Экспертное фото из окна пролетающего мимо автомобиля
Экспертное фото из окна пролетающего мимо автомобиля
Валентина Андреева © ИА REGNUM

Ба-бах! Жила Архангельская область в середняках и вдруг очутилась в одночасье в самой… самом низу.

Страна прочитала в свежем докладе Комитета гражданских инициатив «Социально-экономическая и политическая напряженность в регионах на середину 2016 года», что Архангельская область в двух из трех номинаций в «оранжевой», опасной зоне — по политическим рискам и по экономической напряженности. Цвет, наверное, намекает, что у нас недалеко до «оранжевой революции». А дальше и совсем плохо — указаны шесть самых-самых: «Абсолютными лидерами административной неустойчивости в рассматриваемый по этому показателю период с 1 июля 2015 по 1 июля 2016-го являлись Республика Коми, Забайкальский край, Архангельская область, Иркутская область, Еврейская автономная область и город Севастополь».

Решил узнать, что мы делаем неправильно, а КГИ — движение открытое и профессиональное, в авторах доклада доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ, кандидат политических наук Александр Кынев; профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ, кандидат географических наук Николай Петров; доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ, кандидат географических наук Алексей Титков и сама Наталья Зубаревич. Профессора не только баллы выставляют, но и пишут, что из чего вытекает. Припомнил, что это не первый такой доклад, и можно сравнить его с оценками 2015 года. А если наложить оба доклада на цифры Росстата и происшедшие события — тут и узнаем, в чем причина нашего провала.

В докладе КГИ оценка дел в регионе складывается из:

  • Оценки экономической напряженности, которая складывается из положения домохозяйств (розничный товарооборот плюс реальные доходы населения в % к прошлому периоду), публичного сектора (поступление доходов в бюджет в % к прошлому периоду и задолженность региона и МСУ в % к консолидированному бюджету), состояния производства и инвестиций (в % к прошлому периоду).
  • Оценки политических рисков, которые складываются из оценки элитных конфликтов, административной устойчивости и «политического дизайна».
  • Загадочный «дизайн» родился из политической конкуренции в регионе (среднее число эффективных партий по последним выборам в Госдуму РФ на территории региона по партспискам и по выборам в региональный парламент [1]), состояния системы местного самоуправления (выборность глав населением), институциональной независимости депутатов регионального парламента (количество депутатов на ставках) и защиты парламентских прав оппозиции (наличия оппозиции на должностях в собрании).
  • Оценки протеста
  • Эсперты КГИ раскрашивают карту регионов в цвета: красный — очень плохо, оранжевый — плохо, белый — нормально, зеленый — хорошо.

Итак, не углубляясь в дебри цифр, сравним картину в докладах 2015 и 2016 годов.

Оценка экономических рисков. В 2015 году, когда мы были в середняках, оценка домовых хозяйств была такая же, как и в 2016-м — оранжевый, тревожный, уровень. Публичный сектор оценивался как белый, нормальный — в 2016 году он ухудшился до оранжевого. Зато в 2015-м производство и инвестиции получили оранжевую оценку, а в 2016-м оценка улучшилась до хорошего зеленого уровня. В 2015 году сумма экономических оценок не указана, зато в 2016-м ее показывают на нормальном, белом уровне.

И ВДРУГ выше появляется совершенно другой вывод — по методике, которой не было в прошлогоднем докладе и которая противоположна сумме оценок экономического положения в таблице на той же странице. Накладка двух оранжевых кругов на один белый дает уже оранжевый уровень!

А как же белая оценка в прошлом году? А как белая оценка в таблице чуть ниже? А никак! Вот область и внизу — пока по одному критерию. Может, по другим удержится на поверхности?

Оценка политических рисков. В 2015 году элитные конфликты были на белом уровне, нормально. В 2016-м — зеленый, позитивный уровень. Хорошо! Политический дизайн, эта загадочная алхимическая формула КГИ получается из оценочных суждений по политической конкуренции в регионе, состояния муниципального самоуправления, независимости депутатов и защиты оппозиции. Все, повторяю, оценочные суждения!

В 2015 году, когда мы были приличными людьми, политический дизайн без расшифровки был оценен на белом, нормальном, уровне. Политическая конкуренция, оцениваемая по выборам в ГД, должна остаться на том же уровне, так как выборов с 2015 до конца 1-го полугодия 2016 года в ГД РФ не проходило. Оценка муниципального самоуправления могла просесть из-за введения сити-менеджеров, а независимость депутатов и оппозиция остались на том же уровне, так как в областном собрании ничего не поменялось. То есть при прошлой, белой оценке одно оранжевое МСУ не должно было одолеть три нормальных белых оценки, зафиксированных в прошлом докладе, — раз депутаты остались на местах какие были, а выборов в ГД не было. И ВДРУГ цвет «дизайна» в 2016 году меняется на тревожный оранжевый! Удивительно, но арифметика типа 3+1 равно 1 называется экспертной оценкой!

Но ничего. Раз непонятно, как победивший оранжевый цвет состояния МСУ утопил весь «политический дизайн», то в 2016 году более хороший, зеленый уровень элитных конфликтов должен вытянуть всю конструкцию на нормальный прошлогодний уровень!

