт не ведёт никуда дальше страны «Бери-Что-Пожелаешь».