Готова ли Беларусь расшириться за счет Украины, Литвы и Латвии?

Возможная тема переговоров в Москве

Юрий Баранчик, 21 ноября 2016, 13:40 — REGNUM  

Как объявили пресс-службы президентов Беларуси и России, 22 ноября в Москве должна пройти встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина. По словам белорусского лидера, он намерен на ней поставить и решить весь комплекс накопившихся к настоящему моменту проблем в двусторонних отношениях и прежде всего — в области экономики.

И это логично: ведь проблема долга за российский газ до сих пор не решена, как и проблема поставок российской нефти на белорусские НПЗ, что является гораздо более важной проблемой. В принципе, не является проблемой и белорусский долг уже где-то в 350 млн долларов за газ — его надо только оплатить в соответствии с имеющимися договоренностями.

Вместе с тем надо отметить, что появление экономической тематики в качестве первоочередной говорит прежде всего о недоработках правительства республики, которое, по сути, нагружает президента страны лишними вопросами, которые не находятся в его компетенции. Это говорит о том, что с данными важными вопросами не справляются лично премьер-министр и тот из вице-премьеров, который курирует нефтегазовые отношения с Россией.

Наверное, совсем не случайно Александр Лукашенко на встрече с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой 20 сентября текущего года отметил, что «мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего, в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться, зачем нам там держать кучу чиновников? Там, по-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов? Мы лучших туда отдали. Мы им найдем работу здесь». То есть из Москвы возможен возврат в республику некоторых хорошо известных чиновников, в частности бывшего премьер-министра Беларуси, а ныне министра по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Сергея Сидорского.

То, что в республике недостаток квалифицированных кадров, отметил в ноябре и сам Александр Лукашенко на встрече с главой своей администрации Александром Косинцом: «У вас слишком большая задолженность перед президентом по проработке кадровых вопросов. По хозяйствующим субъектам, определяющим предприятиям фактически нет руководителей не один день и не одну неделю».

В свою очередь, низкая квалификация кадров, особенно на таком уровне — идеологического и информационно-аналитического обеспечения деятельности главы государства, серьезно снижает и эффективность деятельности самого президента, о чем он сам сказал довольно откровенно: «Я введу в практику (а вы возьмите на контроль) заслушивание раз в квартал руководства администрации, которое придет ко мне и доложит какие-то новые идеи. Не просто скользить по наклонной, а идеи. Приму я их или нет — это уже мое дело и мое право, но идеи эти должны быть. Эти идеи должны быть от конкретных людей. И причесывать их на уровне главы администрации и заместителей ни в коем случае нельзя. В противном случае всякое творчество и свобода действий исчезает у государственного служащего».

Вопрос заключается в том, сможет ли нынешнее окружение главы государства дать ему такие идеи? В этом есть большие сомнения. Но нюанс ситуации в том, что обстановка в мире очень быстро меняется. И эти быстрые изменения будут идти каждый день. Сможет ли забюрократизированный и недостаточно квалифицированный госаппарат давать соответствующие идеи президенту, чтобы не то что опережать время, но даже идти с ним нога в ногу? Большой вопрос.

Поэтому и приходится президенту республики на переговорах в Москве отрабатывать за правительство, торговаться за 300 млн долларов долга и решать иные, скажем прямо, второстепенные хозяйственные вопросы — вместо того, чтобы решать вопросы стратегического порядка на уровне современной мировой геополитики. Кто-то наверняка скажет: «Критиковать любой может, что дельного-то можешь предложить?» С этим всё в порядке. Предлагаю.

Владимиру Путину гораздо интереснее было бы на переговорах с белорусским лидером решать не вопросы споров хозяйственных субъектов и тем более не на такие скромные суммы (300 или 500 млн долларов), а, скажем, вопросы будущего геополитического и территориально-пограничного устройства Восточной Европы. В этом контексте с белорусской стороны 22 ноября было бы гораздо логичней говорить не о нефти, а о геополитике, территориях.

Например, может ли Беларусь, когда начнется раздел Украины между Россией, Польшей, Румынией, Венгрией, претендовать на некоторые территории северной части Украины, населенные белорусами? Скажем, от Шацких озер на северо-западе Украины и далее на восток по линии Ковель — Сарны — Коростень — Нежин — до Конотопа? Может ли претендовать на включение этих земель в состав республики и что для этого необходимо сделать?

А также на севере республики — на соответствующее включение территорий Литвы и Латвии — после начала ликвидации этих стран по причине распада ЕС: от Клайпеды и Паланги и далее на восток по линии Шауляй — Пеневежис — Даугавпилс, в результате чего республика действительно сможет выйти к морю и стать морской державой? Возможно ли это и что для этого надо сделать? Тем более что эта тема — территориального расширения республики — имеет и солидное историческое обоснование: всё это были земли Великого княжества Литовского, то есть белорусские.

Вот она — идея Белорусского мира, которая ни в чем не противоречит идее Русского мира. То, что данная стратегическая цель для республики гораздо круче строительства АЭС, надеюсь, никто оспаривать не будет. АЭС — это всего лишь крупный субъект экономики, никто через сто лет и не вспомнит об этом, так как будут другие технологии. А новая Беларусь на новой карте Европы и мира — это на века. Это потомки не забудут.

Вот о чем, на наш взгляд, было бы интересно говорить Владимиру Путину с Александром Лукашенко и находить в его лице не просто союзника, а единомышленника. Возможно, в этом случае совершенно иначе бы решались и любые наболевшие финансово-хозяйственные белорусско-российские вопросы, и не только на 300 или 500 млн долларов. И не просто решались, а более никогда и не поднимались.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail