Трава и асфальт
Трава и асфальт
Модест Колеров © ИА REGNUM

В очередной раз ушел из власти Сергей Ковалев — рекордсмен по количеству возвращений во власть, последний в исполнительной ветке бывший заместитель покойного губернатора Анатолия Ефремова. Уверен, что очередное возвращение еще будет — на выборную должность. Слышал о Сергее комментарии противоположные, от «мелкого чиновника» до «серого кардинала», и считаю что не надо обижать Сергея Михайловича — влияние его на область недооценено. Коснувшись двух стратегических тем, Сергей Ковалев надолго определил их развитие. Это «поморский вопрос» и «СМИ и власть». Напомнить о корнях лучше перед Международным Арктическим форумом в марте 2017 года.

«Поморская тема»… О ней спорят люди гордящиеся поморским происхождением, о ней снимали сюжеты центральные телеканалы, ее называли в десятках статей поморским сепаратизмом. Но все это в 2010-х, а истоки были в середине 1990-х.

Крестьянская семья в праздничных костюмах. Беломорье. Начало XX века
Крестьянская семья в праздничных костюмах. Беломорье. Начало XX века
Ethnomuseum.ru

Вспоминается колоритное правление Анатолия Ефремова, олицетворяющего поморское здоровье, энергию и предприимчивость. Окружение бодрило Антоныча комплиментами о многовековых корнях в населенном поморами крае. Комплименты имели глубокие смыслы — Архангельская область жила хуже, чем в среднем по России, а в 1990-е годы после слов Ельцина «берите суверенитета сколько сможете переварить» хорошо зажил Татарстан, переставший перечислять федеральную часть налогов, Якутия — получившая % от добытых на ее территории алмазов, и другие — сыгравшие на национальных особенностях. Такие субъекты РФ опирались в том числе на Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. № 82 «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» списанный с международного законодательства позволяющее обращаться прямо к мировому сообществу. «Малые коренные» имели право согласования разработки месторождений в месте проживания, отчисления от выручки за добытые полезные ископаемые и квоты на вылов рыбы. Понятно, что эти квоты, согласования и % стоили бы многие миллионы долларов.

Выгоды области, рычаги на Москву и нефтяных олигархов типа «Роснефти» и «Лукойла» и рисовал с 1998 года Анатолию Ефремову его руководитель аналитической службы, а затем заместитель главы администрации по информации и общественным связям администрации области Сергей Ковалев. 11 октября 2002 года «Известия» в статье под характерным названием «В стране может появиться Поморская республика» писала: «…статистика после окончания переписи, скорее всего, сильно изменится. Пример губернатора уже послужил сигналом «делай, как я» для архангельского истеблишмента. По прогнозам экспертов, около 20% населения области намерены записать себя поморами. — Не исключено появление Поморской республики после объединения Архангельской и Мурманской областей как исконных территорий проживания поморов, — заявил «Известиям» политолог, доктор исторических наук Юрий Лукин. — Поморская республика может стать одним из вариантов уменьшения количества субъектов РФ».

Президент Путин воевал с сепаратистами на Кавказе, «Известия», как нарочно, писали о «резком увеличении числа национальных меньшинств», а политический департамент благословлял писать Президенту о желании стать еще одним малым народом, обсуждал Поморскую республику, и не ощущал опасности такого курса. В 2004 году это разведет федеральный центр и Ефремова.

Русские поморы в зимней одежде. Начало XX века
Русские поморы в зимней одежде. Начало XX века
Dvinaland.org

А тогда в Москву ушло представление на поморов для признания их «малым коренным» народом. Но на дворе был не 1991 год, и последовал отказ. Если ходатаи анализировали процессы в стране, он бы не вызвал удивления. «Берите суверенитета сколько хотите» был шлейфом распада СССР и борьбы Ельцина с союзным Центром. Мало кто помнит, что в 1990 году возникала угроза расчленения России. 10 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принял закон «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик», 26 апреля — закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации». По ним 16 автономных республик России приобрели статус «советских социалистических государств». На долю этих 16 республик приходилось более четверти всей территории Российской Федерации. 20 июля 1990 г. заявила о своём суверенитете Северная Осетия, 9 августа — Карелия, 29 августа — республика Коми, 30 августа — Татарстан, 20 сентября — Удмуртия, 22 сентября — Марийская республика, 29 сентября — Якутия, 8 октября — Бурятия, 11 октября — Башкирия, 18 октября — Калмыкия, 24 октября — Чувашия. Якутия объявила «землю и все природные ресурсы, а также средства и результаты производства на территории республики её исключительной собственностью».

Осуществись эти решения и где бы остановился распад СССР и России — неизвестно. Но Ельцин не поддержал у себя «на российском этаже» то, за что боролся на этаже союзном. Он заявил: «Первоначальный вариант моей программы — семь русских государств. Но сам потом понял, что это будет серьёзной ошибкой и этого пока допускать нельзя». Он остановил «парад суверенитетов», в 1992 году подписал федеративный договор РФ, а чуть позже склонил к соглашению Татарстан и Якутию. С 1991 года усиливались центростремительные силы, благодаря чему мы и живем сейчас в большой стране. С этого момента пошел отлив «суверенности субъектов» и «малых этносов».

Это бы заметить соратникам Анатолия Антоновича. Но нет, поморский рычаг на олигархов казался настолько нужным, что проталкивание бумаги продолжалось вновь и вновь. Наконец стало очевидно, что область ломится в закрытые ворота. Тут бы успокоиться и успокоить поморов — ваши проблемы порешаем другими путями. А проблемы были, и в первую очередь лов рыбы в размерах больше чем на уху, запрещенный жителям приморских деревень, и разрешенный соседним «малым коренным» ненцам. При том, что федеральное законодательство в конце 1990-х еще не устоялось, снятие запрета на лов с жителей приморских деревень можно было пробить скооперировавшись с другими регионами. Не факт, что получилось бы, но пробовать было нужно. Но вновь и вновь ставился вопрос о поморах как об «особом этносе».

После первого отказа следующие обращения уже получили в довесок предвыборную нагрузку — Ефремова на выборах преследовали сильные соперники и представления шли чтобы показать поморам кто их защитник. Совсем уже откровенно выглядело обращение направленное за три недели до провала Ефремова на выборах 2004 года:

«Администрация Архангельской области. 04.03.2004 г. № 06−08−87. Исполняющему обязанности председателя Правительства Российской Федерации В.Б.Христенко.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ.

5 января 2004 года в г. Архангельске по инициативе Архангельской местной общественной организации «Национально-культурная автономия поморов города Архангельска» официально зарегистрирована Архангельская областная территориально-соседская община коренного малочисленного народа поморов. В соответствии со ст.1 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» прошу дополнить Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации… коренным малочисленным народом — поморами.

Исполняющий обязанности Главы администрации Архангельской области А.Е.Поликарпов».

По словам Александра Ефимовича готовил это представление, как и другие, политический департамент Сергея Ковалева.

К письму прилагалось научное обоснование:

«несмотря на активные процессы ассимиляции поморов в великорусском этносе… поморы сохранили свое этническое (национальное) самосознание до наших дней… Признаками этнической общности поморов являются: этническое (национальное) самосознание и самоназвание (этноним) «поморы», общность исторической территории (Поморье), общность языка (поморская «говоря»), этнический (национальный) характер, этническое религиозное мировоззрение (Поморская древлеправославная церковь)…»

Нужны были любые голоса, а поморами в Архангельской области по переписи 2002 года назвались 6571 человек.

Но и это не помогло: итог у Ефремова был провальным — 17,5% во втором туре. Ковалев в первый раз ушел из областной власти, губернатором стал Николай Киселев — имевший большую зависимость от Москвы, чем харизматик и главарь Ефремов, и осторожничавший по поморскому вопросу. И то, инерция и рычаг на нефтяные и алмазные корпорации настолько манил, что и при Кисилеве история представлений на малый коренной народ» имела продолжение.

Так, разогнавшись и наткнувшись на глухую стену, поморские активисты родили легенду что если бы помор-губернатор поправил чуть дольше, то вопрос бы решился. Что в принципе можно набрать справок и стать «особым этносом». А известно, что нет большего стресса, чем несбывшиеся ожидания. После Анатолия Ефремова место ходатая за статус поморов заняли САФУ и норвежцы — поморских активистов вели по тому же пути дальше. Вывести из тупика ситуацию и отвлечь поморов от статуса «коренного народа» пытался губернатор Илья Михальчук, проведя на излете карьеры съезд поморов. И это было правильно, активность надо использовать на интересы нашей страны, нежели игнорировать и наблюдать как ее подбирают норвежцы. Но Михальчуку не продлили полномочия. Возникшая пауза привела к новым разочарованиям и ложным путям, которые для председателя поморской ассоциации Ивана Мосеева закончились в 2011 году приговором суда по экстремизму, а для области — обвинениями в поморском сепаратизме, от которых она не может оправиться до сих пор. От слов «поморский» шарахаются в кабинетах, а история освоения Арктики поморами потеряла своих исследователей, так как тема скользкая.

