Белоруссия
Белоруссия

Анализ тенденций общественно-политической жизни в республике за последние две недели контурно обозначил достаточно интересный феномен. Случилось то, что и должно было рано или поздно произойти: в провластных экспертных кругах республики произошел раскол в отношении России и Русского мира. Хотя говорить об устоявшейся тенденции пока рано, тем не менее некоторые события в информационном пространстве республики позволяют говорить об этом как о свершившейся данности.

Если говорить об истории данного вопроса, то это уже второй раскол провластного экспертного сообщества республики по отношению к России и Русскому миру. Первый произошел в 2006—2011 годах, когда из госаппарата и научных институтов под различными предлогами был уволен целый список очень ярких и самобытных именно пробелорусски настроенных экспертов, ученых и чиновников, которые заняли в тот сложный период белорусско-российских отношений (напомню — нефтяные и газовые войны, молочные конфликты и так далее) четкую и однозначную позицию на защите национальных интересов республики, на Союз с Россией, на построение Евразийского экономического союза.

Именно эти фамилии сегодня присутствуют во всех черных списках граждан республики, создаваемых белорусскими необандеровцами, жесткими противниками президента республики Александра Лукашенко, как минимум на посадку в тюрьму, как максимум — на физическое уничтожение, которые они лепят по примеру своих украинских собратьев. И это не шутки и не преувеличение — аналогичный черный список патриотов Украины на неофашистском сайте «Миротворец» создавался именно с аналогичными целями — выявление врагов, их люстрация или уничтожение.

На Украине этот неонацизм привел к гражданской войне, разрушению незрелой украинской государственности и гибели тысяч людей. Несмотря на все последствия, радикалы не унимаются до сих пор. Русские жители Украины, не желающие переходить на украинский язык, в перспективе будут лишены права на образование и работу. Такие перспективы в эфире «Радио Свобода» обрисовала видная галичанская националистка Ирина Фарион. «Мы на них абсолютно не должны обращать внимания — мы должны упёрто делать свое дело. Это граждане Украины, которые должны выполнять закон. А закон — это 10-я статья Конституции Украины. А если ты не выполняешь закон, ты не должен получить образование, работу. Сколько еще времени мы будем обращать внимание на каких-то странных людей, которые никак не могут интегрироваться в украинское общество», — заявила Фарион. Кто-то в оппозиции, пользуясь крышей своих сторонников во власти, явно хочет повторить этот опыт и в Беларуси.

Возвращаясь к нашей теме. Тех, кто был принципиален и честен, — уволили, а те, кто остались, смогли определенный период не активировать свои идеологические предпочтения и плыть по течению в силу разных объективных и субъективных обстоятельств. Но сегодня, на фоне происходящих в России и мире процессов, обозначился второй раскол провластных экспертных кругов по линии отношения к России и Русскому миру. Приведу только три примера.

Вадим Гигин и Юрий Царик. Ведущий телепрограммы «Дело принципа» на одном из белорусских телевизионных каналов Вадим Гигин, бывший сотрудник администрации президента, кандидат исторических наук, бывший главный редактор журнала администрации президента «Белорусская думка», в настоящее время декан факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета весьма жестко и бескомпромиссно разобрался с одним из таких же, как и он, провластных политологов, председателем наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований Юрием Цариком, приведя несколько весьма красноречивых примеров чрезвычайной прогностической слабости докладов Центра, который в свете президентских выборов в США занял откровенно проклинтоновскую позицию.

Юрий Царик ранее работал в Информационно-аналитическом центре при администрации президента, Министерстве информации, долгое время публиковался в газете администрации президента «Советская Белоруссия», главным редактором которой является Павел Якубович. Содержание позиции взглядов Центра стратегических и внешнеполитических исследований в отношении России можно оценить как последовательную русофобию, следование в рамках методичек ЦРУ и Госдепа, разработку стратегии «сдерживания» поднимающейся России в условиях белорусской специфики.