Но «Ап!» — никакого мошенничества, просто ловкость — не вытянул. Сумма политических рисков по компонентам оценена белым, нормальным цветом, как вдруг парой абзацев выше эксперты КГИ опять вводят круги и пересечения, из которых следует, что уровень Архангельской области все-таки оранжевый! Жили, жили, а беда пришла, откуда не ждали…

С этими роковыми кругами в докладе совсем беда — как будто профессора писали-писали доклад, а потом пришел Политрук и поправил «как надо» — добавив для «научности» эти самые инопланетные круги.

К счастью, оценки протеста настолько сложны и туманны, что даже эксперты КГИ не стали расшифровывать их по регионам, оценив нас на среднем уровне. Миновала чаша сия — стать еще и лидерами протеста!

Но оказалось, что это не меняет общих оценочных суждений, что у нас все стало гораздо хуже, чем год назад.

Хорошо, если пресловутый политический дизайн, притянутый за уши к желтому уровню, уравновесится зеленым, хорошим, уровнем элитных конфликтов, то тогда вся оценка политических рисков будет зависеть от третьего компонента — административной устойчивости, которая была в 2015 году на белом, нормальном уровне. Причем нормальным он был тогда, когда мэрия Архангельска и областная власть уже при третьем губернаторе вели войну на выживание, а выборные главы муниципальных образований смотрели на все это и хотели — выполняли, а хотели и не выполняли распоряжения губернатора. За год мэры в Архангельске, Новодвинске и некоторых других МО стали избираться горсоветом с участием областной власти, мэр Павленко стал сенатором — административная устойчивость, казалось бы, резко усилилась.

Ан нет — эксперты КГИ посчитали наоборот. Оказывается, как написано в докладе 2016 года, административная устойчивость в Архангельской области крайне ослабла «вследствие начала нового срока полномочий губернатора (после неубедительной победы губернатора на выборах в условиях низкой явки)». То есть когда губернатора никто не выбирал, устойчивость была, а когда он сумел проскочить между Сциллой высокой явки и Харибдой своего неизбрания — это неустойчивость. Хотелось бы математических выкладок, раз умный доклад привел в «крайнюю административную неустойчивость», которую не смогли одолеть ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ стабильные показатели. Но их нет — данный раздел оценочный!

И «АП!» — ловкость и никакого мошенничества — из-за непонятно как одолевшего все оранжевого цвета состояния МСУ политический дизайн приобрел такой же оранжевый цвет, а потом непонятно как вылезшие круги наложились друг на друга — вопреки средней оценке в таблице на той же странице, и Архангельская область оказалась в лидерах политической неустойчивости. Вспомнилась нормальная оценка экономической устойчивости, тоже отмененная вдруг такими же кругами «с наложением». А политическая неустойчивость плюс экономическая неустойчивость ведут к провалу в самый низ таблицы. К оргвыводам ведут в общем, если не разбираться в манипуляциях экспертов КГИ-ВШЭ и считать их объективными аналитиками.

Как получилось — двигались к устойчивости, а получилась полная неустойчивость? Может, КГИ-ВШЭ после сообщений, что Сергей Кириенко составляет черный список губернаторов, взял курс на смещение архангельского Игоря Орлова?

Казалось бы, за эту версию говорит принадлежность Орлова к клану ВПК, который КГИ как только не склоняет в своих программах.

За эту же версию говорили и сильные позиции близких к либералам структур на территории Архангельской области — в первую очередь Северного Арктического федерального университета, который в марте будет площадкой Международного Арктического форума с участием Владимира Путина и попечительский совет которого возглавляет тот же Алексей Кудрин. А уж САФУ покажет себя во всей красе!

За эту же версию говорит и длинная скамейка близких к либералам запасных на первый пост в области.

Но отмел этот вывод — вспомнилось, что главным экспертом по нашей области у КГИ является региональный координатор КГИ, бывший руководитель аналитического управления САФУ Андрей Чураков, который в прошлом году, оцененном для области в докладе как нормальный, был внештатным советником губернатора Орлова, а в конце 2016 года, как раз перед выходом «плохого» доклада, им, по некоторым данным, быть перестал. А советник хоть и внештатный, но советы требуют проработки и, возможно, финансирования.

Получалось, что Чураков обиделся на губернатора Орлова и перенес обиду на всю область, опустив ее в самый низ? Но и эту версию я отмел — не мог Андрей Чураков так подставить Алексея Леонидовича, позволив его оппонентам обвинить возглавляемый им КГИ в манипуляциях с рейтингами из-за доходов эксперта.

Мой вывод — методика составления докладов еще сырая, идут очевидные ляпы и забавные нестыковки. Ничего, дело наживное, и на ВШЭ бывает проруха!

К «управлению областью» есть много вопросов, но большинство из них в экономической сфере, которая в докладе КГИ-ВШЭ на периферии, — возможно, потому, что имеет объективные критерии — в отличие от «оценочных суждений», с помощью которых можно поставить любой регион России на нужное место.

Архангельск