Президентские амбиции. Второй после Брынцалова

Звезда Подмосковья

Балашиха, Московская область, 22 декабря 2016, 10:35 — REGNUM  В небольшой подмосковной Балашихе — большая новость: ее глава неожиданно лишился советника. Анатолий Баташев — подмосковный политик и гражданский экологический активист — покинул городскую администрацию и идет на президентские выборы 2018 года. Это уже второй балашихинец, всерьез заявлявший о президентских амбициях. Первым в 1996 году был известный предприниматель Владимир Брынцалов.

В Балашихе Анатолия знают не только как эколога, но и как одного из тех, кто помогал создавать новый местный телеканал — филиал «360». Он добился, чтоб местные многодетные семьи получили земельные участки — и не где-то за далекой Шатурой, а в относительно близком Воскресенском районе. Ликвидация аварии в Акатово и очистка реки Пехорка — тоже проходили при его участии. С виду Анатолий тих и комфортен, но внешность обманчива: энергии ему не занимать.

Почему вы приняли решение выдвинуть свою кандидатуру на выборах Президента России? С чем связано ваше решение?

Мне 40 — пришло время принести пользу родной стране. Наше поколение поэт Евгений Евтушенко назвал «девяностики» — по аналогии с шестидесятниками. Мои ровесники сформировалось в 1990-е — эпоху кризиса и развала страны. Мы те, кто помнит СССР великим и прекрасным ‑ и те, кто погружался вместе с нашей цивилизацией в пучину трудностей и на своей шкуре пережил все прелести смутного времени. Наше поколение первым получило современное образование после падения железного занавеса. Теперь дети 90-х достигли возраста политиков ‑ и нам, девяностикам, пора участвовать в управлении государством.

Принимая решение, я спросил себя: какие качества, которые позволят мне пройти этот путь, есть у меня? Первое — это профессионализм. Выпускник МГИМО, к сорока годам я повидал реальность с самых разных ракурсов: был журналистом, чиновником, работал в социальной сфере, в благотворительности, имел собственный бизнес, и, наконец, ушел в политику. Второе — это лидерство, и ему не учат в университетах, это может прийти только в борьбе. В нашем случае — борьбе за рощу. От Кучинской березовой рощи сегодня остались бы лишь пеньки, но мы смогли вовремя самоорганизоваться и добиться, чтоб нас услышали. Я выложился в этой истории на сто процентов, и в итоге так полюбил свою рощу, свой лес, свою округу, что понял, что не хочу заниматься ничем другим, как приносить пользу родному городу. Балашиха стала зоной моей персональной ответственности. Дальше было многое: организация детской спортплощадки в роще с футбольным полем, очистка огромного леса. В ходе местных выборов в Железнодорожном и Балашихе 2013−2014гг. дошел до каждого подъезда, убеждал, что наши города, разрезанные буквально по-живому, надо объединять. Добился — объединили и сейчас достойно обустраивают.

И третье — желание. Огромное желание работать и приносить пользу государству и народу. Есть понимание проблем экологии, особенно лесов, парков, заповедных территорий — что и как нужно оберегать. И огромная мечта объехать Россию от края до края. Я посетил свыше 50 регионов, но хочу побывать везде.

А вот чего у меня нет и не будет — это недвижимости и машин, счетов за рубежом и дорогих игрушек. Мне кажется, период безудержного накопления и потребления давно прошел, это вчерашний день В современной политике будет новый тренд — работать тяжело и честно.

На чем будет построена Ваша программа? Вам ближе идеология «малых дел», или масштабных политических проектов?

Оба варианта. «Малыми делами» я занимался в Балашихе. Спасал березовую рощу, чистил лес. И когда полностью на этом сосредотачиваешься, то лучше понимаешь, что «нет маленьких ролей». Любое дело, доведенное до конца — уже немаленькое. А у каждого глобального проекта всегда есть локальное человеческое измерение.

Проект программы я обнародую в ближайшее время. Лозунгов и воды не будет — только конкретные предложения: что делать, как и в какие сроки. Там будут и большие дела, и много мелочевки.

Программа будет построена на нескольких китах: государственная реформа с акцентом на незыблемость Конституции Российской Федерации, социально-трудовая реформа, гуманизм, защита природы, развитие автомобильных дорог, безопасность, стыковка с Евросоюзом. В ходе кампании я хочу сосредоточиться на экологических вопросах и встречах на местах. Транслировать наш удачный опыт. Благо 2017 год в России объявлен годом экологии.

Впереди огромный фронт работы по сбору подписей и поездки по регионам. Потенциальный избиратель должен Вас узнать и поверить вашей программе. Как Вы собираетесь донести до него свою программу? Это будет активность в социальных сетях или другие избирательные технологии?

Дорогой Александр, давайте быть честными. Единственная программа, которую прочитал избиратель с момента перестройки — это великолепная работа Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию». Считаю, что депутатам всех уровней нужно дарить этот трактат в день первого заседания. Там кое-что устарело, некоторые вещи оказались наивными, но это документ, где есть программа действий и любовь к родной стране. Это текст, который легко и приятно читать, где все просто, доступно и понятно.

