Казахстан, по сути, разделен на два государства. В одном живут чиновники, у которых и экономика растет, и тенге (национальная валюта) крепчает, и уровень благосостояния граждан увеличивается. В другом государстве живут все остальные — те, чьими слугами де-юре являются упомянутые чиновники. И государства эти похожи одно на другое, как лубочная картинка на полотна Клода Монэ. У большинства граждан нет ни роста сбережений, ни роста благосостояния, ни всего остального.

Казахстан
Казахстан

Оттого-то и нарастает социальное недовольство. Оттого-то злорадствуют обыватели после каждого ареста крупного чиновника. Оттого-то граждане частенько критикуют ветви власти. Впрочем, власть особой любви к народу тоже не испытывает. Оттого-то одна ветвь принимает новые законы, призванные затянуть гайки до максимума. Оттого-то другая ветвь стремится найти тех, кто эти законы не соблюдает, чтобы передать их в руки третьей ветви, которая сумеет наказать бунтарей против «системы» так, чтобы другим неповадно было. Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что при детальном рассмотрении страна балканизирована на гораздо большее число «государств». Главное, что пока это разделение на анклавы — весьма условное, поскольку формально «в Багдаде все спокойно». И потому рядовые граждане продолжают жить своей жизнью, переживая не о том, что происходит в столице, а об отсутствии казахской Камасутры, которая решила бы все демографические вопросы. А в социальных сетях инаугурация Дональда Трампа вызвала гораздо больший интерес и обсуждение, чем серия громких арестов в высших эшелонах власти.

Тень на плетень

В 1993 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев учредил специальную международную стипендию «Болашак» (переводится с казахского как «будущее» — ИА REGNUM ). Цель ее — дать талантливой молодежи возможность получить образование за рубежом. Понятно, что не просто так, а при условии, что стипендиат, получивший образование, вернется затем на родину и отработает 5 лет на благо государства. Предполагалось, что участники этой программы, прозванные в народе «болашакерами», станут новой политической элитой Казахстана и смогут вывести страну как минимум в тридцатку развитых государств. Однако со временем имидж болашакеров постепенно сменился на негативный. Причины были разные.

Самый большой удар по репутации болашакеров, пожалуй, нанес бывший министр национальной экономики Казахстана Куандык Бишимбаев, который до недавнего времени считался одним из самых ярких представителей болашаковского движения. К своим 36-годам он сделал головокружительную карьеру, сменив за последние 13 лет десяток высоких кресел — от начальника управления в структуре министерства до помощника президента и министра. Его примером вдохновлялись, на него равнялись. Ровно до того момента, когда Куандык Бишимбаев был арестован за коррупционные преступления.

Куандык Бишимбаев
Куандык Бишимбаев
Kapital.kz

«Казус Бишимбаева» в известной мере скомпрометировал программу «Болашак». Впрочем, в обществе, в частности в соцсетях, слово «болашакер» давно уже употребляется в лучшем случае в ироническом контексте. Это человек, хорошо говорящий по-английски, умеющий носить костюм и галстук, не нюхавший пороху, не имеющий практического опыта и посаженный на государственную должность — учить жизни тех, кто ее знает. Программа, которая задумывалась как система подготовки за границей будущих управленческих кадров для республики, как социальный лифт для одаренных молодых людей, не имеющих крутых родственников, стала по преимуществу вотчиной детей непростых и успешных родителей. (…) У возвращенцев два пути. Одни предпочитают трудности жизни и идут в частный бизнес. Другие выбирают бессмысленные мучения, имеющие, правда, хорошую материальную отдачу: попадают в квази — или просто государственные структуры. И вместо того, чтобы менять систему, начинают в нее встраиваться. Понимая, что ее не изменить. Из западных денди стремительно мимикрируют в подобие старших коллег: платят за всё, но и берут за всё», — пишет известный казахстанский журналист Вадим Борейко в статье «Искоренима ли бишимбаевщина?» на сайте ratel.kz.

Он также припоминает несколько случаев, когда Бишимбаев, будучи еще министром, приглашал к себе известных в стране экономистов для обсуждения государственных экономических стратегий, но каждый раз встречи срывались.

«Я пытался понять мотивы странного игнора экономистов… Эксперты болеют за страну. И министр болеет за страну. Только они болеют за разные страны. В одной живем все мы. В бишимбаевской обитают поцелованные судьбой, то есть родившиеся в правильных семьях. У них бизнес-план расчерчен с рождения на всю жизнь. Им не приходится в поте лица добывать хлеб насущный. Деньги они не зарабатывают, а получают. Больше того — руководят ими, направляя бюджетные и нацфондовские потоки, куда велит Голос свыше. Они ничего не производят. Кроме госпрограмм и стратегий», — полагает автор.

Арест Бишимбаева не обошла своим вниманием «Новая газета». В статье «Триумф старой кастрюли» говорится, что история с экс-министром сильно дискредитирует программу «Болашак», одним из участников которой был экс-министр.

«Посыл этой идеи был понятен: чем пытаться вырастить тесто на испортившихся дрожжах в старой кастрюле, где вонь и плесень, лучше замесить его в чистой посуде без грязи. Этот идеализм — в политике и госслужбе точно — сразу напоролся на жестокую реальность. Во-первых, выяснилось, что пока тесто всходило в другой посуде, старую кастрюлю никто даже и не думал помыть и почистить. В итоге вся плесень тут же перекинулась на новое тесто, постепенно пожирая его. Кроме того, во-вторых, оказалось, что при самом процессе замеса нового теста в другой посуде там оказались ингредиенты из старой тары: по «Болашаку» уехали учиться не только дети, одаренные от природы, но по большей части дети, одаренные влиятельными родителями. Отпрыски, наделенные дополнительным преимуществом, по возвращению из зарубежной альма-матер быстро пришли к определенным вершинам, и внезапно оказалось, что менять систему они вовсе не собираются, и в старой кастрюле им куда удобнее. А раз так — то зачем напрягаться: и с плесенью, и с плохим запахом вполне можно ужиться и даже чувствовать себя комфортно. Главное — не выходить за «буйки», — по большому счету в этой статье говорится примерно о том же, что и у коллег.

Защита от дурака

В общем, «Болашак» в ряде случаев оказался вариантом потемкинских деревень, построенных для автора идеи программы, — президента страны. Впрочем, такие муляжи строятся в стране повсеместно. И для населения тоже много чего понастроено. С фасада — дворец, а внутри… А внутри все индивидуально, но дворцом все равно не пахнет.

К примеру, тот же Единый накопительный пенсионный фонд.

Когда частные накопительные пенсионные фонды, действующие в стране, было решено прикрыть, а все пенсионные деньги передать в государственную структуру, большинство казахстанцев вздохнуло с облегчением: у частника, конечно, дивиденды хорошие, но вот доверия к нему нет никакого. А государство вроде как понадежнее будет.

Увы, как показали последние аресты в ЕНПФ, когда по подозрению в присвоении и растрате вверенного им чужого имущества под следствие попали топ-менеджеры фонда, стало окончательно ясно, что доверять государству можно не больше, чем частникам.

Тревогу забили даже депутаты.

«Государство должно нести всю ответственность за то, что произошло. Мне кажется, что в пенсионном фонде тоже должен быть общественный совет, который будет контролировать, насколько правильно и качественно используются деньги пенсионеров. Также мне кажется, что если человек считает, что ему нужно эти деньги забрать из фонда — это его право. Человек имеет право взять эти свои деньги и использовать так, как он считает нужным. Потому что сегодня мы уже сомневаемся в том, что эти деньги вообще увидим, после такого бесхозяйственного отношения к народным деньгам», — заявила, к примеру, депутат Мажилиса (нижняя палата) парламента Ирина Смирнова.

Ее коллега Гульжана Карагусова, которая до получения мандата была министром труда и социальной защиты населения, также заявила, что в Казахстане необходимо разработать закон, который позволил бы изымать средства из пенсионного фонда на первоочередные нужды.

Но громкие фразы депутатов зачастую тоже всего лишь муляжи, созданные лишь для поднятия собственного авторитета в глазах народа. И, как правило, дальше сотрясения воздуха дело не двигается.

Между тем, известный казахстанский финансист, экономист, чья фамилия есть в списке 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии местного Forbes, Айдан Карибжанов уверен, что раздать пенсионные деньги людям на руки — это катастрофический вариант.

