В Казахстане складывается неоднозначная ситуация с введенным с 7 января требованием обязательной регистрации граждан страны по месту временного пребывания.

11 января стало известно о первом случае смерти в очереди за «временной регистрацией». Инцидент произошел в Илийском районе Алма-Атинской области, в поселке Отеген Батыра. «Очередь около 100 человек. Обещанных 20-ти минут на человека нет. Регистрацией занимается всего 2 человека. Кто-то с субботы занимается этой волокитой. Но при этом ходят «представители закона» и трясут по поводу регистрации, угрожая штрафом», — рассказал очевидец. В ДВД Алма-Атинской области факт смерти жителя Илийского района 1957 года рождения подтвердили.

Гигантские очереди в Центрах обслуживания населения 7 января выстроились почти по всей стране: несоблюдение новых норм о регистрации влечет за собой сначала предупреждение, после — ощутимые штрафы. Инициатива подвергается критике со всех сторон: население не понимает, почему обязано докладывать властям о всех своих перемещениях в пределах одного населенного пункта на срок более 10 дней, глава правительства недоволен ходом реализации нововведения, при котором возник ажиотаж среди населения и очереди в центрах обслуживания населения.

Корреспондент ИА REGNUM обратился к казахстанским экспертам с просьбой прокомментировать ситуацию. В первую очередь вопросы были заданы Марату Шибутову, политологу, члену Общественного совета Алма-Аты, эксперту при рабочей группе, работавшей над законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия экстремизму и терроризму», где и прописаны новые правила по регистрации.

ИА REGNUM: Марат, как вы оцениваете текущую ситуацию?

Я тут не могу сказать точно — ситуация очень разнится от региона к региону. Пока суматоха в основном в Чимкенте (Шымкенте) и Алма-Ате (Алматы), где народ штурмует ЦОНы, а вот в Астане, Атырау, Актау ситуация нормальная. Ситуацию в Алматы подогрели обходы участковых в рамках подготовки к Универсиаде. Выльется ли это в какие-то протесты и выступления, непонятно. Дело в том, что данная норма направлена в основном против внутренних мигрантов, которые приезжают из сел и малых городов в крупные города. А вот многие горожане в том же Алматы выступают за эту норму — они считают, что это наведет порядок и уменьшит преступность и бардак. Тут весь вопрос в том, поднимутся ли национал-популисты, ведь основные внутренние мигранты в города — это казахи, и именно сельских казахов ущемляет эта норма.

ИА REGNUM: Как думаете, почему разработчики закона не учли отрицательное заключение Общественного совета Алма-Аты?

Ну, во-первых, заключение от Общественного совета пошло в партию «Нур Отан», а в рабочую группу Мажилиса — от меня как эксперта при рабочей группе. Но в целом, да — не прислушались. Но они не прислушались также и к мнению экспертов ОБСЕ и стрелков, и охотников, и владельцев оружейных магазинов. Так что, надо сказать, что депутаты пошли следом за разработчиками, в основном МВД.

ИА REGNUM: Ситуация напоминает картину с поправками в Земельный кодекс, вы не находите?

Против поправок к Земельный кодекс был ряд крупных экономических субъектов, которые не хотели выкупать арендованные земли. У охотничьих магазинов нет такого мощного веса, да и аудитория маленькая. Ну и внутренние мигранты поведут себя непредсказуемо — может, выступят, а может, и нет. Посадка на 5 лет Макса Бокаева и Талгата Аянова (организаторы несанкционированных земельных митингов — ИА REGNUM ) заранее уже устрашила возможных организаторов. То есть я бы не ждал организованных протестов. Могут быть какие-нибудь стихийные выступления, но и то в случае постоянных и массовых штрафов в отдельных районах. Думаю, до этого не дойдет.

ИА REGNUM: Ваш прогноз по действиям властей и поведению граждан? И еще — как думаете, состоятельны ли ожидания, что президент единолично решит ситуацию, как это было с земельным вопросом.

Тут все зависит от ситуации — если народ будет выступать на улицах, то вмешается, а если нет — не вмешается. Тут все по ситуации. Но в целом, конечно, ряд групп населения власть существенно напрягла — ей пока везет, что эти группы или маленькие, или слишком неорганизованные. Правда, надо учесть, что все эти меры к борьбе с терроризмом отношения не имеют и никак от террористических актов не застрахуют.

