Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский продолжает подводить итоги внешней политики своей страны за год, который прошел с выборов в Сейм, на которых победила партия «Право и Справедливость» (PiS). На этот раз наше внимание привлекло его интервью популярному польскому порталу Onet. pl, в котором глава дипломатического ведомства сделал ряд интригующих заявлений и выступил в необычном качестве. По сути, Ващиковский говорил, как министр иностранных дел «теневого правительства», представитель оппозиции, желающий найти изъяны в действиях правящего кабинета министров. Безусловно, члену правительства не возбраняется говорить о собственных ошибках. Однако в такой реляции недостатки должны быть представлены единичными и подвергающимися исправлению, а успехи — концептуальными. Этого мы как раз и не заметили в словах главы дипломатического ведомства Польши.

Oaspl.org

Во-первых, Ващиковский скептически отозвался о польской внешнеполитической линии в отношении Украины. По его словам, практически все страны Европы на неофициальном уровне признали, что Крым принадлежит России. И лишь одна Варшава требует в этом деле придерживаться «закона», отстаивая публично территориальную целостность соседнего государства. Министр считает, что «крымский вопрос» не будет поднимать и избранный президент США Дональд Трамп, для которого «красной чертой» может стать потенциально прямое вмешательство Москвы в проблемы Восточной Украины. При этом сам Киев не обращается за помощью к Польше, что компрометирует дипломатические возможности Варшавы.

Во-вторых, Ващиковский назвал, по сути, пирровой «победу» Варшавы в деле противодействия совместному проекту России, Германии, Голландии, Франции и Австрии по строительству газопровода «Северный поток-2». Польские власти потратили немало сил, чтобы сорвать создание совместного предприятия, которое бы занялось возведением ветки по морскому дну до Германии. Однако Европейская комиссия дала понять, что готова разрешить «Газпрому» увеличить прокачку по уже существующему «Северному потоку-1» и пользоваться немецким трубопроводом OPAL для доставки газа в Южную Европу. Таким образом, говорит министр, мы получаем сильного конкурента, нарушаются планы использовать СПГ-терминал в Свиноуйсьце, под угрозой оказывается проект строительства польско-норвежского газопровода, свое значение теряет польско-российский газопровод «Ямал». Это дискредитация усилий энергетических лоббистов и лично уполномоченного кабинета министров Польши по вопросам газовой и энергетической инфраструктуры Петра Наимского.

В-третьих, Ващиковский признает наличие серьезных проблем в отношениях с Францией (хотя и утверждает, что они «не охладились»). Это связано с разрывом контракта на поставку вертолетов Caracal для нужд польской армии. По словам министра, «беда в том, что переговоры велись на уровне бизнеса, концерна Airbus, а не властей Франции». Варшава надеялась, что сможет вывести «вертолетный вопрос» на уровень французского президента Франсуа Олланда, чтобы экономические интересы обсуждать в переплетении с комплексом интересов безопасности и политических. «Я рассчитывал на политическое решение, предложения большего финансового участия» со стороны Олланда», говорит глава МИД Польши, но французский президент «не пришел». В итоге Париж сегодня демонстрирует холодное отношение к Варшаве. Однако заявления о разрыве контракта с Францией, главным образом, делал министр обороны Польши Антоний Мачеревич, так что это удар по нему.

Со своей стороны, мы также можем добавить, что Варшава оказалась вынуждена сменить риторику на немецком направлении, снова сделать ставку на канцлера Ангелу Меркель и заявить об ориентации на Берлин. А «фирменный» внешнеполитический ход правящей партии «Право и Справедливость», акцент на доминирование национальных интересов и суверенности, борьбу с «глобальным Брюсселем», что можно было бы конвертировать и во внутреннюю политику, потерял свое значение после победы Трампа на президентских выборах в США — Вашингтон этим уже не удивишь и не привлечешь сегодня, а европейских соседей завтра. Таким образом, польскую внешнюю политику крайне трудно признать удовлетворительной практически на всех направлениях. Но министр иностранных дел Польши только подливает масла в огонь. Почему? Польский портал Fakt. pl намекает на личные неудачи главы дипломатического ведомства, который готовится к отставке и хочет перебраться послом в НАТО. В свою очередь, эксперты, опрошенные изданием, отмечают отсутствие «химии» между министром и Бельведером, обвиняют Ващиковского в «медленных темпах перемен в МИД» и «отсутствии какого-либо влияния в правительстве».

Однако, на наш взгляд, дело не только в этом. В октябре прошлого года аналитик Центра стратегического анализа, бывший сотрудник посольства Польши в Белоруссии Витольд Юраш выступил с концептуальной статьей, в которой предложил программу реформ министерства иностранных дел. По его мнению, дипломатическое ведомство переживает системный кризис. Отсутствует четкая структура управления, а процесс принятия решений остается неясным. Политические заместители главы МИД подмяли под себя руководителей профильных департаментов. Генеральные консульства получили неоправданную автономию, а назначения послов носили до сих пор волюнтаристский характер. «Византийская политика» аппарата блокирует получение министром реальной информации и критического анализа.

Трудно судить, насколько ситуация в МИД Польши изменилась за год, прошедший с обзора Витольда Юраша. Однако можно добавить следующее. Если предыдущий кабинет министров все-таки концентрировал внешнюю политику в одних руках и выступал с более-менее единой позицией, то в настоящее время внешнеполитическая линия Польши складывается из нескольких векторов, которые, зачастую, противоречат друг другу. В итоге дипломатическое ведомство тянет в одну сторону, министерство обороны в другую, профильные министерства и государственные концерны в третью, а президентский дворец в четвертую. Все это происходит на фоне единоличного контроля «польского царя», президента PiS Ярослава Качиньского, который публично озвучивает свои выводы в редких случаях. Поэтому, возможно, критическое в отношении внешней политики Польши интервью Витольда Ващиковского является не только его личным мнением, но и диагностикой структурных проблем польского кабинета министров в целом. В этой ситуации можно ограничиться отставкой строптивого министра, но также нельзя исключать и провоцирование первого серьезного правительственного кризиса в стране.

Читайте ранее в этом сюжете: Варшава решила сдаться Меркель

Читайте развитие сюжета: Есть ли у Польши внешняя политика в 2016 году? Будет ли в 2017-м?