Приведу небольшой фрагмент из доклада «Новая геостратегия России: последствия и вызовы для архитектуры международной безопасности» данного Центра. «Новая геостратегия России состоит из следующих элементов. Провоцирование нестабильности в странах вдоль этого стратегического периметра как инструмент уменьшения влияния и присутствия в данных регионах других мировых и региональных держав. Нагнетание напряжённости в регионах мира, занимающих приоритетное положение во внешнеполитической повестке дня ключевых мировых держав, прежде всего на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Содействие нарастанию конфликтной динамики, которая может обернуться повышением цен на энергоносители на мировых рынках (прежде всего, на Ближнем Востоке, а также в Центральной Азии). Содействие подрыву единства Евро-Атлантики, дезинтеграции ЕС и НАТО, а также усилению напряжённости в отношениях между другими мировыми державами и региональными государствами (прежде всего, между США и Китаем, США и Ираном).

Вставшая проблема европейской интеграции Украины подтолкнула Кремль к открытому изменению своего modus operandi на постсоветском пространстве. В качестве единственно доступного способа предотвращения европейской интеграции Украины была выбрана дестабилизация данного государства. Если ранее российские или подконтрольные России элементы принимали участие в дестабилизации отдельных частей СССР непублично (как в случаях с государственным переворотом в Кыргызстане, попыткой государственного переворота в Беларуси в 2010 году), то в случае с Украиной Российская Федерация открыто поддержала (и/или организовала) дестабилизацию обстановки в формально дружественном ей государстве. Это и стало первым широко известным проявлением новой геостратегии России».

Заканчивают авторы свой доклад перечнем мер, необходимых, на их взгляд, для сохранения доминирующего положения США и блока НАТО в мире и для сдерживания России: «Новая геостратегия Россия и концепция «многополярной холодной войны» затрагивают без исключения все страны мира в самых разных измерениях. Однако при всей тотальности данного явления в нынешней ситуации важно выделить те критические точки, от которых зависит сохранение современной архитектуры международной безопасности. Прежде всего, очевидно, что для этого необходима реализация пяти стратегических приоритетов:

1. Обеспечение преемственности внешне‑ и внутриполитического курса следующей администрации по отношению к курсу администрации Барака Обамы. Консолидация истеблишмента США на платформе, альтернативной неоконсерватизму. Недопущение победы кандидата от неоконсерваторов на выборах 2016 года.

2. Сохранение стратегического американско-китайского партнёрства, деэскалация напряжённости в Южно-Китайском море, заключение китайского и американского соглашений о свободной торговле для Азиатско-Тихоокеанского региона и поиск путей взаимодействия этих объединений.

3. Сохранение евро-атлантического единства, включая единство НАТО, а также единства Европейского союза. Заключение соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве и увеличение вклада экономик США и ЕС в глобальный экономический рост».

И продолжают: «Важнейшим вопросом международной повестки дня является вопрос о дальнейшей роли России в условиях сохранения современной системы международной безопасности. Является ли Россия «государством-агрессором» в точном смысле этого слова? Существует ли внутренняя оппозиция новой геостратегии в самой России? Есть ли надежда на то, что при определённых условиях Москва откажется от новой геостратегии?

Это вопросы, требующие отдельного изучения и глубокой проработки. Одно представляется однозначным: полная международная изоляция России является мероприятием дорогостоящим, труднореализуемым и в целом вредным. Дверь для возврата к конструктивной внешней и внутренней политике для российского руководства должна быть всегда открыта. Однако политика «открытой двери» не должна проводиться в ущерб решительности и даже, если необходимо, жёсткости при реализации тех приоритетных шагов, которые необходимы для предотвращения перехода мира к «многополярной холодной войне». То есть в итоге авторы доклада, уже не скрывая своих истинных намерений, призывают к «решительности и жесткости» в отношении Москвы. Как говорится, без комментариев.