ИА REGNUM также обратился к Анне Гусаровой, выпускнику программ по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом Европейского центра по вопросам безопасности им. Дж. Маршалла (Гармиш-Партенкирхен, ФРГ) и Азиатско-Тихоокеанского центра по вопросам безопасности им. Даниэля Инойи (Гонолулу, США), директору Центральноазиатского института стратегических исследований.

Разработчики нововведения не раз делали отсылку к международному опыту, и это было не зря, считает эксперт:

Отсылка к международному опыту вполне реалистична. Во многих странах мира такая практика присутствует: введена система регистрация граждан, где-то это целая программа, действующая на протяжении многих веков (В Китае — хикоу, в Японии — косэки, в Пакистане — NADRA), где-то эта система необязательна и не наказывается солидными штрафами, а строится на правопорядке, честности, порядочности и доверии граждан и государственных органов. А где-то суммы штрафов и вовсе солидные.

В большинстве стран мира система регистрации в большей степени направлена на регулирование правил пребывания иностранных граждан, а не на контроль и мониторинг внутренних передвижений собственных граждан и тем более борьбу с насильственным экстремизмом и терроризмом. Последнее фиксируется соответствующими органами и целым рядом способов, а главное, строится и подчинено доверительным отношениям и равнозначной ответственности со стороны полиции и жителей.

К примеру, в США ни на федеральном уровне, ни в каком-либо штате нет официальной системы регистрации резидентов. Однако, к примеру, отказ отвечать на вопросы во время переписи населения (адрес или место жительства) наказывается штрафом в размере 100 долларов и выше, для собственников жилья этот штраф достигает порядка 500 долларов (если предоставляется неверный текущий адрес), а для бизнес-агентов за предоставление ложных сведений предусмотрен штраф в размере от 10 тысяч долларов. В случае каких-либо изменений (в том числе изменение адреса) жители должны в течение 10 дней уведомить Selective Service (Selective Service System — система воинской повинности для отдельных граждан — ИА REGNUM ). К примеру, в Калифорнии жители с водительским удостоверением должны уведомить соответствующие органы об изменении адреса в течение 10 дней или будут оштрафованы на 214 долларов.

В Австрии в случае изменения адреса проживания граждане должны быть зарегистрированы (добавлены или сняты с регистрации) в течение 3 дней. Обязательная регистрация также есть в Германии, Дании, Финляндии, Исландии, Италии и других странах ЕС. Однако наряду с этим, существует множество сопутствующих проблем и вопросов, таких как защита персональных данных, бюрократия и превышение полномочий соответствующих органов (к примеру, миграционная полиция, или органы правопорядка). В Португалии и Австралии вовсе нет обязательной регистрации по месту жительства.

ИА REGNUM: То есть паника возникла не на пустом месте?

Логика этой паники во многом схожа с принятием закона об НПО. Много страхов и «вдруг, а если», а главное — налицо недоверие государственным органам и отсутствие поддержки принимаемых решений. Все последние нововведения принимаются активными гражданами в штыки. Однако это не означает моей личной поддержки этих мер. Потому что эффективность борьбы с насильственным экстремизмом и терроризмом зависит от взаимодействия профильных органов и доверительных отношений с гражданами. И ответственность должна быть равная. А у нас полиции не доверяют, не уважают, сами не готовы или не хотят быть законопослушными гражданами.

ИА REGNUM: Но в очередях в ЦОНах ведь именно законопослушные граждане стоят?

Это же все те, кто боится, не хочет быть оштрафованными. Это потому, что сказали — надо.

ИА REGNUM: Вы усматриваете связь между временной регистрацией и эффективностью борьбы с терроризмом и экстремизмом?

Связи нет. Потому что, как по мне, методы борьбы с терроризмом различны, это и отслеживание телефона, перехват сообщений, чтение почты, переписок, слежка, в конце концов. Только потом выясняется, кто этот человек, откуда он. А вот где он зарегистрирован — в этом смысла нет, опять же потому, что чипы на наших удостоверениях личности не работают.

Во всех нормальных странах мира у людей в паспорте есть этот чип с данными об конкретном человеке. Поэтому есть и «шенген», и для Штатов и Кореи не составит труда без визы въехать в страны ЕС. Это одни биометрические стандарты, которые заметно облегчают жизнь пограничных, миграционных органов, полиции и других служб в случае необходимости. Поэтому в Грузии и на Украине начались реформы в этом ключе. И во многом поэтому ни Россия, ни Казахстан, ни другие страны Центральной Азии не могут получить безвизовый режим со странами Запада, а переговоры по либерализации тянутся уже десятилетия.

