Лётное происшествие в калининградском аэропорту «Храброво» и последовавший за ним пассажирский коллапс, который длился почти двое суток, наглядно показали, что транспортная блокада Калининградской области — дело нехитрое. Оказалось, что парализовать единственные воздушные ворота российского эксклава можно без натовцев и американского коммандос. Достаточно бардака в аэропортовом хозяйстве и чиновничьей несогласованности. Ну и снега, который выпал, как всегда, неожиданно.

Начнём с бардака. Жёсткую посадку самолёта можно было бы рассматривать как единичный эпизод и даже форс-мажор, если следом не вскрылась череда «форс-мажоров» в аэропорту. Начиная с того, как аэропортовые службы обращались с шокированными пассажирами, только что скатившимися с надувных трапов (сначала к людям минут 15 не подъезжали ни медики, ни пожарные, а затем народ на 40 минут закрыли в помещении, согласовывая списки) и заканчивая тем, что у аэропортовиков не оказалось спецтехники для буксировки повреждённого лайнера, в результате чего были отменены или задержаны рейсы для 6 тыс. человек.

Жители Калининградской области уже более десяти лет наблюдают за спорадической реконструкцией аэропорта, видя время от времени с десяток копошащихся гастарбайтеров и смеясь над вёдрами, которые ставил персонал под протекающую крышу. За это время сменилось четыре губернатора, а теперь выяснилось, что в «Храброво» нет даже тягача. Чего ещё нет, журналисты никогда не узнают, и в этом, наверняка, постарается аэропортовая пресс-служба, которая в дни коллапса легла на дно, наплевав на свои прямые обязанности — информирование пассажиров через СМИ.

ЧП в «Храброво» обнажило крайнюю степень несогласованности и нерешительности региональной власти. Ночь и весь световой день гражданские службы, как дети у упавшей ёлки, возились вокруг зарывшегося носом лайнера.

Но почему же «начальники» обратились к Балтийскому флоту за тягачами только ближе к вечеру следующего дня, а не через пару часов после жёсткой посадки? Почему не удалось согласовать временную посадку гражданских самолётов на военный аэродром в Чкаловске (куда садится Главнокомандующий во время визитов в Калининградскую область)? Почему врио губернатора лично с утра не возглавил операцию по стабилизации ситуации в аэропорту, а обратил внимание на воздушную блокаду региона лишь к концу рабочего дня? Почему не был организован региональный штаб, который бы организовал быстрое бесперебойное горячее питание пассажиров, оставшихся в аэропорту и многократный бесплатный трансфер для тех, кто едет в Калининград?

Нет ответов на эти вопросы. Но эти вопросы говорят об одном — у властей, по-видимому, нет конкретного сценария решения подобных чрезвычайных ситуаций. Это признал несколько часов назад врио калининградского губернатора Алиханов, заявив, что «ЧС выявила системные проблемы, касающиеся готовности наших воздушных ворот к действиям в сложной ситуации».

У калининградцев остаётся два пути выбраться в родную страну — сухопутный и морской. Но на их развитии на сегодня, по сути, также поставлен крест.

Поезд везёт граждан России через Литву, а поскольку эта страна — член ЕС, то нужен, прежде всего, загранпаспорт, при предъявлении которого литовские дипломаты выдадут упрощённый проездной документ (если у вас, конечно, нет шенгенской визы). На оформление УПД по литовским законам уходит 28 часов, то есть о срочной поездке в Москву на поезде можно забыть.

Граждане России могут проехать из Калининграда в Москву и на автомобиле, но для этого необходимо также получить эрзац-визу — упрощённый транзитный документ (УТД), который оформляется ещё дольше — в течение 7 дней.

Но все эти временные сложности ничто по сравнению с угрозами литовских властей. В 2013 году глава МИДа Литвы Линкявичюс проговорился о транзите калининградцев: «Мы могли бы заблокировать транспорт, и это не только поезда, это также доставка товаров, всё, что угодно. Это теоретически возможно, хотя это и не наши методы». Заявление об этом высшего лица внешнеполитического ведомства страны, — означает политическую готовность к блокаде Калининграда. Есть ли у российских властей план на случай масштабной поломки железнодорожного полотна в Калининградской области, не говоря уже о диверсии на территории Литвы?

Морской путь на сегодня не менее проблематичен. По Балтийскому морю раз в неделю ходит единственный грузопассажирский паром, что является буквально каплей в море. Вместимость лайнера составляет 100 кают при стоимости пассажирского места 7800 рублей в одну сторону. При этом, прибавьте транспортные неудобства — паром следует из рабочих портов — Балтийска (35 км от Калининграда) и Усть-Луги (70 км от Санкт-Петербурга) соответственно. И здесь также можно предполагать различного рода аварийные ситуации, когда морской судоходный канал в Балтийске может быть блокирован затонувшим судном и путь прерван (недаром же поляки хотят раскопать Вислинскую косу, чтобы не зависеть от российского Балтийска).

В планах федерального центра начать строительство терминала в Пионерском, который бы, как прогнозируется, принимал не менее 80 тыс. паромных пассажиров в год. Но пока эти цифры на бумаге, а калининградцы пока что ещё ездят в своё Отечество.

На этом фоне крайне показательны в эти дни многочасовые пробки калининградцев на границе с Польшей. Люди на своих автомобилях тысячами покидают регион, чтобы отдохнуть в польшах-германиях на новогодье.

Этот приграничный коллапс, схожий по времени сидения в «Храброво», калининградцы готовы терпеть. Охают, конечно, в соцсетях, но вполне по-рабочему. При том, зная, что по возвращению из ЕС выстоят такие же пробки.

И на этот счёт, похоже, у властей Калининградской области совсем нет плана.

Читайте ранее в этом сюжете: Блокада Калининграда: шаг первый

Читайте развитие сюжета: Спустя полгода после ЧП аэропорт Калининграда купил домкрат для самолетов