Геннадий Давыдько и Павел Якубович. В одном из последних выпусков телепередачи «Клуб редакторов» (от 5 ноября 2016 года) состоялся занимательный диалог председателя Белтелерадиокампании Геннадия Давыдько и главного редактора газеты «Советская Белоруссия», учредителем которой выступает администрация президента, Павла Якубовича. Предметом диалога стал очередной русофобский черный список «врагов» республики, составленный прозападной радикальной оппозицией.

В то время как Геннадий Давыдько занял взвешенную и критическую позицию по отношению к таким явно опасным для общества явлениям, как составление одной частью граждан Беларуси черных списков другой части граждан, главный редактор «СБ» Якубович, по сути, поддержал такую практику, заявив, что не видит в этом ничего страшного.

Понятно, что слова главного редактора газеты администрации президента воспринимаются белорусскими радикальными националистами, поддерживающими своих неонацистских и необандеровских братьев на Украине, как призыв к дальнейшим действиям по запугиванию тех общественных сил республики, который выступают за развитие Союза с Россией и Евразийского экономического союза. И лозунг главного редактора «СБ», что, мол, эти националисты — «онижедети» — не работает, как показал печальный опыт Украины. Сначала «эти дети» с большими усами составляют черные списки, а потом готовят «коктейли Молотова», чтобы сжигать людей заживо, как в Хатыни. И здесь, как мы видим, сошлись христианский, пробелорусский взгляд на геополитический вектор развития республики и черносотенно-сатанинский, проклинтоновский.

Алексей Дзермант vs Александр Шпаковский и Арсений Савицкий. Алексей Дзермант в своих последних статьях цитирует Льва Криштаповича, одного из флагманов Русского движения в Беларуси, как многие порядочные люди, ставшего одной из главных фигур последнего черного списка националистов, и интересно относится к концепту Русский мир и его взаимодействию с белорусской культурно-исторической и языковой традицией:

«Принадлежность Беларуси к «Русскому миру» декларируется в качестве одного из оснований белорусской национальной и государственной идентичности: «Русская цивилизация, русский мир дали человечеству не только величайшие культурные достижения, но и особые духовные ценности. Именно эти ценности положены нами в основу нашей государственности и того, что принято называть белорусской моделью развития. Важнейшей, базовой составляющей национальной идеи нашего народа выступает его принадлежность к восточнославянской цивилизационной общности, внутреннее духовное единство с великим русским народом.

Эта принадлежность составляет сердцевину национального самосознания, и именно она предопределяет ту траекторию движения, придерживаясь которой белорусы обеспечивают свое сохранение и развитие как народа» (Идеология белорусского государства в вопросах и ответах под ред. О. В. Пролесковского, Л. Е. Криштаповича. ИАЦ при Администрации Президента Республики Беларусь, 2008).

И продолжает: «Белорусское видение «русского мира» можно свести к следующим характерным чертам: Во-первых, отсчет истории государственности, идущий от древнерусских княжеств — Русской земли. И Киевская Русь, и Полоцкое княжество, и Великое княжество Литовское, и Московское государство связаны генезисом с той, изначальной Русью. Во-вторых, принадлежность большинства населения к восточному обряду христианства, исповедание православия, «русской веры».

В-третьих, опыт подданства Российской империи и совместного строительства СССР как наиболее успешных и могущественных воплощений русских геополитических проектов. В-четвертых, пространство преимущественного распространения русского языка и близкородственных белорусского и украинского языков. В-пятых, принадлежность к общинам по всему миру, так или иначе соотносящимся с перечисленными выше критериями».

В это же время провластный политолог Александр Шпаковский, тесно сотрудничающий с РИА «Новости», информационным агентством, которое финансируется из российского бюджета, пишет следующее: «Изобрести позиционирование капиталистической России, не по своей воле оказавшейся в состоянии новой холодной войны с капиталистическим же Западом, — задача явно не из легких. Сложность задания, естественно, вызывает у ответственных лиц желание схалтурить и под видом нового мышления подсунуть руководству очередную мертвечину в красивой обертке. Думается, что именно так появился на свет проект «русский мир», суть которого, в упрощенной версии, сводится к возвращению «России, которую мы потеряли».

