Оперативный отчет о ходе психологической войны — документы ЦРУ

После известия о том, что СССР овладел атомным оружием, США потребовалось срочно менять стратегию. И американские политики оценили важность не только «психологической войны» (это не подвергалось сомнению после 1945 года), сколько важность координации действий

Ольга Николаева, Анастасия Громова, 27 января 2017, 09:00 — REGNUM  

Начнем цитирование документов с «Третьего оперативного отчёта о ходе работ в исполнение директивы СНБ 59/1 «Информационная программа за рубежом и планирование психологической войны». Сам документ не датирован, однако в нем есть отсылка к дате — «требуется чтобы данный оперативный отчёт от 6 марта 1951 года был распространён среди членов Совета для их сведения».

Читайте также: Психологическая война против СССР: Основные авторы и исполнители

Как уже говорилось, важность психологической войны в США окончательно оценили к 1950 году — к этому времени совпало два события. Первое — в марте 1950 года СССР объявил о создании атомной бомбы, второе — началась война в Корее (25 июня 1950 — 27 июля 1953 года). В тексте документа об этом говорится прямо:

«4. Исследовательская группа в составе полковника В. Дж. Бонакера, Объединённый субсидиарный отдел планов Объединенного комитета начальников штабов, подполковника Фредерика Р. Янга, Отдел психологической войны министерства сухопутных войск, и м-ра В. Бредли Коннорса, Госдепартамент США, была послана в Токио и Корею в октябре. Доклад группы был рассмотрен Межведомственной организацией по иностранной информации на совещании 13 ноября, 1950 и 18 января 1951 директор, мистер Барретт передал исполнителям информационное письмо по ведению психологической войны в Корее следующего содержания:

«Межведомственная организация по иностранной информации, оценив операции психологической войны в Корее на основании доступной на данный момент информации, которая заведомо неполна, и отметив, что действия по психологической войне в Департаменте сухопутных войск были повышены до подразделения специального штаба, пришла к выводу, что:

Важность психологической войны как инструмента национальной политики должна быть подчёркнута для всех исполнителей на местах;

Исполнители должны придать психологической войне приоритет, соответствующий её важности;

Все доступные методы и средства психологической войны должны быть максимально использованы;

Для обеспечения наиболее эффективной координации на национальном уровне мер ведения психологических войны желательно, чтобы учреждения, осуществляющие на местах программы ведения психологической предоставляли полную информацию о текущих планах и операциях.»

Периодические обзоры действий по психологической войне в Корее производились Советом по психологической войне для реализации вышеуказанных выводов. Госдепартамент, однако, считает, что психологическая война в Корее не получила должного статуса и её важность в полной мере не осознана».

Фактически, кстати, начало войны в Корее стоило кресла первому главе ЦРУ адмиралу Роскоу Генри Хилленкоттеру — он не смог получить вовремя данные о вторжении Северной Кореи в Южную: разведка «проспала» войну. По сути произошло следующее — после известия о том, что СССР овладел атомным оружием, США потребовалось срочно менять стратегию. И американские политики оценили важность не только «психологической войны» (это не подвергалось сомнению после 1945 года), сколько важность координации действий.

В начале и в ходе Корейской войны каждое ведомство (Пентагон, ЦРУ, Госдеп) вело пропаганду по своим каналам и используя собственные представления о том, какая именно пропаганда будет эффективной. Между собой они свои действия не координировали, что привело к тому, что ведомства часто мешали друг другу, а вложенные в пропаганду средства не приносили желаемой отдачи.

Цитирую отчет, из этих пунктов видно, что ряд исследований в марте 1951 года, накануне создания Комитета по психологической стратегии, был уже завершен:

«…5. План национальной психологической войны в рамках общей войны, подготовленный персоналом Межведомственной организации по международной информации в рамках СНБ 59/1, был направлен директору и находится на рассмотрении Совета.

6. Персонал также уведомил директора о завершении исследования на тему «Подробные функции национальной организации по психологической войне», ожидающего решения о местонахождении организации в соответствии с СНБ 74/3».

Причем, действовать решили точечно, так как было понятно, что «общий план» пропаганды не сработает — на русского и китайца нужно воздействовать по-разному. И внутри СССР и Китая пропагандисты призывали подчеркивать национальные различия и работали над этим.

«7. Планы для следующих регионов разрабатывались или межведомственно, или Госдепом и были приняты Советом к исполнению или находятся на рассмотрении:

Корея, Китай, Индокитай, Россия (отмечу, что в документах используется именно Россия, как будто в противовес современным желающим вычеркнуть СССР из русской истории — ИА REGNUM ), Германия (видимо, имеется ввиду Восточная Германия — ИА REGNUM )».

Далее в документе перечисляются проекты: проект «Троя», проект «Скиталец» (изучение возможности использовать плавающие радиопередатчики, работающие в стационарном режиме и установленные на основании договоров для открытой информационной работы, но которые также можно было бы использовать для тайных операций и для ведения психологической войны в случае начала боевых действий), проект «Неожиданная/блестящая идея» (стимулирование антикоммунистических настроений в Западной Европе), проект «Нобель» (публикации прозападных высказываний всех ныне живущих обладателей Нобелевской премии мира).

Читайте также: Величайшая культурная диверсия эпохи холодной войны: как ЦРУ издало «Доктора Живаго»Важным элементом психологической войны предполагалось сделать перебежчиков:

«13. Национальный Совет на нескольких совещаниях рассматривал вопрос о перебежчиках и их использовании в программах информационной и психологической войны».

В кратком, и даже сухом отчете видно, как методично и планомерно шла работа. Нам до сих пор мало известно об этих проектах — если с заказчиками все понятно, то с разработчиками и исполнителями — нет, документы, например, по проекту «Троя» до сих пор не оцифрованы и находятся только в Национальном архиве США. Из короткой строчки отчета о проекте «Нобель», конечно, трудно сделать серьезные выводы, но насколько активно долгие годы отрицалась хоть малейшая работа с лауреатами премии!

Что касается антикоммунистической пропаганды в странах Западной Европы, отмечу, что после Второй мировой войны самые многочисленные коммунистические партии, которые могли прийти к власти демократическим путем, были во Франции и Италии, также в послевоенные годы (с 1945 по 1947 годы) коммунисты входили в состав правительств Бельгии, Австрии, Дании, Норвегии, Исландии, Финляндии.

США начали проводить тайные операции по срыву выборов и дискредитации коммунистов сразу после окончания войны, когда еще не было структуры, ответственной за психологическую войну и только-только было организовано ЦРУ. Перед этим новорожденным ведомством была поставлена задача разработки операции по выводу из-под советского влияния стран Центральной и Восточной Европы любыми возможными способами, включая и экономическую войну — то есть нарушение функционирования экономик стран.

Так, под контролем посла США в Париже реализовывался «План психологических операций для сокращения коммунистического влияния во Франции» (КПС Д-14/б). Что интересно, план осуществлялся при поддержке французского правительства. Параллельно осуществлялся подобный план для Италии (КПС Д-15/ц)».

В книге Ellwood D.W. The 1948 Elections in Italy: A Cold War Propaganda Battle // Historical Journal of Film, Radio and Television указывается интересный пропагандистский ход на выборах 1947 года в Италии: США организовали массовое написание писем гражданами США итальянского происхождения своим родственникам и знакомым в Италию с просьбой не голосовать за «безбожников» коммунистов — всего было послано 10 млн. писем и телеграмм. Вот и прообраз воздействия через социальные сети, только позже вместо родственников и знакомых стали работать «Я крымчанка, дочь офицера…».

Про проект «Троя», разработанный по заказу Межведомственной организации по международной информации в Массачусетском технологическом институте, следует поговорить подробнее — об этом в следующей статье.

Полный перевод «Меморандума исполнительному секретарю Совета по национальной безопасности» выполнен из первоисточника Ольгой Николаевой, впервые перевод был опубликован в газете «Суть времени» №194 от 9 сентября 2016 года

Полный текст:

Меморандум исполнительному секретарю Совета по национальной безопасности.

Вашингтон, без даты

Третий оперативный отчёт о ходе работ в исполнение директивы СНБ 59/1 «Информационная программа за рубежом и планирование психологической войны».

1. Директива СНБ 59/1 была утверждена в качестве политики правительства 10 марта 1950 года. Требуется чтобы данный оперативный отчёт от 6 марта 1951 года был распространён среди членов Совета для их сведения.

2. В дополнение к шагам, предпринятым для усиления уже созданной в рамках директивы СНБ 59/1 организации, как было доложено во втором отчёте, были предприняты дальнейшие меры в данном направлении. Со времени последнего оперативного отчёта было проведено двадцать одно еженедельное (или два раза в неделю) совещание Бюро Национального совета по психологической стратегии. Новые процедуры для ускорения проведения совещаний Совета были утверждены в декабре 1950 года и вопрос о назначении постоянно действующего Исполнительного секретаря находится на рассмотрении Бюро.

3. Были созданы новые механизмы для более тесной межведомственной координации методологических принципов информационной политики.

