Андрей Колеров. Объект. 1990-е
Андрей Колеров. Объект. 1990-е

Однородность по национальному признаку в республиках — субъектах РФ достигла уровня, который требует массового обмена кадров Москвы на республиканские кадры и наоборот. Многовековой принцип власти как «слоеного пирога», сдержек и противовесов, как-то затерялся за текущими делами и напомнил в конце 2016 года взаимоисключающими репликами, что «Москва много берет налогов» в Казани, и «Москва мало дает средств» в Грозном.

Без перехода на федеральный уровень власти и знакомства с проблемами всей России лидеры национальных республик не смогут расти дальше, решать проблемы своих регионов и увидеть их взаимосвязь с проблемами всей России. Наиболее удачным местом применения опыта, например, лидеров Якутии, Чечни и Татарстана является правительство РФ — дополненное должностями, где они будут максимально эффективны. В пользу этого говорит и однородность национального состава правительства РФ. Не могу точно сказать, «кто есть кто» по «пятой графе», но предположительно из премьера, его 9 замов и 23 министров только С. К. Шойгу упоминается как представитель народа тыва. Хотя Сергей Кужугетович является носителем русской культуры и более русским, чем многие русские по фамилии. Из 129 заместителей министров правительства РФ представителями нерусских национальностей являются предположительно 16. Здесь большое поле для компромиссов с республиканскими элитами — прежде всего тех республик, где уточнение балансов национальных интересов требуется в первую очередь. Интегрировав в Центр лучших представителей местных элит, Москва может ставить вопрос о более сбалансированном соотношении национального состава руководства республик.

В федеративном государстве правилом являются кадровые перетоки из столицы в регионы и обратно. Отсутствием принудительной ротации отчасти объясняется рост националистических настроений в республиках и отъезд из них русского населения. Так, например, в Якутии в 1989 году русских было 50%, в 2010-м — 37%; в Калмыкии в 1989-м — 37%, в 2010-м — 29%; в Башкирии в 1989-м — 39%, в 2010-м — 35%; в Татарстане в 1989-м — 43%, в 2010-м — 39,6%. Примерно та же картина по всем республикам Северного Кавказа. Русские почти полностью ушли из Чечни, где в 1989 году их было — 24%, а в 2010-м — 2%. Одна из причин ухода русских — нарастание национального самосознания местных этносов и отсутствие поддержки численности русских Москвой.

Уход русской культуры из автономных республик подтверждает и соотношение православных храмов и мечетей — большинство республик мусульманские. В Дагестане в 2005 году было 1766 мечетей и 15 православных приходов. В Татарстане 1428 мечетей и 462 православных прихода — при равной численности татар и русских. В Чечне 931 мечеть и 7 православных приходов.

Еще более яркая картина по национальному составу руководства автономных республик. Графа «национальность» в паспорте отменена, я не имею права знать, что при переписи ответили эти должностные лица, поэтому озвучу цифры, основанные на субъективных суждениях. В Чечне премьер-министр, все его шесть замов и 16 министров — чеченцы. В правительстве Дагестана премьер, его семь замов и 16 министров представляют коренные национальности и только двое русских — заместитель премьера и министр. В Ингушетии из 16 человек — премьера, его замов и министров только один русский. В Татарстане из 17 министров только трое русские. В Якутии из шести замов премьера — один русский, из 18 министров — русских трое.

Рембранд ван Рейн. Групповой портрет чиновников
Рембранд ван Рейн. Групповой портрет чиновников

Предположительно из пяти судей Конституционного суда Якутии русский судья только один. Из шести судей Конституционного суда Татарстана русский только один. Из пяти судей в Чечне все чеченцы. Из четырех судей в Башкортостане — один русский. Из трех в Ингушетии русского ни одного. Из четырех в Дагестане русского ни одного.

Такая структура республиканской верхушки воспроизводит на нижние уровни власти, в бизнес и в СМИ такое же национальное соотношение кадров. При населении 50% на 50% или 60% на 40% элита все равно формируется национально однородной — с недостаточным представительством русской национальности, которая в то же время признается гарантом целостности России.

Что бывает в отсутствие ротации федеральной и республиканских элит, мы убедились 21 октября 2016 года — когда Конституционный суд Якутии прокомментировал статью 42 Конституции Якутии, где говорится о правах «коренных народов Якутии» и «российских и других старожилов». По просьбе народного депутата Республики Якутия справоросса Николая Габышева суд разъяснил, что под «коренными народами» подразумевается «народ Якутии, именем которого названа Республика Саха (Якутия)», то есть якуты, и что именно по ним «вытекает обязанность Республики Саха (Якутия) гарантировать сохранение и возрождение коренных народов Республики Саха (Якутия)». Ранее действующая статья 42 не указывала, кто эти «коренные народы».