С этих русофобских позиций один из постоянных экспертов РИА «Новости» в Беларуси позволяет себе безапелляционную критику президента России Владимира Путина: «Рассуждения Путина о национальной политике большевиков, якобы заложивших атомную бомбу под фундамент русской государственности, не только подтверждают правильность такого вывода, но и имеют своими последствиями метастазы в виде откровенно враждебных инсинуаций в отношении государственности постсоветских республик со стороны т.н. патриотических кругов. Попытка вернуть то, что «потеряли», приводит к беспочвенным подозрениям и обвинениям в адрес стран российского периметра, озвучиваемых с великодержавных позиций, а соответственно, вызывает рост аналогично враждебных настроений в «лимитрофных» обществах и по факту оборачивается против интересов России».

Т.е. как и говорила нам во время своей последней избирательной кампании Бастинда — во всем виноват Путин. Особенно в том, что его политика по восстановлению сильного государства вызывает рост враждебных настроений к России в лимитрофных государствах по ее периметру. Браво, просто браво. Вопрос, конечно, тут возникает не только к Шпаковскому, сколько к РИА «Новости» — долго ли еще финансируемое из бюджета российское информационное агентство будет привлекать к сотрудничеству такого рода «экспертов»? Или и при Киселеве будет продолжаться двуличная практика Миронюк?

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий также, аналогично позиции своего коллеги по Центру Юрию Царику, заявляет о необходимости «сдерживания» России: «Беларусь была готова к любому сценарию развития событий, в том числе — к отражению любых попыток дестабилизации ситуации в стране. Был отмобилизован не только политический аппарат, но и военные и другие силовики, которые были готовы противодействовать любым посягательствам на национальную безопасность, в том числе — идущим из России. А то, что именно оттуда была основная угроза стабильности, сомнений ни у кого не было. Запад был заинтересован в том, чтобы выборы прошли мирно и по возможности — без нарушений«.

Как мы видим, позиции провластных экспертов стали различаться фактически диаметрально. Означает ли это новый исход экспертов из власти? Повторю то, что сказал в самом начале статьи, — продемонстрированный тренд пока еще не тенденция. Но, несомненно, различия в подходах экспертов обозначены весьма рельефно.

Данное разделение как нельзя лучше показывает и тот факт, что, поддержав в ООН позицию России при голосовании по украинской резолюции по Крыму, Республика Беларусь фактически впервые за последние два с половиной года на официальном уровне отошла от нейтралитета по вопросу российско-украинских отношений и открыто встала на сторону поддержки своего партнера по Союзному государству. И опять-таки — хотя говорить о том, что этот тренд стал уже тенденцией во внешней политике республики, еще рано, факт остается фактом, как и готовность официального Минска помочь ЛНР и ДНР организовать выборы. Суть не в том, сможет или нет официальный Минск это сделать — это уже технический вопрос. А в том, что Минск впервые признал ЛНР и ДНР самостоятельными субъектами международного права. И это положительный момент. Данный факт лучше всего подтверждает высказанный нами выше тезис о том, что эксперты улавливают происходящие движения во власти.

Об этом же говорит и последняя пресс-конференция белорусского президента российским журналистам: «В это непростое время белорусам и россиянам нужно держаться вместе, быть сильными, уметь заставить считаться с собой, сообща отстаивать наши интересы. Расхождений по международной повестке дня у двух государств нет. Не случайно, когда речь идет о ключевых вопросах международной политики, Беларусь и Россия выступают единым фронтом. Россия для Беларуси была и остается не просто стратегическим партнером и союзником, а близким и братским государством».

