Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, прибывший 26 декабря на Гавайи, чтобы отдать дань памяти погибшим в ходе нападения его страны на Перл-Харбор, выбрал не то место, чтобы исправлять исторические ошибки Токио, сообщает Global Times.

Синдзо Абэ
Синдзо Абэ
Kremlin.ru

Читайте также: Премьер-министр Японии намерен посетить американский Перл-Харбор

Так, риторика «терпимости» и «исторического примирения» носила ключевой характер в ходе визита Абэ, которым Токио стремится загладить свои военные преступления, совершенные во время Второй мировой войны. Однако всем известно, что США были не единственной жертвой зверств Японии. Страны Азии, в том числе Китай, пострадали в большей степени. Хотя шаг Абэ и принесет ему некоторое количество политических очков на Западе, но значительных результатов Токио не добьется, если обойдет стороной КНР и другие страны Азии.

Читайте также: Япония извинилась за «женщин для утешения»

Тем не менее визит Абэ является в большей степени жестом для укрепления альянса Токио с Вашингтоном, нежели попыткой исторической рефлексии. Абэ неоднократно обещал, что его страна не будет участвовать в войнах, однако это обещание не подкрепляется реальными действиями. Так, администрация Абэ приняла новый законопроект о безопасности, который расширяет полномочия сил безопасности на проведение операций за пределами Японии. Правительство Японии также испытывает острый интерес к укреплению военного союза с США для оказания давления на Китай. Так, с момента возвращения Абэ во власть в 2012 году военное столкновение между Японией и КНР в Южно-Китайском море становится все более вероятным.

Читайте также: Премьер-министр Японии: Мы больше никогда не будем вести войну

США, отмечает издание, обладают военным контролем над Японией, поэтому будет или нет достигнуто историческое примирение между двумя странами, мало чем важно для японо-американских отношений.

Читайте также: Пентагон: США и Япония пришли к соглашению по военной базе на Окинаве

Если Токио в действительности хочет примирения по историческим вопросам, то Абэ выбрал не то место. Вместо Гавайев он должен был отправиться в китайский Нанкин или посетить мост Марко Поло, инцидент на котором послужил для Токио формальным поводом для начала Второй японо-китайской войны.

Читайте также: Смотри: всякий расизм — это фашизм, а фашизм — это резня. Япония и Нанкин

За 70 лет, прошедших с окончания Второй мировой войны, Япония так и не смогла сформировать правильное понимание истории, и ожидать этого едва ли приходится. Токио будет прибегать к исторической риторике только тогда, когда это выгодно.

Читайте также: Премьер-министр Японии не принес извинений за Перл-Харбор

Например, визит Абэ на Гавайи рассматривается в качестве попытки укрепления американо-японских отношений до прихода в Белый дом Дональда Трампа, а также, как указывают официальные лица в МИД Японии, для наращивания сдерживания Китая. Поэтому для Абэ вопросы истории носят исключительно геополитический характер.

Читайте также: Обама назвал поездку Абэ в Перл-Харбор историческим жестом

Стратегический жест Абэ понятен: склоняясь в сторону США, его администрация пытается воспользоваться союзом с Вашингтоном для сдерживания КНР. Такую геополитическую связь в Восточной Азии на сегодняшний день вряд ли удастся разорвать, но Пекин будет справляться с ней последовательно.

Китай займется своим собственным развитием и повышением свой военной силы, в том числе национальной обороны. Приоритетом в таком случае станет стратегический баланс между КНР и США. Враждебно настроенная и агрессивная Япония является помехой для роста мощи КНР, однако она больше не является самой значительной головной болью для национальной безопасности Китая. Благодаря анализу отношения Японию к истории войны Пекин сможет понять эту страну более четко.