«Главная проблема — даже не в честности менеджеров. Пенсионный фонд как любой другой инвестор должен иметь палитру инвестиционных инструментов. Никакая пенсионная система, ориентирующаяся на инвестиции на внутреннем рынке, не может развиваться без такого рынка. Без национального фондового рынка. У нас уже строят второй финансовый центр (в Астане — ИА REGNUM ), не имея настоящего фондового рынка. У нас не могут понять, что финансовый центр — это не набор небоскрёбов из стекла и бетона, в котором, как в луже, сами по себе заводятся головастики и лягушки: купите аквариум, наполните водой и ждите зарождения жизни. Для развития фондового рынка нужно много факторов. В первую очередь приватизация: на рынке должны обращаться акции и облигации не только мутных эмитентов, а всего, что есть. А ещё — честный суд, правильный регулятор и вообще много чего», — написал Карибжанов на своей странице в Facebook.

При этом Карибжанов предлагает, по сути, вернуться к прежней пенсионной модели, когда накоплениями на старость управляло не государство, а частники.

«Государственное управление пенсионными деньгами надо устранить как можно скорее. Это риски коррупционные, а самое главное — это риски действий дурака. Главный вывод, к сожалению, привычный. Вопрос не в том, сколько лет тюрьмы дать ворам и кого назначить руководить пенсионным фондом. Будущее пенсий людей зависит от настоящих реформ и изменений», — резюмирует эксперт.

Пока Карибжанов размышляет о далеких перспективах, политолог Султанбек Султангалиев заглядывает в ближайшее будущее и, по его мнению, оно не может быть названо «светлым».

«Социальная ситуация в стране в 2017 году будет крайне напряженной. Причинами этого являются, мягко выражаясь, мизерное исполнение роли социальной поддержки со стороны государства различным категориям населения и очередные просчеты исполнительной власти, которые являются перманентными в силу ущербной системы государственного управления. Грубо говоря, массовый социальный протест может полыхнуть в любом регионе Казахстана, но на месте наших властей я бы особое внимание уделил именно западным регионам страны, где протестные настроения имеют ярко выраженный и долговременный характер. Общественно-политическая жизнь Казахстана будет проходить всецело под трендом политической модернизации в рамках транзитного периода. И, следовательно, ожесточится борьба с коррупцией, как политкорректно зачастую мы называем внутриэлитные разборки», — предрекает Султангалиев.

Кто тут греет свои уши?

К словам Султангалиева хочется добавить только одно маленькое уточнение: внутриэлитные разборки в стране с недавнего времени происходят не только с применением статьи «борьба с коррупцией», но и в рамках борьбы с «разглашением госсекретов».

Одними из тех, кому выпала сомнительная честь примерить на себя роль «чиновников-разгласителей», стали члены ближайшей свиты президента — заместитель руководителя Администрации президента Баглан Майлыбаев и его соратник Николай Галихин.

Они оба были арестованы сотрудниками Комитета национальной безопасности (аналог ФСБ — ИА REGNUM ) Казахстана. Их обоих подозревают в незаконном сборе, распространении и разглашении государственных секретов.

Баглан Майлыбаев
Баглан Майлыбаев
Kz astana

В том, что дело Майлыбаева — проявление внутриэлитных разборок, в стране мало кто сомневается.

«Политическая борьба в стране, скажем так, перешла определенную черту. Мы видим, что в последнее время происходит массовый слив компромата, участились аресты и громкие уголовные дела. И можно говорить о том, что те персоны, которые контролируют, хотя бы частично, ситуацию в информационной и внутриполитической сферах, начали выходить за определенные рамки… Поскольку подтверждение (ареста Майлыбаева — ИА REGNUM ) было сделано от лица КНБ, а не Национального бюро по противодействию коррупции или Генеральной прокуратуры, можно сделать вывод, что речь идет все-таки о политическом основании для ареста», — прокомментировал ИА REGNUM арест сотрудников Администрации президента Казахстана политолог Данияр Ашимбаев.

Между тем, по мнению политолога, директора по международным проектам Института национальной стратегии России Юрия Солозобова, нельзя считать Майлыбаева обычным чиновником «среднего ранга». «Это неверно! Майлыбаев занимал совершенно уникальное положение в политической системе КЗ. Образно говоря, это был «внутренний кабинет товарища Сталина». Как бы одновременно Поскребышев и Мехлис. Немногие знают, что в последнее десятилетие все значимые политические тексты Главы государства создавались при активном участии Б.А.Майлыбаева. Понятно, что столько лет и на таком важном посту может находиться только сто раз проверенный человек, абсолютно лояльный Казахстану и лично Президенту. Тем более дикой выглядит официальная версия о небрежности в работе с секретными документами…» — написал Солозобов на своей странице в Facebook.

