Андрей Колеров. Икона. 2001
Андрей Колеров. Икона. 2001

На прошлой неделе слухи о том, что представители папы и ЦК КПК с января ведут серьезные переговоры по нормализации отношений между Престолом и Центральным комитетом, перестали быть слухами.

Фактом подтверждения того, что переговорщики достигли компромисса по вопросу механизма выбора католических епископов в Китае — центральному пункту противоречий Престола и ЦК — стала развернутая публикация в государственной «Глобал Таймс», официальном англоязычном рупоре ЦК, за подписью Джерома Хендрикса, видной фигуры католического мира, основателя Тайваньского пастырского института, викария по особым поручениям Престола.

В ней Джером Хендрикс сообщил, что «соглашение будет подписано уже в ближайшее время» и уточнил согласованные принципы — они-то и вызвали настоящую бурю среди 11 миллионов китайских католиков.

«Мы ожидаем и надеемся, что это соглашение будет соблюдать церковные традиции, что папа назначает епископов», — говорится в публикации, но уже на следующей строчке — «а также уважать принцип Евангелия «дать кесарю кесарево»… а это означает, что правительство Китая будет иметь решающее слово в окончательном решении».

Все же Джером Хендрикс прожил в Китае — материковом и Тайване — почти полвека. Чувствуется китайский стиль изложения.

«Мы готовы приложить совместные усилия с Ватиканом, чтобы найти компромиссную точку на полпути между нашими исходными позициями…», — не менее витиевато, но так же четко и прозрачно прокомментировал переговоры Престола и ЦК пресс-секретарь Министерства иностранных дел Хуа Чуньин на ежедневном брифинге в конце прошлой недели.

Ключевое слово — «компромиссная точка» — было произнесено. Подтверждено, что стороны сдвинулись с прежде непримиримых позиций.

Китайская Народная Республика и Ватикан оборвали официальные дипломатические отношения вскоре после того, Коммунистическая партия пришла к власти в 1949 г. С тех пор Ватикан является единственной западной страной, которая не имеет дипломатических отношений с Пекином, но поддерживает их с Тайванем, выступая одним из всего 22 дипломатических союзников Тайбэя по всему миру.

Согласно китайскому законодательству, католики должны присоединиться к официальной Китайской католической патриотической ассоциации (ККПА), которая и назначает епископов — точнее, просто транслирует назначения, сделанные в управлениях по работе с религиозными организациями компартии. Приходы ККПА охватывают примерно половину католиков страны — в организации около 5,5 миллионов членов — остальные существуют полулегально.

При этом жестким конфликт Престола и ЦК никогда не был — иногда Ватикан признавал епископов от ККПА, а епископы от папы, хотя и не признавались в должности, крайне редко подвергались гонениям со стороны партийных органов.

Отношения достигли нижней точки, фактического замерзания, при предшественнике Франциска — папе Бенедикте, но Франциск нормализовал отношения Престола с Китаем.

Китайская община не так велика по католическим меркам — 11 миллионов, — но активна и быстро растет. Не только по демографическим причинам: вестернизация укладов жизни состоятельных китайцев вводит моду и на западные религии, и рост числа католиков заметно опережает кривую роста населения. Что особенно важно — это представители образованного класса, входящие, как правило, в новую экономическую элиту. Таким лоббистским потенциалом не разбрасываются.

Вот почему Ватикан настаивает на соглашении с Пекином о рукоположении епископов. Престол не устроит пусть многочисленная, но полулегальная община в Китае без санкционированного государством присутствия в системе китайского истеблишмента. А контролирует эту систему Центральный Комитет.

При этом ситуация способствует соглашению.

Кафедры около 30 из более чем 100 епархий Китая в настоящее время вакантны. Примерно такое же число епархий возглавляется епископами в возрасте 75 лет и старше.

Став главой Святого Престола в 2013 году, Франциск последовательно вёл дело к компромиссу с ЦК в расчете на преодоление раскола среди католиков в Китае, которые сегодня разделены между двумя группами епископов, лояльными либо Престолу в Риме, либо ЦК в Пекине.

В начале этого года папа направил приветствие президенту Китая Си Циньпиню, в котором подчеркнул, что «всегда был поклонником китайской цивилизации». Си ответил в сентябре подарком — шелковым оттиском стелы VIII-го века, — древнейшим из известных следов христианства в Китае.

Приз для Престола — единая мощная община, легально вписанная в китайский властный истеблишмент. Призы для ЦК — переподключение Ватикана с дипломатической поддержки Тайваня на полноценные дипломатические отношения с материковым Китаем плюс устранение пусть безобидного, но все же религиозного католического полуподполья. Почему бы двум уважаемым идеологическим центрам в такой ситуации не найти общий язык?

Уже известно, что официальная китайская делегация прибудет в Ватикан незамедлительно, в начале ноября, для финального раунда переговоров и подготовки текста соглашения.

Согласно просочившейся информации, окончательный выбор будет делать Престол, он же будет его озвучивать, — но на основании списка, предлагаемых ЦК кандидатов. Очень любопытный вопрос — будет ли этот принцип озвучен публично.

Впрочем, он точно будет закреплен на бумаге и запечатан в особые архивы — и Престол, и ЦК имеют давнюю историю тайной дипломатии.

Читайте развитие сюжета: Коммунисты Китая готовы к борьбе против веры