«Четырнадцать пунктов», которые объединили Вильсона и Ленина

8 января 2017 года исполняется 99 лет со дня провозглашения 28-м президентом США неолиберальных принципов обустройства мира

Саркис Цатурян, 8 января 2017, 01:30 — REGNUM  

Четвертый год продолжается Первая мировая война, ослабившая метрополии Старого Света. На фоне повсеместной разрухи рост наблюдается только в долгах. Так, например, с 1914 по 1918 гг. государственный долг Англии вырос в десять раз — с 706 млн до 7,481 млрд фунтов стерлингов. Кайзеровская Германия преодолела британский антирекорд — 4 926 млрд марок превратились к концу войны в 105 304 млрд марок. Франция не избежала аналогичной участи: 33 млрд франков госдолга увеличились к концу войны до 154 млрд франков. Что касается Российской империи, то к 1917 году её бюджетный дефицит составил 49 млрд рублей, внутренний долг — 37,8 млрд рублей, а внешний долг — 8 млрд рублей.

Истинным победителем в мировой войне становятся США, которые за годы конфликта поставили противоборствующим сторонам 5 млрд баррелей нефти. С учётом того, что совокупное потребление нефти в Первой мировой составило 6 млрд баррелей, влияние Вашингтона на итоги конфликта сложно переоценить. «Национальное богатство страны, составлявшее в 1914 году сумму в 192 млрд долларов, достигло в 1920 году 488,7 млрд долларов… Война вызвала гигантское увеличение промышленного производства. Общая стоимость промышленной продукции за 1914 — 1918 гг. выросла с 23,9 млрд долларов до 69 млрд, т. е. почти втрое», — отметил советский историк Борис Коценко в книге «Рабочее движение США в годы Первой мировой войны» (1964 г., С. 143).

Впервые с Семилетней войны (1756 — 1763 гг.) международный конфликт охватывает всю планету, обернувшись настоящим «звездопадом империй» — Османская, Австро-Венгерская и Российская империи были вынуждены прекратить своё существование. Из пепла восстанет только Москва, но это будет чуть позже, в годы правления Иосифа Сталина (1922 — 1953 гг.). Пока Лондон, Париж, Вена и Стамбул подсчитывают экономические и военно-политические потери, а Вашингтон раздумывает о вложении заработанных за войну миллиардов, в Петрограде за 1917 год дважды сменяется власть: Февральская революция, у истоков которой стояли дворянские династии империи и союзная им новая буржуазия, расправляется с Николаем II и его наследием; а спустя восемь месяцев участь Романовых разделяют они сами, уступая власть Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) во главе с Владимиром Лениным, который не уставал твердить, что «империализм есть канун социальной революции пролетариата». «Это подтвердилось с 1917 года в всемирном масштабе… Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами…», — писал основатель советского государства в сочинении «Империализм как высшая стадия капитализма», опубликованном в апреле 1917 года, когда Конгресс США официально объявил войну Германии. Интересное совпадение, не так ли?

Президент Вудро Вильсон стремится конвертировать финансово-экономические преимущества американского капитализма в широкое дипломатическое наступление. 8 января 1918 года он обращается к Конгрессу с «четырнадцатью пунктами» послевоенного обустройства мира. Речь президента США готовилась в узком кругу внешнеполитических советников во главе с полковником Эдвардом Хаузом, публицистом Уолтером Липпманном, географом Исайей Боуменом, философом Сиднеем Мезесом и адвокатом Дэвидом Миллером, которые впоследствии разработают устав Лиги Наций. Приведём «четырнадцать пунктов», сопроводив их небольшим авторским комментарием.

1. «Открытые мирные договоры, открыто обсужденные, после которых не будет никаких тайных международных соглашений какого-либо рода, а дипломатия всегда будет действовать откровенно и на виду у всех». [Таким образом США заявляют о недопустимости повторения соглашений типа Сайкс-Пико-Сазонов (1916 г.), по которому Лондон, Париж и Петроград делили между собой ближневосточные владения бывшей Османской империи].