Но кому мог «сливать» госсекреты заместитель руководителя АП?

Прежде чем начать искать ответ на этот вопрос, стоит вспомнить о том, что в стране есть еще один подследственный, которому инкриминируют те же статьи Уголовного кодекса, что и Майлыбаеву с Галихиным. Речь идет о бывшем председателе КНБ Нартае Дутбаеве. Судя по кулуарным сплетням, Дутбаева подозревают в том, что он передавал важные сведения беглому казахстанскому олигарху Мухтару Аблязову, который, по словам сторонников последнего, является личным врагом президента Назарбаева.

То есть вина Дутбаева примерно понятна. А вот дело Майлыбаева вызывает массу вопросов.

На сегодняшний день есть две негласные точки зрения насчет того, кто был получателем госсекретов президентской администрации.

Первая — Мухтар Аблязов. Эта версия не лишена определенной логики, поскольку адвокатом Баглана Майлыбаева является Жомарт Сарманов, который, по чистой случайности, представляет интересы и Нартая Дутбаева.

Правда, сам адвокат Сарманов заверяет СМИ, что не стоит совершать ошибку и мерить дела обоих его подзащитных одной меркой.

«Это — совершенно различные дела. Однако журналисты, которые в своих публикациях связывают совершенно не связанные между собой дела, тем самым оказывают давление на следствие и создают нездоровое отношение в частности к моим подзащитным», — заявил Сарманов в интервью радио «Азаттык».

Он также подчеркивает, что именно отсутствие связи между делом Майлыбаева и делом Дутбаева — несмотря на некую внешнюю схожесть предъявленных им обвинений — как раз и является тем юридическим основанием, которое позволяет ему, адвокату Сарманову, защищать их одновременно, без риска создать конфликт интересов.

Второй вариант на тему «кому Майлыбаев передавал информацию» — Россия. Сторонники этой версии приводят следующие доводы: во-первых, арестованный вместе с Майлыбаевым Галихин в свое время работал советником посла в посольстве в России. Казахстанские интернет-пользователи сразу же, как только стало известно о его аресте, нашли все личные аккаунты Галихина в соцсетях. Национал-популисты на основании статусов и комментариев обвинили Галихина в том, что он пророссийский чиновник и «ватник», который выступал против Украины, но за Россию.

Баглан Майлыбаев в 1998 году окончил аспирантуру кафедры политологии и политического управления Российской Академии государственной службы при президенте Российской Федерации.

И тему причастности России к этому делу активно развивают.

«Инкриминируемые Майлыбаеву и Галихину «тяжкие последствия» заставляют думать, что данное уголовное дело будет расширяться, и к нему могут добавляться всё новые, неожиданные персоны. Точно так же было, скажем, с делом Тохатара Тулешова (чимкентский бизнесмен, осужденный на 21 год лишения свободы за попытку государственного переворота — ИА REGNUM ). Кстати, в обоих случаях поговаривают о некоем российском лобби, поэтому реакция северного соседа тоже может дать кое-какие ответы и добавить детали к общей мозаике», — пишет радио «Азаттык».

«Тема «агента Кремля» Баглана Майлыбаева сейчас активно муссируется в социальных сетях, и нетрудно догадаться, кем она инспирируется. Однако, на мой взгляд, Майлыбаев пал «жертвой борьбы роковой» — подковерной внутриэлитной войны, которая с особенной силой разгорается сейчас в Казахстане. Это внутренние разборки кланов, которые к внешней политике не имеют никакого отношения», — уверен при этом политолог Султанбек Султангалиев.

В том, что в деле Майлыбаева в скором времени появятся новые лица, не сомневается и политолог Юрий Солозобов.

«Узун-кулак сообщает: 1) политкласс КЗ напуган происходящим, взять за хобот могут любого агашку (от казахского «ага» — уважительное обращение к старшему по возрасту мужчине, в разговорной речи «покровитель», — ИА REGNUM ) только по подозрению «в связи с врагом»; 2) внутриполитический баланс смещен в сторону одной группировки, которая имеет президентские амбиции и готова зачистить под ноль всех конкурентов; 3) международному имиджу КЗ нанесен большой урон недавними громкими посадками. Решено проводить международные мероприятия в максимально закрытом режиме. Чтобы избежать ненужных вопросов иноСМИ», — написал в Facebook политолог.

