На фоне значительного успеха вооруженных сил Сирии в Алеппо с новой силой разгорелись дискуссии о том, какими будут последствия освобождения города, расположенного на севере Сирии. Никто, кажется, не сомневается в том, что город будет взят, предметом спора становится то, сколько времени на это потребуется. Экспертов больше волнует то, сможет ли Дамаск освободить город до прихода в Белый дом нового президента Дональда Трампа, однако важнее ответить на вопрос о том, что это событие значит для развития сирийского конфликта, пишет Франческо Белкастро в статье для National Interest.

Сирия
Сирия
Иван Шилов © ИА REGNUM

В сложившихся условиях игроки готовятся к новой фазе конфликта в Сирии. Так, на севере страны сложился деликатный баланс сил между сирийскими курдами, центральным правительством и Турцией, однако освобождение Алеппо может привести к дальнейшей напряженности в отношениях между Дамаском и Анкарой, которые сейчас поддерживаются хрупким соглашением, заключенным при посредничестве Москвы.

Автор отмечает, что следующие три аспекта повлияют на траекторию конфликта в обозримом будущем: как падет город, будет ли достигнуто взаимопонимание с Турцией, а также что произойдет с Раккой.

Во-первых, пока все задаются вопросом, когда будет освобожден город, как это будет осуществлено играет очень важную роль в понимании следующих шагов Дамаска.

С освобождением города война не прекратится, она просто перейдет в другую фазу. Из-за хронической нехватки хорошо подготовленных войск Дамаск вынужден передислоцировать свои боевые части из одного региона страны в другой, поэтому очень важно для правительства Сирии взять город с минимальными потерями. В таком случае Дамаск сможет незамедлительно переключиться на другие районы страны. Если же правительство понесет потери, могут пройти месяцы, прежде чем будут подготовлены хотя бы планы новой операции.

Во-вторых, сложившийся баланс на севере страны, скорее всего, основан на соглашении между Турцией и Россией, которое принял Дамаск. По всей видимости, стороны достигли взаимопонимания в следующем: правительство Асада соглашается с присутствием турецких войск на территории страны в обмен на невмешательство Анкары в операцию в Алеппо. Если предположить, считает автор, что условия соглашения таковы, то открытым остается вопрос о том, что будет после освобождения города.

Будет ли Дамаск более активно выражать критику Анкары или же он поддержит партизанскую войну против турецких войск? Окончание битвы за Алеппо может привести к росту напряженности между Дамаском и Турцией, а также новому взаимопониманию между курдами и правительством Ирака.

Несмотря на сообщения о столкновениях между войсками Асада и курдами в районе города Эль-Хасака летом, цели Дамаска и курдов — главной цели турецкого вторжения — во все большей степени сходятся. Обеспокоенность Дамаска присутствием Турции также может привести к сближению Сирии и Ирака, на территории которого также присутствуют турецкие войска. Хотя поддерживаемая Анкарой коалиция и добилась успеха в северной Сирии, её действия неизбежно приведут к сопротивлению и напряженности в регионе.

На фоне этих событий важно помнить и о начале гонки за Ракку, в рамках которой поддерживаемые США силы сирийских мятежников перешли в наступление на город, находящийся под контролем террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Коалиция «Демократические силы Сирии» по-прежнему состоит по большей части из курдских сил. Ракка же не представляет для них никакой ни стратегической, ни исторической ценности, кроме цели уничтожения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Там также никогда не проживало значительное число курдов. Поэтому после падения города неизбежно встанет вопрос, кто останется в городе за главного.

Дамаск на данный момент в гонке не участвует, однако его войска находятся недалеко в Пальмире. С его точки зрения, инициатива западной коалиции представляет интересную возможность. Она «делает грязную работу» по захвату Ракки у ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но перед ней могут встать проблемы после захвата города. И Дамаск может оказаться способным эксплуатировать проблемы с разделением власти, если между силами коалиции начнутся разногласия. Операция по освобождению Ракки может также дать Дамаску передышку, снизив на него давление на востоке, особенно в Дейр-эз-Зоре, который уже три года находится в осаде ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Таким образом, захват Алеппо станет важным шагом для Дамаска. С ним будет поставлена жирная точка на попытках международного сообщества перейти к реальным переговорам с Асадом. Но и окончания конфликта падение города не принесет, поскольку он лишь перейдет в другую фазу.

В этих новых условиях тому взаимопониманию, благодаря которому удалось избежать конфронтации вооруженных сил Сирии и Турции, грозит опасность из-за активных действий Анкары и вызванной победой в Алеппо самоуверенности Дамаска. Так, сирийское правительство может оказаться более готовым идти на сотрудничество с курдскими войсками, а также с Ираком, который также столкнулся с угрозой турецкого авантюризма.

Быстрый захват города приведет к высвобождению сил, которые могут быть направлены на эксплуатирование любой слабости, возникающей от продвижения «Демократических сил Сирии» на Ракку. Из-за значительной нехватки человеческих ресурсов Дамаск с удовольствием «прокатится» на действиях других сторон конфликта.