2. «Абсолютная свобода судоходства на морях вне территориальных вод как в мирное, так и военное время, кроме случаев, когда некоторые моря будут частью или полностью закрыты в международном порядке для исполнения международных договоров». [Вашингтон лишает Лондон былой монополии на судоходство. Британия больше не «владычица морей»].

3. «Устранение, насколько это возможно, всех экономических барьеров и установление равенства условий для торговли всех наций, стоящих за мир и объединяющих свои усилия к поддержанию такового». [Вильсон провозглашает доктрину «открытых дверей» в надежде потеснить хватку британского и французского колониализма на рынках Азии, Африки и Латинской Америки].

4. «Справедливые гарантии того, что национальные вооружения будут сокращены до предельного минимума, совместимого с государственной безопасностью». [Международное разоружение представляется американскому колониализму единственным шансом удержаться в Старом Свете, где только на начальном этапе численность французской армии составляла 1,5 млн человек. Вплоть до начала Второй мировой войны в Конгрессе преобладали пацифистские и изоляционистские воззрения на военное участие Америки в иностранных делах].

5. «Свободное, чистосердечное и абсолютно беспристрастное разрешение всех колониальных споров, основанное на строгом соблюдении принципа, что при разрешении всех вопросов, касающихся суверенитета, интересы населения должны иметь одинаковый вес по сравнению со справедливыми требованиями того правительства, права которого должны быть определены». [США впервые говорят о правосубъектности наций, а не государств. Этот принцип будет впоследствии закреплен в уставных документах Лиги Наций и ООН, открыв путь для двух волн деколонизации].

6. «Освобождение всех русских территорий и такое разрешение всех затрагивающих Россию вопросов, которое гарантирует ей самое полное и свободное содействие со стороны других наций в деле получения полной и беспрепятственной возможности принять независимое решение относительно ее собственного политического развития и ее национальной политики и обеспечение ей радушного приема в сообществе свободных наций при том образе правления, который она сама для себя изберет. И более, чем прием, также и всяческую поддержку во всем, в чем она нуждается и чего она сама себе желает. Отношение к России со стороны наций, ее сестер, в грядущие [28] месяцы будет пробным камнем их добрых чувств, понимания ими ее нужд и умения отделить их от своих собственных интересов, а также показателем их мудрости и бескорыстия их симпатий». [Вильсон видел в поддержке советского правительства противовес завоевательным притязаниям Германии на востоке, которая в результате наступления вынудила большевиков подписать 3 марта 1918 года мирный договор в Бресте. Поэтому «четырнадцать пунктов» являли собой непрямой ответ на ленинский Декрет о мире, принятый 26 октября 1917 года в ходе II Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Документ не только призывал «все воюющие народы и их правительства начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире», но и осуждал «аннексии или захват чужих земель», отвергая «тайную дипломатию» и «тайные соглашения». Не случайно Совет народных комиссаров во главе с Лениным обращается в документе к «сознательным рабочим трех самых передовых наций человечества и самых крупных участвующих в настоящей войне государств, Англии, Франции и Германии», агитируя их «довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации». То есть Вильсон и Ленин формировали своими речами негласный альянс США и Советской России против западноевропейского колониализма].

7. «Бельгия, — весь мир согласится, — должна быть эвакуирована и восстановлена, без попытки ограничить суверенитет, которым она пользуется наравне со всеми другими свободными нациями. Никакое другое действие не может более, чем это, послужить к восстановлению между народами доверия к тем законам, которые они сами установили и определяли в качестве руководства для своих взаимных сношений. Без этого целительного акта все построение и все действие международного права будет навсегда поражено».[Будучи знатоком европейской дипломатии, Вильсон видел в независимости Бельгии залог сдерживания Германии от нападения на Великобританию и Францию. Ленин описал это явление следующим образом: «…для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии (Германии Бельгия особенно важна, как опорный пункт против Англии; Англии Багдад, как опорный пункт против Германии и т. д.).»].