Ушли в отрыв

Но все это — проблемы мира чиновников, не особенно вызывающие сочувствие в мире рядовых граждан. Но, как мы уже указывали в начале статьи, фрагментация общества проходит и по другим параметрам. Это особенно бросается в глаза при анализе контента русскоязычных и казахоязычных СМИ.

Если первые худо-бедно, но активно освещают буквально все аспекты политической, социальной и экономической жизни страны, то вторые, равно как и их читатели, интересуются более приземленными вещами.

К примеру, на казахоязычном портале Abai. kz опубликована статься эксперта Жанузака Акима под заголовком «Почему численность казахов не растет?».

Выводы автора поражают свой глубиной и новаторским походом. Оказывается, дело не в ухудшении экономической ситуации, социальной нестабильности и прочих негативных факторах… Дело — в отсутствии казахской Камасутры.

«Камасутра»
«Камасутра»

«Одна из причин медленного демографического роста казахского населения лежит в сознании кочевника, сохранившегося до сих пор, и в традиционных запретах, которые не изменились, хотя жизнь вокруг давно стала другой. Феномен демографического роста Китая начинается с появления трактата «Дао любви». Согласно этой философии, 70-летний старик, овладевший искусством любви, не уступает 25-летнему парню. Обращенное в национальную философию учение изменило сознание китайцев и привело к быстрому росту населения. С 1950-х годов население Китая, составлявшее 450 миллионов, выросло за 70 лет на 1 миллиард. На рост населения Индии очень большое влияние оказывает трактат «Камасутра». В нем говорится, что в сексе как таковом нет ничего предосудительного, а сексуальные отношения между мужчиной и женщиной называются «божественным единением». Конечно, для казахов, которые говорят: «На девушке должно быть 40 запретов», это чуждо», — пишет Аким.

На другом казахоязычном ресурсе qamshy. kz опубликована статья под заголовком «Казахи должны сознательно отказаться от русского языка».

«До независимости русский язык для нас был языком науки, культуры, межнационального общения. Но сейчас время изменилось. Мы теперь можем входить в мировое пространство посредством казахского языка. В мире до 70% информации на английском, но мы продолжаем в ее поиске пользоваться русским. И это становится препятствием. Если нынешний уровень применения русского языка в Казахстане останется таким же, то в будущем, может быть межязыковой конфликт. Поэтому сегодня молодежи нужно сознательно отказаться от русского языка. Только так мы можем избежать межнационального столкновения. И не нужно ждать инициативы от властей. Если сейчас лояльное отношение власти и закона к русскому языку изменится, это может привести к политической нестабильности. Поэтому молодежь, каждый гражданин, должны с гражданской ответственностью, добровольно, на своем уровне сознательно отказаться от русского языка», — говорится в статье.

В завершение хочется привести выдержку из статьи «Ущемление нерва», опубликованной на портале радио «Азаттык», в которой объясняется вот эта вот разница в контенте:

«Эта ситуация как лакмусовая бумага всего казахского дискурса. О чем думают, о чем говорят, о чем пишут властители умов казахских в то время, как в стране фундаментальные для жизнеспособности государства вещи идут вкривь и вкось? Кому должны давать свою любовь казахские женщины, какую музыку слушать людям, которые пришли в торговый центр купить пошитые в Китае вещи, на каком языке говорит министр экономики (а ну-ка, навострили уши!) — да что угодно. Главное — чтобы тема была простой и понятной, как три аккорда русско-казахской попсы, и в ней обязательно звучала идея национальной ущемленности. Даже если поднимается действительно важная проблема, как, например, безработица и маргинализация казахской молодежи из глубинки, то, послушав и почитав лидеров мнений, вы не можете не прийти к выводу, что виноваты в этом русскоязычные, русский язык, а в последнее время еще два миллиарда китайцев. Скажите себе под нос «нас обижают» — и вот уже рядом собралась толпа 30 человек. Самый чувствительный разрез, способный снести любой информационный вал, и не только информационный. Им легко манипулировать. Слишком легко, чтобы устоять», — говорится в публикации.