4. Исследовательская группа в составе полковника В. Дж. Бонакера, Объединённый субсидиарный отдел планов Объединенного комитета начальников штабов, подполковника Фредерика Р. Янга, Отдел психологической войны министерства сухопутных войск, и м-ра В. Бредли Коннорса, Госдепартамент США, была послана в Токио и Корею в октябре. Доклад группы был рассмотрен Межведомственной организацией по иностранной информации на совещании 13 ноября, 1950 и 18 января 1951 директор, Мр. Барретт передал исполнителям информационное письмо по ведению психологической войны в Корее следующего содержания:

«Межведомственная организация по иностранной информации, оценив операции психологической войны в Корее на основании доступной на данный момент информации, которая заведомо неполна, и отметив, что действия по психологической войне в Департаменте сухопутных войск были повышены до подразделения специального штаба, пришла к выводу, что:

(a) Важность психологической войны как инструмента национальной политики должна быть подчёркнута для всех исполнителей на местах;

(b) Исполнители должны придать психологической войне приоритет, соответствующий её важности;

© Все доступные методы и средства психологической войны должны быть максимально использованы;

(d) Для обеспечения наиболее эффективной координации на национальном уровне мер ведения психологических войны желательно, чтобы учреждения, осуществляющие на местах программы ведения психологической предоставляли полную информацию о текущих планах и операциях.»

Периодические обзоры действий по психологической войне в Корее производились Советом по психологической войне для реализации вышеуказанных выводов. Госдепартамент, однако, считает, что психологическая война в Корее не получила должного статуса и её важность в полной мере не осознана.

5. План национальной психологической войны в рамках общей войны, подготовленный персоналом межведомственного совета по международной информации в рамках СНБ 59/1 был направлен директору и находится на рассмотрении Совета.

6. Персонал также уведомил Директора о завершении исследования на тему «Подробные функции национальной организации по психологической войне», ожидающего решения о местонахождении организации в соответствии с СНБ 74/3.

7. Планы для следующих регионов разрабатывались или межведомственно, или Госдепом и были приняты Советом к исполнению или находятся на рассмотрении:

Корея

Китай

Индокитай

Россия

Германия

8. «Проект Троя». Доклад, разработанный Госдепом после консультаций с Национальным советом по психологической стратегии, был подан; рассматривается его реализация. Отчёт охватывает только первые результаты описанных ниже исследований и вскоре будет доступен другим министерствам. Для реализации этого исследования Массачусетский Технологический институт созвал 30 ведущих учёных страны и других экспертов для исследования всех способов, как конвенциональных, так и нет, для пробивания «железного занавеса». Доклад рекомендует широкомасштабное расширение сети радиостанций, уже начатое, и призывает к дальнейшему расширению по направлениям, способствующим дальнейшему пробиванию занавеса средствами, не мешающими другим телекоммуникационным каналам (военным).

9. Проект «Скиталец». В рамках этого проекта было проведено изучение возможности использовать плавающие радиопередатчики, работающие в стационарном режиме и установленные на основании договоров для нашей открытой информационной работы, но которые также можно было бы использовать для тайных операций и для ведения психологической войны в случае начала боевых действий.

10. Проект «Неожиданная/блестящая идея». Госдепартамент разработал и сообщил Национальному совету о проекте, направленном на стимулирование выражения местных антикоммунистических настроений в странах Западной Европы.

11. Проект «Нобель». Национальный совет одобрил проект публикации прозападных высказываний всех ныне живущих обладателей Нобелевской премии мира.

12. Национальный Совет продолжил изучать возможности использования воздушных шаров как средства доставки пропаганды. ЦРУ было поручено проводить исследования по этой задаче и было указано накопить для ведения пропаганды тысячу больших воздушных шаров лучшей на данный момент конструкции.

13. Национальный Совет на нескольких совещаниях рассматривал вопрос о перебежчиках и их использовании в программах информационной и психологической войны.

14. Взаимоотношения между Штабом верховного главного командования ОВС НАТО в Европе, НАТО, Госдепартаментом и Минобороны относительно проводимой информационной программы и планируемой психологической войне активно изучается СНБ и Национальным советом.

Читайте ранее в этом сюжете: Новые «старые» документы ЦРУ: Как воевали против СССР

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Евросоюз не поддается давлению Эрдогана
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Соцопрос: Ни Макрон, ни Ле Пен не смогут объединить французов
NB!
30.04.17
Как польские подростки разгромили немецкое кладбище
NB!
30.04.17
Среди зноя и пыли мы с Будённым ходили на рысях на большие дела...
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций
NB!
30.04.17
Как Макрон притворится президентом?
NB!
30.04.17
Динамичный триллер: по пути в Европу Украине скучать не приходится
NB!
30.04.17
Выборы во Франции: «я его слепила из того, что было»
NB!
30.04.17
«Кузькина мать» снова жива и умирать не собирается
NB!
30.04.17
Куда катится мир? Ответ западной интеллигенции
NB!
29.04.17
Общая память для России и Польши
NB!
29.04.17
Станет ли Макрон французским Обамой
NB!
29.04.17
Олимпийская сборная России выиграла Кубок АЛРОСА: Фоторепортаж