Распоряжение президента России Владимира Путина об отказе России участвовать в Римском статуте Международного уголовного суда (МУС) в Грузии восприняли без особого волнения, а официальные структуры пояснили, что проводимому МУС расследованию (вероятных преступлений периода до и после августовской войны 2008 года) это обстоятельство не помешает.

Здание Международного уголовного суда в Гааге
Здание Международного уголовного суда в Гааге
KBC TV

Специальные разъяснения на этот счет сделало для сограждан Министерство юстиции Грузии, которое отметило, что Россия до настоящего времени участником Римского статута и не являлась.

«Как известно, Россия подписала Римский статут в 2000 году, но так и не произвела его ратификацию. Соответственно, до настоящего момента Российская Федерация и не была стороной этого статута. Это обстоятельство не было и не будет препятствующим фактором проводимому МУС расследованию, так как Грузия является стороной Римского статута и, соответственно, юрисдикция Международного уголовного суда распространяется на вероятные преступления, совершенные в Грузии во время войны 2008 года, которые предусмотрены этим статутом», — заявили в Минюсте.

Подтверждением тому приводят решение предсудебной палаты Международного уголовного суда от 27 января 2016 года о начале расследования преступлений, совершенных в период с 1 июля по 10 октября 2008 года, охватывает и вопрос ответственности России.

«Поэтому решение России от 16 ноября 2016 года никаких правовых последствий иметь не будет и никакого влияния на расследование не окажет. Единственное, что это решение в очередной раз показывает, — Россия не хочет установления истины по делу о войне 2008 года», — заявляют в Министерстве юстиции Грузии.

В самой Грузии, ее политическом спектре отношение к событиям августа 2008 года было и остается неоднозначным. Прежнее правительство Грузии прямо обвиняло в разжигании конфликта Россию, которая с «легкой руки» Михаила Саакашвили и его соратников была окрещена «оккупантом», «агрессором», «насильником».

Но уже тогда, в годы установленной властью Саакашвили «диктатуры и реакции», как именовали этот период представители оппозиции, высказывались отличные от «провластной» позиции мнения.

Жители сел Горийского района Грузии, в которые в августе 2008 года вошли российские войска, до сих пор вспоминают, что российские солдаты не только не грабили их и не применяли оружия к мирному населению, о чем в дни августовской войны усиленно вещала грузинская телекомпания «Рустави-2», но и, зачастую, защищали от нападений местных же мародеров.

Смелые для того периода заявления делали и представители оппозиционных Саакашвили партий. Они утверждали, что войну развязал тогдашний президент, делая при этом оговорку, что Саакашвили «поддался на провокации России» и «попал в расставленные Россией сети», чего он делать не должен был. Аналогичные обвинения предъявляли Михаилу Саакашвили и его бывшие соратники: экс-посол Грузии в России Эроси Кицмаришвили (ныне покойный, скончавшийся при странных обстоятельствах в собственном гараже), бывший постпред Грузии в ООН Ираклий Аласания…

В парламенте Грузии была создана специальная комиссия по расследованию событий августовской войны, которую возглавлял «оппозиционный» в тот период правительству Саакашвили Паата Давитая. Эроси Кицмаришвили вызвался выступить с показаниями перед этой комиссией и попытался сказать депутатам ту правду о войне, которая была известна ему, как дипломату. Он говорил о некоем «зеленом свете», якобы зажженном для Михаила Саакашвили из Вашингтона после неожиданного визита в Тбилиси тогдашнего госсекретаря Кондолизы Райс… Но все хорошо помнят и реакцию членов Единого национального движения на эти показания Эроси Кицмаришвили: депутат Гиви Таргамадзе осыпал его оскорблениями и запустил в него ручкой.

Парламентская комиссия вынесла аналогичное заключение: Саакашвили не должен был поддаваться на провокации России, которая является «оккупантом и агрессором». На этом изучение событий августовской войны комиссия закончила.