Таким образом, во власти явно вырисовывается круг экспертов, чиновников, ученых, например, упомянутые выше Гигин, Давыдько, Дзермант, которые более или менее открыто заявляют о своей пробелорусской позиции и поддержке курса главы государства на построение сильной и стабильной республики. При этом точно так же вырисовывается и та часть провластного экспертного сообщества, которая под крылом совершенно понятной группировки во власти занимается политикой сдерживания России по лекалам ЦРУ и Госдепа, разрушения Союзного государства Беларуси и России, а главное — скрытым разрушением белорусской системы власти, пытаясь искусственно перенести в республику опасный украинский опыт по уничтожению собственного государства, и запугивает высшее политическое руководство республики ордами «конных бурятов-танкистов».

Также несомненно, что в этом позитивном движении части белорусского провластного экспертного сообщества есть и заметная доля усилий ИА REGNUM, активная политика которого на внутрибелорусском информационном пространстве в виде жесткой, но доброжелательной критики отдельных явлений и процессов, а также предоставление площадки для дискуссий по наиболее острым проблемам концепции Русского мира для белорусских экспертов, позволили местным экспертам начать отделять зерна от плевел, способствовали выработке провластным экспертным сообществом республики более осознанной позиции по отношению к общественно опасным тенденциям внутриполитической жизни и позволили им начать размежевываться с теми, кто исподтишка, предательски и очень грязно толкает республику и ее руководство на украинский путь развития событий.

И, конечно, нельзя не сказать в данном контексте о главном. Второй раскол провластных экспертов, прежде всего, является свидетельством раскола властных элит республики в отношении России и Русского мира. Эксперты контактируют, видят, что происходит, творчески перерабатывают эту информацию и начинают ее учитывать в своих теоретических построениях и экспертных заключениях.

Несомненно, те эксперты, ученые, политологи, предприниматели, чиновники, которые поддерживают курс белорусского президента, поддерживают Союзное государство Беларуси и России, Евразийский экономический союз, — будут находить в России полное понимание и поддержку. Потому что лидер белорусской нации Александр Лукашенко точно так же, как и другие народные лидеры Европы, особенно только что пришедшие к власти в Молдавии, Болгарии, и, скорее всего, те, кто придет в следующем году к власти в Австрии, Франции и Голландии, на фоне попыток мировой партии войны обострить ситуацию в любой точке мирового геополитического пространства, нуждается в поддержке со стороны Москвы и президента России Владимира Путина.

И это не громкие слова. Думаю, сегодня никто не будет спорить с тем, что именно фактор Путина стал главным на прошедших выборах во второй мировой сверхдержаве — США. И именно благодаря фактору Путина, о который сломала свои ядовитые, но, как оказалось, гнилые зубы Бастинда, Трамп смог наиболее рельефно продемонстрировать свою избирательную программу, получить широкую именно народную поддержку всех слоев американского общества и нокаутировать свою соперницу — представительницу сатанинского «черного миропроекта».

В этом контексте широкая, дискуссионная, но творческая и главное — доброжелательная дискуссия экспертов двух стран о сути русского и белорусского национальных проектов, сути Русского мира для России и его преломлении в отношении Беларуси, места России и Беларуси в этом проекте, как и о многих других общественно-политических и социально-экономических проблемах Союзного государства, Евразийского экономического сообщества, теории «интеграции интеграций» Евразийского континента, разрабатываемой целым рядом белорусских экспертов, несомненно, стала бы весьма важной частью белорусско-российского сближения как на уровне народов и государств, так и на уровне различных интеграционных проектов с сугубо социально-экономической начинкой. Так как без идеологического оформления и наполнения любые экономические проекты пусты.

Думаю, широкая экспертная дискуссия на площадках как в Беларуси, так и в России, позволит существенно сблизить подходы экспертного сообщества по обозначенным и целому ряду других аспектов и проектов белорусско-российской и евразийской интеграции, а также, что главное, — представить свои рекомендации управленцам двух стран для наполнения так необходимой, но до сих пор во многом отсутствующей конкретикой интеграции как в проекте Союзного государства Беларуси и России, так и по проекту Евразийской экономической интеграции.