Вторая тема — это отношения власти и СМИ. Точнее превращение СМИ в отдел власти, которое восторжествовало, когда Ковалев возглавил политический департамент, и которое торжествует до сих пор. Сергей был создателем «Троицкого проспекта» — бесплатной газеты администрации области с тиражом 100 или 150 тысяч экземпляров — прообраза нынешних бесплатных газет власти. Как-то в начале 2000-х я посчитал сколько было фоток Анатолия Ефремова в одном выпуске газеты — 14! На них Ефремов проводил совещание, ехал куда-то, разговаривал с людьми, смеялся как он умел — задорно, но в общем впечатление было забавное — окружающая действительность была «такая как была», хотя — судя по газете — власть трудилась не покладая рук. Возникал вопрос почему у власти не получается — и пропадала вера в эффективность власти. А когда «Троицкий проспект» писал, что в области все хорошо — еще и пропадала вера в СМИ.

Бесплатных информационных газет тогда было немало, но отделом власти, размещенным в кабинетах департамента СМИ, впервые стал «Троицкий проспект». До Ковалева на связях со СМИ сначала у губернатора Балакшина, а потом у Анатолия Ефремова был Виктор Зиновьевич Фридман, прошедший путь журналиста и «при красных и при белых», но относящийся к задаче «гнать положуху» с такой иронией, что был перемещен в Архангельскую телекомпанию.

Период при Павле Балакшине и в начале Ефремова был лучшим в смысле независимости СМИ и хотя они с трудом выживали, но писали откровенные вещи. Зато живучесть СМИ как отделов власти при Ефремове, Киселеве, Михальчуке и при Орлове побила все рекорды. В итоге и власть и жители лишились стереовидения проблем области, хотя вертикаль власти нуждается в получении информации не только с нижних ее этажей, искажающих по понятным причинам информацию, но и из других источников — в первую очередь СМИ. Самым ярким доказательством ошибочности превращения СМИ в отдел власти с точки зрения самой власти — провал Ефремова на губернаторских выборах 28 марта 2004 года. Какие только версии не выдвигались — и предательство штаба, и взрыв дома Космонавтов 120, и Антонович во всем сам виноват. Но главная причина в выбранном непогрешимом имидже губернатора и его продвижении в СМИ — отделах власти. Ни избиратели, ни сам губернатор не были привиты критикой и простой объективностью. И когда в «доме из стекла» в марте 2004 года раздался робкий голос оппонента Кисилева, он произвел впечатление грома с небес, дав Николаю Ивановичу 75% голосов. В дальнейшем отмена выборов после Беслана, возникновение в области газет и сайтов оппозиционной мэрии Архангельска, политтехнологические маневры, снизили уязвимость власти, но нарастание демократии на выборах вернет проблему. Об этом свидетельствуют легкость, с которой на губернаторских выборах 2015 года были получены 19% голосов кандидатом ЛДПР Ольгой Осицыной — несмотря на то, что кампания Орлова была выстроена технично.

Пример более правильного понимания отношений власти и СМИ в условиях вертикали власти демонстрирует Москва. Равновесия и дистанции от власти федеральных СМИ, финансируемых из одного источника — бюджета, госкорпораций или околовластных предпринимателей, выстроены Кремлем филигранно. «Дождь» показывает процессы с одной стороны, направляя протест в конструктивное русло, патриотическая «Свободная пресса» — с другой стороны, но тоже в конструктиве, а центр занимают сбалансированные СМИ «с одной стороны, с другой стороны». Плюс канируется все поле экспертных предложений и оценок — что очень полезно при усложнении проблем и процессов управления. Но скопировать федеральный образец в Архангельской области почему-то не получается уже много лет. Дело «Троицкого проспекта» живет и побеждает!

К чему эти воспоминания? Во-первых о необходимости трижды подумать делая размен тактического успеха на стратегическую проблему — как получилось в случае с «малым коренным» народом поморами и в выстраивании отношений власти и СМИ.

Еще воспоминания помогут поправить нынешнее положение с этими проблемами, которые внешне ими не кажутся. Перед Арктическим форумом необходимо провести консультации с активом поморов по нынешним проблемам прибрежных деревень и самих общественных организаций. Надо вместе с поморами развеять прошлые легенды, что решение их проблем в статусе «особого этноса», а не в решении общими силами проблем сохранения традиционного уклада жизни. На Арктическом форуме, в присутствии Владимира Путина, поморская тема должна быть в российской обойме. Но и после форума поморы должны стать одной из опор государственности на Русском Севере, с ними нужно тесно сотрудничать в обосновании прав России на Арктику.

И если нынешняя областная власть хочет быть «всерьез и надолго» и сформировать новое поколение архангельской элиты, то финансируя СМИ не надо ставить условий. Как ни парадоксально, власти самой надо учить СМИ критиковать кабинеты и этажи власти, устанавливать причины трудного положения в котором давно находится Русский Север, и искать предложения и людей способных вывести из него наш край, город, район.