8. «Вся французская территория должна быть освобождена и оккупированные части возвращены, а зло, нанесенное Франции Пруссией в 1871 году в отношении Эльзаса и Лотарингии, которое нарушало всеобщий мир почти 50 лет, должно быть исправлено, чтобы мирные отношения могли быть установлены в интересах всех». [США таким образом надеялись ограничить финансово-промышленные аппетиты Франции и Германии, о чем недвусмысленно писал Ленин в сочинении «Империализм как высшая стадия капитализма»: «Не случайность, что во Франции как раз особо быстрое развитие финансового капитала, при ослаблении промышленного, вызвало с 80-х годов прошлого века крайнее обострение аннексионистской (колониальной) политики. Для империализма характерно как раз стремление к аннектированию не только аграрных областей, а даже самых промышленных (германские аппетиты насчёт Бельгии, французские насчёт Лотарингии)…»].

9. «Исправление границ Италии должно быть произведено на основе ясно различимых национальных границ». [Американцы дают понять, что на смену имперской модели в Западной Европе должно прийти традиционное национальное государство, которое отказывается от территориальных захватов].

10. «Народы Австро-Венгрии, место которых в Лиге Наций мы хотим видеть огражденным и обеспеченным, должны получить широчайшую возможность автономного развития». [Подобно Ленину, Вильсон обращается напрямую к немцам, венграм, чехам, словакам, сербам, хорватам, полякам, русинам, румынам, словенцам и другим народам, поддерживая их право на национально-освободительную борьбу и самоопределение. Это был первый призыв к «балканизации» региона; второй призыв — распад Югославии в 1990-х годах].

11. «Румыния, Сербия и Черногория должны быть эвакуированы. Занятые территории должны быть возвращены. Сербии должен быть предоставлен свободный и надежный доступ к морю. Взаимоотношения различных балканских государств должны быть определены дружественным путем в соответствии с исторически установленными принципами принадлежности и национальности. Должны быть установлены международные гарантии политической и экономической независимости и территориальной целости различных балканских государств».[США лишают Австро-Венгрию и Османскую империю прав на балканские владения]

12. «Турецкие части Оттоманской империи, в современном ее составе, должны получить обеспеченный и прочный суверенитет, но другие национальности, ныне находящиеся под властью турок, должны получить недвусмысленную гарантию существования и абсолютно нерушимые условия автономного развития. Дарданеллы должны быть постоянно открыты для свободного прохода судов и торговли всех наций под международными гарантиями».[Турция избавляется от османского наследства и становится в один ряд с послевоенной Австрией, лишаясь своих арабских, курдских и армянских владений].

13. «Должно быть создано независимое Польское государство, которое должно включать в себя все территории с неоспоримо польским населением, которому должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю, а политическая и экономическая независимость которого, равно как и территориальная целостность, должны быть гарантированы международным договором». [Следуя заветам Наполеона Бонапарта, Вильсон рассматривает независимую Польшу как фактор, сдерживающий имперские проекты России и Германии, лишая тем самым Москву и Берлин шансов на политический союз против атлантизма. Рапалльский договор, заключенный в 1922 года между РСФСР и Германией, подтвердит обоснованность американских опасений].

14. «Должно быть образовано общее объединение наций на основе особых статутов в целях создания взаимной гарантии политической независимости и территориальной целости как больших, так и малых государств». [Вильсон-идеалист мечтает о федеративном мировом правительстве, которое должно возникнуть на обломках бывших колониальных империй. Лига Наций станет первым проектом подобного рода].

В 1919 году за свои миротворческие устремления Вильсон будет удостоен Нобелевской премии мира. Но это не поможет ему переубедить изоляционистов в Конгрессе, которые откажутся ратифицировать Версальский мир. Договор не вступит в силу, а нобелевский комитет сделает вид, что в послевоенной истории не было Ленина и созданного им Советского государства. Так на свет появились новые правила игры, основанные на урбанизме и индустриализме — неолиберализм и пролетарский интернационализм запустят новую волну деколонизации, сила которой до сих пор даёт о себе знать…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.