В текущей ситуации я вижу такую логику. Органы правопорядка «отрабатывают» перед Универсиадой. Раздают бланки, где нужно заполнить данные на владельца жилья и тех, кто в нем проживает. И это на обычной бумаге формата А4. Теперь представьте объем работы, который необходимо будет выполнить, чтобы обработать эту кипу бумаг. Не легче ли взять информацию в ЦОНе и сверить ее с реальностью? И база одна, и обновили бы в ней данные заодно. И проверили бы злостных нарушителей. Но чипы, как я уже отметила, не работают. И, видимо, нет хорошо налаженного взаимодействия МВД/ДВД с ЦОНами и общей базы данных, видимо, нет, раз есть такие проблемы.

Инициатива властей не была должным образом проработана, считает, в свою очередь, политолог Максим Казначеев, директор Центра социально-политических исследований Международного научного комплекса «Астана».

ИА REGNUM: Максим, какова ваша оценка ситуации?

Власти в очередной раз выступили с непроработанной инициативой, существенно осложнившей жизнь простых граждан. Важно подчеркнуть, что к борьбе с терроризмом она не имеет никакого отношения — опыт недавних терактов свидетельствует о том, что они совершались лицами, уже находящимися в разработке силовых структур. Но даже столь пристальное внимание силовиков не остановило исполнителей.

Не остановит террористов и нынешняя норма об обязательной временной регистрации при перемещении внутри страны. В конце концов, теракт можно подготовить в одном регионе, а совершить в другом. Работа с потенциальными исполнителями и организаторами терактов должна проводиться другими методами, в первую очередь, через эффективную агентуру.

Таким образом, весь смысл новой инициативы сводится лишь к уточнению статистики перемещений законопослушной части населения — но в таком случае требование об обязательной регистрации могло быть введено в более приемлемые сроки — например, полгода или год. Это позволило бы избежать текущего ажиотажа в центрах обслуживания населения.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете разъяснительную работу органов власти?

Сколько-нибудь существенная разъяснительная работа отсутствовала. ЦОНы оказались не готовы к массовому наплыву посетителей. Не проработана возможность онлайн-регистрации через портал электронного правительства. Отчасти это объяснимо — введение норм принималось в спешке, на волне эмоций после летних терактов. Власти не учли масштаб последствий — в стране, по разным оценкам, насчитывается несколько миллионов внутренних мигрантов, ‑ и одновременно обработать такой массив заявлений МВД физически не способно.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете перспективы применения новых законодательных норм по регистрации?

Мне представляется, что их ждет судьба поправок к Земельному кодексу. Властям срочно необходимо заморозить введение новых норм на полгода-год, после чего парламенту придется пересмотреть сроки перерегистрации граждан на более реалистичные — не десять дней, а, например, три месяца. Кроме того, должны быть решены вопросы онлайн-регистрации.

В будущем парламенту необходимо более взвешенно подходить к принятию столь резонансных проектов, с тем, чтобы не наносить дополнительного урона и без того подпорченному весенними митингами имиджу власти.

Напомним, решение ужесточить законодательство в разных сферах было принято после июньского теракта в Актюбинске на заседании Совета Безопасности под председательством президента Нурсултана Назарбаева. Тогда глава государства дал поручение разработать поправки в законодательство в части противодействия терроризму и экстремизму, оборота, хранения и продажи оружия, в области регулирования миграции и религиозных объединений.

Позже министр МВД сообщил, что также будут внесены «поправки в действующее законодательство, предусматривающие установление механизмов контроля за краткосрочной арендой и субарендой жилья».

О введении временной регистрации, ограниченной 10 днями, речи не было. Это отметил и юрист Джохар Утебеков: «Президент Назарбаев дал правительству поручение разработать закон для борьбы с экстремизмом. По части учета населения указал: «Правительству необходимо ускорить работу по созданию интегрированной системы миграционного контроля, основанной на внедрении современных технологий». Думаю, все только за, чтобы базы данных о населении были современными и синхронизированы. Вводить временную регистрацию президент не поручал. А уже через пару недель на экспертизы попал правительственный законопроект, где про «интегрированную систему» ничего не было. Зато появилась двойная принудительная регистрация».

Читайте ранее в этом сюжете: «Борьба с терроризмом» за счет населения: о новой регистрации в Казахстане

Читайте развитие сюжета: Около 1 млн граждан получили временные прописки в Казахстане