Будущая администрация президента США Дональда Трампа обладает довольно тревожными чертами, она же тем не менее обладает прекрасной возможностью построить американскую внешнюю политику на реальных интересах американского народа, а не на том, что элиты в Вашингтоне считают интересами глобального доминирования США. Это также важно, если избранный президент хочет иметь хоть какой-нибудь шанс для выполнения своего обещания вернуть процветание среднему классу США, пишет Анатол Ливен в статье для National Interest.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Такая стратегия потребует, отмечает автор, от Трампа вернуться на одно или более поколение политиков и советников США, которые и несут ответственность за катастрофы, и сформировать свою команду на основе реализма Генри Киссинджера. Для этого также потребуется, чтобы Трамп отложил ряд своих угроз, сделанных в ходе предвыборной кампании.

Так, самым крупным вызовом для Трампа станет, без сомнения, Китай, прежде всего ввиду предвыборной риторики самого республиканца. У нового главы Белого дома нет иного выбора, кроме как настойчиво проталкивать новое торговое соглашение с Китаем и другими странами Азии, с помощью которого будет защищена промышленность и рабочие места США. Экономические проблемы КНР, среди прочего, крайне усложнят этот процесс, поэтому новой администрации придется идти на компромисс.

И местом, с которого стоит начать, являются спорные острова. При Обаме США неуклонно стремились к поддержке территориальных претензий Японии, Вьетнама и Филиппин и против Китая. Эта позиция была крайне опасной и в какой-то степени абсурдной, если учесть ту благодарность, которую выказал Вашингтону президент Филиппин Родриго Дутерте.

Вместо этого автор предлагает основывать свою стратегию на трех принципах: абсолютной неприкасаемости свободы морской навигации в Южно-Китайском море, признании тех случаев, где на стороне Китая историческая и юридическая правда, — а именно в случае островов Сенкаку или Дяоюйдао и половины Парасельских островов, — и, наконец, готовности идти на компромисс по остальным.

Все это должно осуществляться в рамках высказанной австралийским экспертом Хью Уайтом концепции «концерта держав» в Восточной Азии, основанной фундаментально на американо-китайской Антанте, включающей в себя тем не менее Японию и другие державы. Токио, подчеркивает автор, это не понравится, но от союза с США они все равно не откажутся, потому что Вашингтон некем заменить.

Не стоит забывать и о возможности новых отношений с Россией. По причинам, очевидным для любого, кто обладает хотя бы элементарным знанием российской культуры и истории, для Москвы крайне важна Украина. Не существует угрозы со стороны России для стран — членов НАТО в Восточной Европе или в Прибалтике — прежде всего потому, что такая угроза вызовет враждебность со стороны Германии и уничтожит наиболее важные для Москвы международные отношения.

В отношении Украины контуры компромисса очевидны. США могут пойти на соглашение о нейтралитете Украины, поскольку альянс НАТО неоднократно демонстрировал неготовность ни при каких обстоятельствах воевать для защиты Украины. Идея включения Киева в структуру НАТО, таким образом, полностью необоснованна. Западные нации также показали, что они совсем не стремятся оказывать Киеву огромную помощь, необходимую для того, чтобы страна смогла встать хотя бы на длительный путь в ряды членов ЕС.

В любом случае из-за коррупции и политической несостоятельности страны такие усилия носят бессмысленный характер. По сути, западная стратегия сделала реформы на Украине менее вероятными из-за уничтожения жизненно важных экономических связей с Россией. Из-за неё правительство в Киеве находится в ловушке мобилизации, при которой его выживание зависит от ультранационалистических вооруженных формирований и коррумпированных олигархов.

Администрация Трампа должна выдвинуть разумное предложение на основе Минских договоренностей, которое приведет к федерализации Украины с гарантиями для русскоговорящего населения страны и широкой автономией для Донбасса.

Новый американо-российский подход к Сирии должен основываться на новой философии восстановления сильных государств в регионе — по возможности демократических, но в любом случае сильных. Только сильные исламские государства с лояльными и дисциплинированными армиями могут подавлять исламистские революции, и не потому, что они прислуживают США или следуют за западными ценностями, а потому, что от этого зависит их выживание. Вашингтон может лучше всего помочь таким государствам издалека. Как Трамп и обещал, не должно больше проводиться никаких наземных операций войск США в исламском мире.

Таким образом, если администрация Трампа сможет вернуться к реалистической внешней политике, она сможет оставить после себя неплохое наследство. Если же Трамп признает опасность, которую представляет изменение климата, его, возможно, будут помнить как великого лидера. Сейчас это может показаться невероятным, но бывали и более странные вещи.

Читайте развитие сюжета: Скульптура петуха с лицом Трампа появилась в Китае