Психологическая война против СССР: Основные авторы и исполнители

Помимо планов, системы координации и разработки стратегии были созданы главные пропагандистские инструменты, такие как «Голос Америки», Служба международной информации и обменов государственного департамента, Информационное агентство США и многое другое

Анастасия Громова, 24 января 2017, 11:30 — REGNUM  

Для начала сделаем немного скучный, но необходимый экскурс в историю вопроса. То, что США вели (и ведут) против СССР и России информационно-психологическую войну, до сих пор подвергается сомнению. Доказательств этому только последние годы после Крыма (для тех, кто не застал перестройку) появилось достаточно, однако все равно «глаза есть — видеть нету».

И это тоже так. Самолеты и танки с солдатами противника видеть на поле боя просто, а вот с информационными атаками дело обстоит сложнее — слишком эфемерное понятие. Но эффективное, к которым, как показала практика, советский человек оказался не готов.

Итак, опуская предысторию, 26 июля 1947 года президент США Гарри Трумэн подписал Закон (Акт) о национальной безопасности, им были созданы Совет национальной безопасности (СНБ, NSC) и Центральное разведывательное управление (ЦРУ). Актом полностью перестраивалась американская военная машина под работу в условиях холодной войны.

Читайте также: Новые «старые» документы ЦРУ: Как воевали против СССР

СНБ — это комитет советников президента США по вопросам внутренней, иностранной и военной политики, касающимся государственной безопасности. В совет входят президент, вице-президент, госсекретарь и глава Пентагона. Функции советников СНБ выполняют директор ЦРУ и председатель комитета начальников штабов, также во всех заседаниях СНБ принимает участие помощник президента по национальной безопасности.

Комитет формулирует основные направления внешней политики США, в том числе и военной, как в текущем периоде, так с долговременным расчетом. СНБ также рассматривает различные концепции и средства и методы их реализации. Подчиняясь главе государства, СНБ решения не принимает — это ответственность президента страны.

В рамках национальной стратегии психологической войны, о которой мы говорим, США формировали свою внешнеполитическую доктрину. Она в первую очередь исходит из экономических, военных, политических и геополитических интересов США. На вооружение была взята соответствующая риторика борьбы за мир и свободу с потенциальным агрессором, которым стал СССР. При выстраивании теоретической и идейной основы стратегии психологической войны был использован британский опыт политической войны, которая понималась как применение доктрины Клаузевица в мирное время — то есть использование всех средств, за исключением войны, для достижения национальных целей. Речь идет о политических союзах, экономических программах, официальной пропаганде — и, конечно, о тайных операциях по поддержке дружественных элементов в других странах, поддержка «подполья».

Вернемся к ЦРУ и тайным операциям. Сразу после того, как Акт о национальной безопасности был одобрен Конгрессом США, первый глава разведывательного ведомства адмирал Роскоу Генри Хилленкоттер попросил своего юридического советника Уолтера Пфорцхаймера проанализировать документ на предмет полномочий ЦРУ по осуществлению тайных операций, в том числе пропагандистских. Согласно анализу Пфорцхаймера, у ведомства таких полномочий не было — в функции ЦРУ входил только сбор и анализ разведывательной информации. ЦРУ и СНБ начали действовать, и были приняты документы, которые положили начало американским тайным и психологическим операциям в мирное время.

9 декабря 1947 г. Совет принял два документа, посвященные психологической войне, — директиву СНБ-4 «Координация мероприятий внешнеполитической информации» (степень секретности — «конфиденциально», то есть ее содержание было доступно представителям СМИ, и директива, конечно, немедленно было опубликована) и директива СНБ-4А категории «совершенно секретно». Согласно первому документу, помощник госсекретаря по связям с общественностью должен был усилить координацию всех мероприятий для противостояния антиамериканской пропаганде. Также устанавливалось, что ключевым координатором информационной политики США становился Госдепартамент.

СНБ-4 создала и отдельную интересную организацию, о которой мы еще немало поговорим: Межведомственную организацию зарубежной информации. В нее вошли представители Объединенного комитета начальников штабов, секретариат министра обороны, представители ЦРУ и Национального совета по ресурсам, возглавлял ее помощник государственного секретаря по связям с общественностью. До начала войны в Корее работы у МОЗИ практически не было, а ее история собственно началась в годы этой войны, с рассылки директив для ведомств, ведущих пропагандистские операции. Однако именно председатель этой организации — Эдвард Барретт — первым предложил план создания национального комитета психологической стратегии.

Вернемся к директивам. В СНБ-4 открытым текстом заявлялось, что «Советский Союз ведет интенсивную пропагандистскую кампанию, направленную против США, которая носит скоординированный характер и являет собой мероприятия психологического, политического и экономического характера с целью подрыва не коммунистических режимов во всех государствах. Конечной целью этой кампании является не просто подрыв престижа США и их национальной политики, но и доведение мирового общественного мнения до такого состояния, когда эффективное противостояние советским намерениям не будет представляться возможным ни психологическими, ни политическими, ни экономическими действиями».