Многие говорят, «у нас есть программа». Но зачастую это набор красивых тезисов за все хорошее, против всего плохого, за честность и прочие обещания горбушек. Или же это сборная солянка — много красивых предложений без стройной концепции. Такую солянку сделала Высшая школа экономики, и несмотря на огромные деньги, которые государство потратило на разработку этой программы, общественность ее так и не увидела. Еще один тип программы — кирпичи. Нечитабельные длинные документы, обычно полные популистской галиматьи. Четвертый тип — кастрированные наработки: выверенные, вычищенные от любых смелых идей и концепций. И самый распространенный тип программ — это пятый, когда «программы» пишут те, кому нечего сказать, а говорить надо. Неудивительно, что у общества подорвана вера в программы и никто их не воспринимает всерьез. Мое правило как практика такое: программу важно не написать, а воплотить, для этого тезисы должны цеплять, заражать мечтой, вдохновлять, заставлять задуматься.

Обычно бывает так, что программы, с которыми власть идет на выборы и реальность сильно отличаются. Хотя в случае с Путиным оказалось чуть иначе, все элиты улыбнулись майским указам, а теперь уже любого муниципального, регионального, федерального чиновника тиком трясет, ибо он понимает, что указы надо выполнить, причем — при любой погоде. И ведь власти всех уровней гигантскую работу проделали для выполнения майских указов, множество проблем сняли, в том числе по школам и детским садам. Хорошая программа как в случае с майскими указами — это искусство приоритетов и искусство возможного.

Моя задача-максимум — написать программу уровня Солженицына или Макиавелли, программу здравого смысла. Чтобы для ее продвижения не были нужны избирательные технологии. Чтобы ее интересно было читать и Путину, и госслужащему, школьному учителю и пенсионеру.

Конкурировать в содержательном плане программы в части анализа экономики придется с такой глыбой как команда Алексея Кудрина. Надо учитывать, что у Правительства, у министерств и ведомств, у АСИ, у субъектов Федерации есть много программ и наработок по сотням направлений. Государство сейчас задает очень высокую планку, и отталкиваться надо не от хотелок, а от реалий. Сейчас несколько команд готовят президентские программы. Чем выше будет интеллектуальный и профессиональный уровень конкуренции, тем больше пользы для России.

Конечно, буду продвигать программу всеми доступными способами. И в ходе встреч с избирателями, и выносить на обсуждение экспертов, и в социальных сетях.

Как будет формироваться ваша команда, по каким принципам? Это будут идейные соратники, или люди лично знакомые? Кого из известных экономистов и политиков Вы бы хотели видеть в своей команде?

Костяк команды, который сейчас вовсю готовит меня к выборам, — это проверенные делами люди, с которыми прошел огонь и воду. Есть профессионалы в области избирательных технологий, есть общественники, лидеры мнений, журналисты и организаторы мероприятий. Все разные и все очень заряженные. Тут ведь роль личности очень важна. Бывает, придет человек, взвалит на себя огромный воз работы ‑ и само его присутствие вдохновляет тебя сворачивать горы.

Насчет того, кого из известных экономистов и политиков я хотел бы видеть в своей команде, позволю себе вспомнить следующий эпизод. В 2010 году я помогал готовить приезд руководителей крупнейших американских венчурных кампаний Кремниевой долины в Россию. Приехал Арнольд Шварценеггер, на тот момент губернатор Калифорнии, и несколько десятков инвесторов, которые в совокупности управляли активами на 100 млрд долларов. И так совпало, что именно в тот момент вручили Нобелевскую премию Андрею Гейму и Константину Новоселову, а мы проводили пресс-конференцию. Одна из журналисток задала вопрос представителю фонда «Сколково» Алексею Ситникову — готов ли фонд пригласить лауреатов к участию в проектах. Тот, разумеется, ответил, что это было бы большой честью для «Сколково». Но через пару часов прилетел ответ Андрея Гейма: «Чем звезд нанимать, лучше вложитесь в студентов и аспирантов», ибо у звезд все хорошо, а именно студенты — будущее науки.

Я не хотел бы ориентироваться на «известных экономистов», мне ближе практики. Люди из Минфина, Минэкономразвития, Аппарата Правительства Российской Федерации, Пенсионного фонда России, Центробанка, ВЭБа и др. Большинство из них вы не увидите по телевизору, но они глубоко разбираются во тонкостях и деталях, в отличие от раскрученных «говорящих голов». Вот пример: когда Михаил Прохоров шел на президентские выборы 2012 года, программу ему готовили «звезды» от экономики. Я обнаружил в тексте абсолютное непонимание ситуации в российской пенсионной системе (вплоть до незнания азбучных истин), сообщил о своих замечаниях одной из руководительниц прохоровского штаба. Она ответила — давай, сделай, как правильно. Я потратил неделю, написал довольно сильный программный раздел по пенсионную систему. Без денег, от чистого сердца, ведь в этой важнейшей системе есть проблемы, которые годами невозможно решить — мне показалось, что как раз представился случай это сделать. И получил в ответ: «Нам программу писал ХХХ (очень известный либеральный экономист), он же знал, о чем пишет. А твои тезисы не пригодятся». Вокруг Прохорова был много известных политиков, звезд, экономистов и стратегов, которые разбрелись, когда у олигарха иссяк задор. Мне не нужно шоу, мне нужна работоспособная команда, которая глубоко разбирается в ситуации.

Мы все ждем социально-экономическую и политическую программу, к которой невозможно будет придраться и которую всерьез воспримут в профессиональных сообществах. Создать и воплотить ее в жизнь — это то, за чем я иду на выборы. Я реалист, крепко стою на земле и хорошо представляю объем проблем, с которыми мне придется столкнуться. Но поймите, для меня происходящее сегодня — это большая радость. Радость от того, что появился шанс послужить родной России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail