Смольный признал Маннергейма виновником блокады Ленинграда вкупе с Гитлером

Чёрное назвали чёрным только через два месяца после удаления доски Маннергейму с ленинградской улицы

Санкт-Петербург, 22 декабря 2016, 20:21 — REGNUM  Власти Санкт-Петербурга официально признали, что финский маршал и политический деятель Карл Густав Маннергейм несет ответственность за блокаду Ленинграда и вызванные ею колоссальные жертвы среди гражданского населения, наряду с немецкими нацистами. Кроме того, в Смольном сообщили, что инициаторами установки доски Маннергейму в Петербурге были федеральные власти. Это следует из текста официального ответа администрации города, полученного блокадницей Флорой Зиновьевной Геращенко, живущей в Мурманске. Текст письма из Смольного есть в распоряжении ИА REGNUM.

В своем обращении в адрес губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко Флора Геращенко, пережившая ребенком ленинградскую блокаду и потерявшая в ней родственников, выражала свое возмущение тем фактом, что в июне 2016 года в ее родном городе появилась памятная доска союзнику нацистов Маннергейму. Она также требовала принять меры к тому, чтобы доска, которую в октябре демонтировали, больше никогда не оскверняла улицы города-героя, а лица, причастные к ее появлению, понесли ответственность.

«Ваше обращение <…> по поручению Губернатора Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко рассмотрено Управлением по работе с обращениями граждан Администрации Губернатора Санкт-Петербурга», — сообщила Флоре Геращенко начальник этого управления Елена Руднева.

В своем ответе чиновница проинформировала блокадницу, что памятный знак Карлу Маннергейму «был установлен в июне 2016 на фасаде здания Военного инженерно-технического университета Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В.Хрулева по инициативе федеральных органов государственной власти (анонс был размещен на официальном сайте министерства культуры Российской Федерации)».

«Здание является федеральной собственностью и находится в оперативном управлении Министерства обороны Российской Федерации», — подчеркивает Руднева и напоминает, что в церемонии открытия доски участвовали тогдашний глава администрации президента Сергей Иванов и глава министерства культуры Владимир Мединский.

Чтобы окончательно снять с властей города всякую ответственность за появление памятного знака Маннергейму, Руднева сообщает Геращенко, что «каких-либо распоряжений об установке знака руководство Санкт-Петербурга не издавало, общественное обсуждение по данному поводу не проводилось».

Далее из-под пера ответственного лица городской администрации впервые прозвучала политическая оценка фигуры Маннергейма, которой безуспешно пытались добиться граждане, общественные организации и СМИ, пока доска финскому маршалу висела на Захарьевской улице Петербурга.

Назвав Маннергейма «противоречивой для России фигурой» и напомнив о его службе в царской армии, Елена Руднева заявила: «Нельзя забывать, что в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 годов он воевал на стороне фашистской Германии, участвовал в блокаде Ленинграда и был награжден несколькими орденами фашистской Германии».

И, наконец, в следующем абзаце чиновница Смольного прямо признала, что на улице города, понесшего неисчислимые жертвы в годы вражеского нашествия, был установлен мемориал тому, кто несет ответственность за эти военные преступления вместе с Гитлером и его генералами.

«Открытие знака в виде барельефа человеку, который в равной степени должен разделить с немецко-фашистскими военачальниками вину за блокаду Ленинграда и гибель в результате ее сотен тысяч жителей города, справедливо вызвало отрицательный резонанс и возмущение в обществе», — констатирует Елена Руднева.

В завершение своего ответа Флоре Геращенко начальник управления по работе с обращениями граждан администрации губернатора Санкт-Петербурга напоминает, что доска Маннергейму уже демонтирована и передана в музей «Ратная палата» в Царском Селе, «где будет храниться в запасниках без реставрации».

***

«Администрация признаёт, что Маннергейм одинаково с фашистами ответственен за гибель ленинградцев в блокаду, — прокомментировала Флора Геращенко корреспонденту ИА REGNUM полученный ею ответ из Смольного. — Но это письмо должно было появиться еще в конце июня. А извиниться — этого наша власть делать не хочет».

Напомнив, что она также направила обращение в Санкт-Петербургское отделение Российского военно-исторического общества (РВИО), которое объявило себя инициатором появления доски Маннергейму, блокадница сказала, что никакого ответа от них до сих пор не получила. «Думаю, что и не дождусь», — добавила Флора Геращенко.

***

В свою очередь, ИА REGNUM считает необходимым напомнить своим читателям, что Елена Руднева, ответившая блокаднице от имени Смольного и губернатора Георгия Полтавченко, в то время, когда доска Маннергейму еще висела в центре Петербурга, занимала несколько иную позицию, и слов признания финского маршала одним из виновников блокады Ленинграда от нее тогда не прозвучало. Кроме того, органы федеральной власти также не упоминались в числе инициаторов установки доски. И Смольный снимал с себя всякую ответственность за ее появление, просто отказываясь признавать предмет на Захарьевской улице мемориальной доской.

Читайте также: «Теперь власти Петербурга легко согласятся с открытием «барельефа» Гитлеру»

В середине августа, отвечая на письмо одного из граждан, возмущенного появлением мемориала Маннергейму, Руднева сообщила, что установка «памятного знака в виде барельефа» состоялась по инициативе Российского военно-исторического общества. При этом отнесение Смольным данного объекта к категории «барельефа» якобы вывело его из-под действия городского законодательства, регулирующего установку памятных досок.

«Порядок размещения на фасадах зданий Санкт-Петербурга барельефов законодательством Санкт-Петербурга не установлен», — сообщала Руднева, тем самым фактически оправдывая бездействие городских властей в отношении памятного знака гитлеровскому приспешнику.

Тогда, в августе, ответственная чиновница Смольного сознательно уклонилась и от политической оценки фигуры Маннергейма, утверждая, что «вопросы, касающиеся оценки эстетических качеств и идеологического содержания барельефа, к компетенции исполнительных органов не относятся».

И вот, наконец, такая оценка прозвучала, и чёрное, пусть с оговорками, названо чёрным. Произошло это только благодаря усилиям таких людей, как Флора Геращенко, возмущенных блокадников, петербуржцев и жителей других регионов России, а также историков, общественных деятелей, политиков и журналистов, указывавших на кощунственный и оскорбительный по отношению к нашему народу характер случившегося в середине июня события. Что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда…

ИА REGNUM продолжит следить за этой историей, чтобы никакие новые попытки увековечить нацистских преступников и их союзников, к какой бы национальности они ни принадлежали, никогда не прошли.

Читайте ранее в этом сюжете: Блокаднице из Мурманска, судившейся по доске Маннергейму, стыдно за страну

Читайте развитие сюжета: Мединский назвал Маннергейма «героем» и пожаловался на «маргиналов»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail