Глава внешнеполитического ведомства Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил на совместном брифинге с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу, что Ереван до сих пор не подтвердил свое согласие на переговоры в формате 2+3 (главы МИД Азербайджана и Армении и стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ) в Гамбурге. Мамедъяров пояснил, что накануне обсуждал этот вопрос со спецпредставителем ОБСЕ Анджеем Каспшиком, но ясного ответа так и не получил. «Азербайджан со своей стороны готов к любым контактам с Арменией в любом формате. Однако проведение встречи в Гамбурге с участием министров показало бы серьезный подход сторон к этому вопросу», — цитируют министра бакинские СМИ. Он также рассказал, что в переговорном процессе наблюдается некоторое затишье, несмотря на то, что после встречи в Санкт-Петербурге можно было бы ожидать, напротив, оживления. По словам Мамедъярова, Ереван всячески «пытается избегнуть» переговоров. «Напряженность на линии соприкосновения войск всегда была, и причиной этого является наличие вооруженных сил Армении на оккупированных территориях Азербайджана», — заключил глава внешнеполитического ведомства.

Флаг Нагорно-Карабахской Республики
Флаг Нагорно-Карабахской Республики

Такие сентенции Баку высказывает уже не в первый раз и всякий раз возникает вопрос об их адресности. Так, Мамедъяров считает, что «после встречи в Санкт-Петербурге можно было бы ожидать, напротив, оживления» (в переговорном процессе по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта — С.Т.). Но Азербайджан не поставил своей подписи под санкт-петербургским заявлением о введении после апрельской войны в Нагорном Карабахе системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и международных наблюдателей, что предлагала Москва. Правда, после саммита в Санкт-Петербурге появлялись сообщения, что на август намечается очередной саммит президентов Азербайджана и Армении с посредническим участием президента России Владимира Путина. Но он не состоялся. По нашему мнению потому, что Москва не отступила от согласованной с МГ ОБСЕ позиции.

Кстати, глава МИД Турции Чавушоглу на одном из брифингов с Мамедъяровым внес интригующий тезис: «У России были инициативы по урегулированию конфликта вне Минской группы. Я отметил, что Турция в этом вопросе находится рядом с Азербайджаном». Возможно, что в каких-то дипломатических кулуарах Москва и обсуждала вопросы создания параллельного МГ ОБСЕ механизма по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта, но на официальном уровне такая позиция никогда не озвучивалась, наоборот — опровергалась. Это первое. Второе: Даже если допустить наличие такого проекта, то его реализация без участия Еревана невозможна. По имеющейся у ИА REGNUM информации, закулисные переговоры между Баку и Ереваном на этом направлении велись. Во всяком случае, в летописи Нагорно-Карабахского конфликта зафиксированы высказывания главы МИД России Сергея Лаврова о том, что «все договоренности на столе, и мы близки к их достижению».

Раскрывать детали этих договоренностей Лавров тогда дипломатично отказался. Но в последующем интервью ТАСС он говорил, что «разблокировать ситуацию в Нагорно-Карабахском конфликте позволит освобождение районов вокруг Карабаха при одновременном решении вопроса о его статусе» и уточнял, что «очень важно вернуться к тем идеям, которые были закреплены в совместных заявлениях России, Азербайджана и Армении еще 3−4 года назад, когда проходили встречи с участием президентов наших стран». Но это все же «Мадридские принципы, подготовленные Минской группой, а не какой-то «план Лаврова», о чем много и громко писали азербайджанские и турецкие СМИ. Да и в дальнейшем Москва, призывая конфликтующие стороны к мирному урегулированию конфликта, не дезавуировала усилия МГ ОБСЕ. Вот почему загадочным остается вопрос о том, что станет «точкой отчета» в возможной встрече глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении в Гамбурге. И существует ли вообще желание, прежде всего со стороны Баку, о чем-то вообще договариваться.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев на встрече с представителями общественности Тертерского района заявил: «Мы не собираемся возвращать военным путем ни Иреван, ни Мегри, ни Горус. Однако я уверен, что придет время и мы — азербайджанцы — вернемся на все свои исторические земли. Это мы осуществим последовательной политикой, мирным путем. Все объективные причины показывают, что это день наступит… Для возвращения необходима продуманная стратегия, концепция, и она есть. Определена наша стратегическая линия, и мы будем каждый год предпринимать тактические шаги». Но в чем же заключаются декларированные президентом «концепция, стратегия и тактика»? По Алиеву, это, «во-первых, вопрос истории, во-вторых, это вопрос справедливости, и мы никогда не допустим создания второго армянского государства».

В данном случае мы не видим смысла вступать с президентом Азербайджана в историческую дискуссию, так как оцениваем ситуацию с точки зрения политико-дипломатических подходов Баку к переговорному процессу по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. Пока все сводится к формуле «говорить без договоренностей, встречаться без результатов», тогда как позиция МГ ОБСЕ по ключевыми элементами урегулирования конфликта содержит два элемента, одинаковых по приоритету: территории и решения статусных вопросов Нагорного Карабаха. Одно дело, если в Гамбурге главы внешнеполитических ведомств будут договариваться о возможностях и условиях продолжения сценария, намеченного в Вене и Санкт-Петербурге — вводить мониторинг и — в зону конфликта — международных наблюдателей. Другое, если заочная дискуссия между Баку и Ереваном ведется по так называемой «параллельной повестке».

На днях пресс-секретарь президента Армении Владимир Акопян заявил «Радио Азатутюн», что «пакет предложений по урегулированию [Карабахского конфликта] фиксирует необходимость сухопутной связи между Арменией и Нагорным Карабахом, о каком-либо анклавном статусе даже речи быть не может. Речь не идет лишь о сухопутной дороге, объединяющей Армению и Нагорный Карабах, а о такой широкой, безопасной и бесперебойной сухопутной связи, которая будет полностью защищена от любых посягательств со стороны Азербайджана». Интересно, кто еще, кроме господина Акопяна, видел этот «пакет предложений», и почему об этом все молчат? И не обсуждения ли этого документа так усиленно добивается глава МИД Азербайджана Мамедъяров, настаивая на встрече со своим армянским коллегой? Кто разъяснит ситуацию и ответит на этот вопрос?