И хотя сайт якутского Конституционного суда с комментарии по этому решению закрыт «на техническое обслуживание», а Ил Тумэн пока не принял поправку в Конституцию, «толкование Конституции (Основного Закона) Республики Саха (Якутия), данное Конституционным судом Республики Саха (Якутия) в настоящем Постановлении, является официальным и общеобязательным для всех органов государственной власти, судов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, должностных лиц и граждан».

На 3 из 17 млн кв. километров России, которые называются Республикой Саха, береговая линия которой — четверть арктического побережья России, где 49,91% якуты, а 38% русские, принято «скандальное», как написали СМИ, решение.

В случае с Якутией республиканская элита посчитала коренным народом только якутов и вызвала поток возмущений федеральной общественности. Но нарушила ли она этим решением Федеративный договор от 31.03.1992 года: «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации», где статья III гласит «Республики (государства) в составе Российской Федерации обладают всей полнотой государственной (законодательной, исполнительной, судебной) власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы (отнесены) в ведение федеральных органов государственной власти Российской Федерации в соответствии с настоящим Договором»? Скорее нет, просто Якутия настойчиво следует цели «на будущее», а федеральная власть в защите баланса интересов ненастойчива. Нет гарантии, что такие решения не повторятся. Активизация вокруг «коренного народа» в Якутии последовала после разговора с Москвой о затягивании бюджетных поясов. Такие же речи начались в Казани и в Грозном — что «Москва много забрала налогов» в Татарстане, и что «мало средств Москва выделила» в Чечне.

Регионы России
Регионы России

Национальные республики становятся все более однородными, что в сочетании с документами, подписанными в 1990-е годы, внешним воздействием со стороны Запада, Турции и нефтяных монархий и примером «хорошей жизни» элит бывших союзных республик — за счет падения уровня жизни населения, усиливает в России «разбегательную» силу. Надо помнить, что цементом России является русская культура и русские, балансы национальных интересов, и что единство страны необходимо всем ее народам!

Надо принимать программы переселения соотечественников из ближнего зарубежья не куда-нибудь, а именно на территории национальных республик — учитывая приспособленность соотечественников к общению с другими культурами. В программы финансовой помощи республикам, большая часть которых дотационны, включать строительство жилья для переселенцев, стимул к переезду именно сюда, создание рабочих мест и центров русской культуры — православных храмов, сглаживающих межконфессиональные противоречия через связи РПЦ с мусульманской уммой. Русское население составляло на Северном Кавказе на всем протяжении XX века от 40 до 80% городского населения. В 1926-м в Чечено-Ингушетии в городах 46% были русскими, в 1959 году — 68%. В Кабардино-Балкарии в 1926-м — 69%, в 1959 году — 77%, в Дагестане в 1926 году — 40%, в 1959 году — 43%. Возврат народов Северного Кавказа, высланных в 1944 году, был восстановлением справедливости, и почему возвращение русских после исхода 1991−2000 гг. таким восстановлением не будет? Поддержка русской культуры и русских в автономных республиках — отдельная большая тема.

Руководству республик в рамках обмена кадрами надо рекомендовать вернуться к проверенной десятилетиями практике, когда их президенты представляют национальность, «именем которой названа республика», а премьеры — вторую по численности национальность — скорее всего, русскую. Или первый заместитель премьера и часть министров русские. То же по Конституционным судам республик.

Да, нынешнее соотношение — результат «демократических процедур» на выборах в республиканские собрания депутатов, утверждающие правительства и судей. Но не менее демократично во время составления списков региональными отделениями партий, в первую очередь ЕР, подсказать им со стороны федеральных партийных структур, что «было бы хорошо иметь в парламенте… и будет хорошо, если при формировании правительства республики…» Это предусмотрено в уставах партий!

Курс на минимизацию конфликтов и компромиссы не значит фиксацию сложившихся в 1990-е — начале 2000-х деформаций. Целостность общего дома, где проживаем все мы — русские, якуты, татары, чеченцы — требует более точных равновесий. И федеральной власти надо стать деликатным, но твердым инициатором общения с национальными республиками на эту тему. Отсроченные решения только усугубят проблему в будущем.

Читайте ранее в этом сюжете: Модест Колеров: Татарстан создаёт этническую фронду против России

Читайте развитие сюжета: Татарстан не может определиться: регион — часть России или вилайет Турции