17 января о своем возвращении в политику заявил удаленный два года назад лично президентом Сержем Саргсяном из армянской политики основатель и лидер партии «Процветающая Армения» Гагик Царукян. В своем телеобращении, которое стало новостью номер один в Армении, Гагик Царукян заявил, что открывает «закрытую страницу политической деятельности и, сформировав широкий блок, примет участие в парламентских выборах 2017 года». А принял он такое решение, потому, что «перед страной стоят серьезные внутренние и внешние угрозы». Самым интересным в заявлении Царукяна было очередное оправдание своего ухода из политики в феврале 2015 года под прессингом президента Саргсяна. Мол, не вывел он десятки тысяч своих сторонников на улицы Еревана на «борьбу со злом, которым для страны является Серж Саргсян» (из заявления Царукяна в феврале 2015 года), потому, что понимал, что это приведет к кровопролитию.

Армения
Армения
© ИА REGNUM

По логике правоохранительные органы должны заинтересоваться этим заявлением. О чем он говорит, и не в первый раз? Кто должен был «пролить кровь», его сторонники или власть? Может, у человека есть конкретные данные. Но это по логике. А мы говорим об армянской политике. Несмотря на свой, мягко выражаясь, образ «смешного клоуноподобного доброго богача», у Царукяна есть серьезная поддержка в армянском обществе, которая прямо пропорциональна проценту бедного нестоличного населения Армении. То есть как минимум процентов 20−30 при честных выборах у Царукяна есть. Конечно, такая поддержка вызывает серьезные нервные тики не только у оппозиции, но и у действующей власти. В Армении сложилась традиция, когда любой деятель, почти любой, о своих политических планах в первую очередь рассказывает президенту. Получает своего рода «добро». И многочисленные публикации о «договоренности» Сержа Саргсяна с Царукяном, конечно же, не лишены смысла. Но, одно дело, когда ты президент или кандидат в президенты, то есть однозначный лидер, другое дело, когда ты глава правящей партии. Президентские выборы в Армении всегда были важнее, чем парламентские. И тот факт, что в декабре 2015 года власти Армении провели конституционные реформы не до конца, искоренил этот стереотип ни в умах народа, ни в умах «политической элиты». К тому же «рейтинговое голосование», которое открыло непочатое поле для внутрисистемной борьбы, может обернуться серьезной головной болью для Сержа Саргсяна.

Натравленные друг на друга однопартийцы и «союзники по умолчанию» Саргсяна в борьбе друг с другом могут забыть о главной цели, о победе самого Саргсяна. Слишком заумную мозаику придумал действующий президент. В армянской политике, таким образом, появились как минимум три серьезных игрока: оказавшийся у «разбитого корыта» из-за невозможности возглавить предвыборный список Республиканской партии по причине отсутствия «справки» о постоянном проживании в Армении последние четыре года премьер-министр Армении Карен Карапетян, бывший министр обороны Сейран Оганян и непредсказуемый из-за глубоко запрятанной обиды Гагик Царукян. При таком раскладе безоблачная победа Саргсяна и его партии кажется уже не такой однозначно предсказуемой.

Серж Саргсян
Серж Саргсян
Yerevanci

Впрочем, и победа вновь образованной оппозиции в лице бывших министров обороны и иностранных дел Оганяна и Осканяна тоже пока кажется маловероятной. Маловероятной, если учесть, что все другие партии и блоки свои большие и маленькие голоса на выборах принесут в корзину Республиканской партии, чтобы их лидер Серж Саргсян справедливо распределил места в будущем парламенте страны, такой сценарий, по всей вероятности, начертил для себя Саргсян. Но вопрос: принесут ли? И получит ли правящая партия столько процентов, чтобы стать лидером с существенным отрывом, который позволит собрать вокруг себя коалицию. При отрицательном рейтинге, даже используя весь административный ресурс, больше 20−30 процентов трудно «нарисовать». Ведь власти взяли на себя серьезные обязательства перед международными организациями по проведению прозрачных и справедливых выборов. Эти выборы хотя бы визуально должны выглядеть справедливыми.

Помимо этого, некоторые аналитики в Армении считают, что наличие двух серьезных «оппозиционных» лидеров, таких как Царукян и Оганян, может дать старт процессу «бегства крыс» с тонущего корабля, которым может стать Республиканская партия. Вероятно также, что Оганян и Царукян могут объединиться против Республиканской партии. Пресса, конечно же, напишет, что по договоренности с Саргсяном. Только вот Саргсян через полтора года перестанет быть президентом. А такая вот договоренность не очень вписывается в парламентскую картину армянской власти.

Для полноты картины в армянской политической мозаике накануне апрельских парламентских выборов не хватает только двух деталей — заявления о том, с кем и в каком формате идет на выборы бывший министр обороны Сейран Оганян, и интервью бывшего президента Армении Роберта Кочаряна, которое анонсировал глава его офиса Виктор Согомонян. По старой армянской традиции за всеми политическими лидерами, с кем не смог договориться Серж Саргсян, армянская пресса видит тень второго президента страны Роберта Кочаряна.