Расследование дела о преступлениях, совершенных за несколько дней августовской войны, продолжила прокуратура Грузии, а также неправительственные правозащитные организации, которые подготовили сотни исков в МУС от пострадавших во время войны граждан.

С декабря 2008 года к работе по августовскому конфликту приступила созданная по инициативе Евросоюза Международная комиссия по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 года. Председателем комиссии была назначена бывший представитель ООН в Грузии Хайди Тальявини. Составленный комиссией Тальявини доклад оказался нелицеприятным для тогдашних властей Грузии: в нем прямо говорилось, что войну начала именно Грузия. Но и России досталась своя порция обвинений: она применила чрезмерную силу.

Тема августовской войны и вины Михаила Саакашвили стала в Грузии актуальной после прихода в политику олигарха Бидзины Иванишвили, который в первых же своих публичных выступлениях выдвинул тогдашнему президенту обвинения в развязывании войны и неадекватных действиях.

Эту же позицию Иванишвили неоднократно повторял уже в ранге премьер-министра, подчеркивая необходимость проведения прокуратурой Грузии повторного расследования вооруженного конфликта 2008 года.

На одной из встреч со СМИ премьер Иванишвили пояснил: «Я считаю неоправданным то, что грузинские войска начали действовать до того, как Россия перешла границу. Стрельбу вели непонятные бандформирования, и наши власти вместо того, чтобы начинать военные действия, должны были пригласить международных наблюдателей».

Бывший премьер и его правительство неоднократно обвиняли Михаила Саакашвили в том, что он фактически способствовал «оккупации» Абхазии и Южной Осетии. «Если бы не было августовской войны, не было бы и оккупированных территорий», — повторял Иванишвили.

Но постепенно эта критика в адрес бывших властей относительно августовской войны смягчилась, обвинений стало меньше, одновременно же усилилась критика России. Термин «оккупация», от которого правительство «Грузинской мечты» первоначально намеревалось отказаться, вынашивая планы смягчения или даже отмены принятого при Саакашвили закона «Об оккупированных территориях», вернулся в обиход и употребляется во всех публичных и международных выступлениях и официальных заявлениях. Официальное повторное расследование событий августовской войны, которое грозились начать Иванишвили и его правительство, зависло в воздухе…

На этом фоне прозвучало заявление прокурора МУС Фату Бенсуда, которая в октябре 2015 года попросила разрешения на начало расследования событий 2008 года в Южной Осетии. Причиной такого обращения Бенсуда назвала тот факт, что расследование этих событий, проводимое прокуратурой Грузии, зашло в тупик. Неудовлетворительно оценил МУС и расследование, проведенное в России.

Предсудебная палата Международного уголовного суда 27 января 2016 года дала Фату Бенсуде разрешение на проведение расследования, которое охватит период с 1 июля по 10 октября 2008 года.

В рамках начатого расследования Фату Бенсуда посетила Грузию и провела здесь встречи с министром юстиции, главным прокурором, представителями НПО, которые защищают интересы пострадавших в период войны граждан.

Действия МУС оказали влияние и на заявления представителей нынешнего правительства Грузии, которые изменили свою прежнюю позицию и в комментариях по поводу данного расследования сегодня утверждают, что Грузия в ходе августовской войны никаких военных преступлений не совершала.

Как заявила занимавшая в тот период пост министра обороны Тинатин Хидашели, «грузинскими военными и грузинскими политиками были допущены большие ошибки против государственных интересов Грузии, но эти ошибки ничего общего с военными преступлениями не имеют».

А министр юстиции Грузии Теа Цулукиани назвала главной задачей своего ведомства и правоохранительных структур Грузии оказание Гаагскому суду помощи в установлении лиц, совершивших этническую чистку грузинского населения. «Наша цель — помочь Гаагскому суду установить тех, кто осуществил этническую чистку в Грузии», — пояснила Цулукиани.

В Тбилиси ожидают, что МУС установит истину по делу об августовской войне, снимет с Грузии обвинения в нападении на Южную Осетию и подтвердит, что «агрессором» в этой войне была именно Россия.