Директива СНБ-4А в дополнение к одобренным программам открытой пропаганды вводила тайные психологические операции — этой директивой Совет тайно наделил ЦРУ полномочиями проводить официально не существовавшие программы психологической войны. Центр проведения этих операций находился в ЦРУ — при общей координации с Госдепартаментом и Пентагоном.

18 июня 1948 г. СНБ заменил документ СНБ-4А на СНБ 10/2, который призвал ЦРУ нарастить усилия в плане проведения тайных операций, началось увеличение бюджета психологических операций и рост количества занятых в них сотрудников ЦРУ. Также создавалось отдельное Управление специальных проектов (позднее — Управление политической координации (УПК)).

Всю полноту доступа к информации о СНБ-10/2 и операциях УПК имели лишь три человека — Дж. Кеннан (руководитель Группы политического планирования госдепартамента), М. Варне и Дж. Дэвис. Полной информацией о СНБ10/2, но без детального знания об операциях, обладали 18 человек, включая госсекретаря, 48 человек обладали меньшей степенью допуска к этой информации разного уровня.

Пока это был этап разработки стратегии, планов и налаживания координации. Отметим лишь, что фактически до создания в 1951 году Комитета психологической стратегии (PsychologicalStrategy Board) координирующий центр психологических операций находился в Госдепе США.

Привести содержание всех документов, которыми оперировали американские ведомства на первом этапе ведения психологической войны против СССР, не представляется возможным. Отмечу только еще директиву СНБ-68 от 14 апреля 1950 года, которая заложила основы для американской стратегии психологической войны против СССР, ставшей с 1951 г. предметом деятельности Комитета психологической стратегии.

В первую очередь из нее вытекали задачи обеспечения интересов лишь одной нации — США. В ней говорилось о поддержании индивидуальных свобод, создании условий для процветания американской свободной и демократической системы, а также о стремлении сражаться во имя защиты американского образа жизни. Нарастание конфликта, по мнению авторов директивы, происходит не по вине США, а наличие ядерного оружия у СССР усиливает борьбу, которая должна продолжаться до тех пор, пока не изменится природа советской системы.

Целью было объявлено сокращение мощи и влияния СССР, предполагались следующие направления американского воздействия: на сам СССР, союзные режимы, отношения между Кремлем и сателлитами, организации, в которых доминирует Москва, и ее влияние за пределами «железного занавеса». Выбор был сделан в пользу долгосрочной стратегии изменений в советской системе, путем сочетания открытого и тайного психологического воздействия. Но при этом США совершенно не исключали возможности войны с СССР.

Вернемся к Межведомственной организации зарубежной информации (InterdepartmentalForeign Information Organisation, IFIO), доступ к деятельности которой был более-менее открыт для исполнителей — дипломатов, сотрудников СМИ и разработчиков рекомендаций и программ. Эта межведомственная организация поручала, в случае необходимости, проработку и исследование вопросов стратегии, тактики, технических устройств и так далее внешним организациям, таким как Массачусетский технологический институт (MassachusettsInstitute of Technology, MIT — один из ведущих вузов США, да и всего мира), корпорация RAND, спонсирующие научные исследования фонды — например, фонд Форда.

Далее разработанные интеллектуалами документы согласовывались между ведомствами, корректировались в случае необходимости, затем утверждались, а разработанные на их основе инструкции и методички спускались исполнителям, курируемым ЦРУ или Госдепом — в частности, «Голосу Америки», дипломатам, писателям, журналистам, медиакорпорациям и так далее.

Итогом работы IFIOи СНБ стало создание Комитета по психологической стратегии 4 апреля 1951 года. До момента своего расформирования в 1953 году и передачи функций вновь созданному Комитету координации операций он активно занимался разработкой документов, целей и методов психологической войны. Дело в том, что понимание особой важности скоординированных действий в психологической войне пришло после того, как СССР объявил о создании ядерной бомбы (официально — 1950 год), и в годы войны в Корее — это время стало этапом «работы на износ», практически в авральном режиме.

Помимо планов, системы координации и разработки стратегии были созданы главные пропагандистские инструменты, такие как «Голос Америки», Служба международной информации и обменов государственного департамента, Служба международной информации в структуре НАТО, Информационное агентство США, Национальный комитет «Свободная Европа», в состав которого входил радиокомитет «Свободная Европа» из трех отделов — агентство печати «Free Europe Press», агентство по связи с беженцами и радиостанция «Свободная Европа» и многое другое.

Также в результате кропотливой межведомственной работы был подготовлен анализ зон интересов США в мире с учетом геополитической ситуации и были выделены геополитические зоны и обозначены цели информационно-психологической деятельности США. Как все это оружие было развернуто против СССР, его идеологии и советского человека — в следующих статьях.

В статье использованы материалы из диссертации Андрея Ивашева «Американская стратегия психологической войны против СССР на начальном этапе холодной войны (1946−1953 гг.)».

Читайте ранее в этом сюжете: ЦРУ между военными и Белым домом: битва «под ковром» и «на ковре»

Читайте развитие сюжета: «Психологические атаки США находятся под угрозой»: ВВС ищут выход

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.