«Россия находится в циклической ловушке уже восемь веков» — пишет Stratfor в аналитическом материале под названием «Russia's Perpetual Pattern of Expansion and Decline» («Бесконечный план России: подъемы и падения») от 31 октября.

Ангел с крестом в руке (олицетворение православия) и коленопреклоненная женщина (олицетворение России) — на памятнике «Тысячелетие России» в Новгородском кремле
Ангел с крестом в руке (олицетворение православия) и коленопреклоненная женщина (олицетворение России) — на памятнике «Тысячелетие России» в Новгородском кремле

По мнению аналитиков «Стратфор», главный «секрет» России — цикличность ее истории, для которой характерны времена катастрофических падений и последующего возрождения. И причиной постоянно повторяющихся «подъемов и падений» является географическая и историческая предопределенность России, ее вечная «дилемма» между жизненной необходимостью политической и экономической экспансии и стабильностью государства на обширных территориях…

ИА REGNUM публикует перевод данной статьи, основная мысль которой не нова — с большими оговорками, она могла бы принадлежать перу Александра Проханова, писавшего о «России-сердце», или ряду других почвенных мыслителей. Но Stratfor показывает проблему с неожиданного ракурса:

Stratfor: Бесконечный план России: подъемы и падения

Россия находится в циклической ловушке уже восемь веков: она возвышается от хаоса к региональной, а иногда и глобальной власти, агрессивно расширяется, что вызывает «тектонические разломы» системы, а затем снова «схлапывается» — до нового витка возрождения.

Цикл катализируется кризисом управления, после чего рушится общественный порядок и наступает крах всей системы. В XIII веке было монгольское нашествие, в XVII веке — Смутное время, в XX веке — русская революция, распад Советского Союза и финансовый кризис 1998 года.

После упадка следует воскрешение. При этом система не возрождается, а трансформируется, как правило, возглавляемая сильной личностью. Этот показатель является важной характеристикой системы и влияет на возможность консолидации самой России и ее Пограничья (borderlands).

Однако каждый раз система, нацеленная на расширение российского влияния в Хартленде (heartland), фактически двигалась к собственному краху. Рост влияния России стоит слишком дорого — в финансовом, военном, политическом и социальном смыслах. При появлении неизбежных точек напряженности (stress points) Москва старается увеличить давление и действует более агрессивно как внутри страны, так и вдоль границ. В результате «трещины» системы вызывают ее окончательную трансформацию, и цикл начинается сначала.

Этот цикл в меньшей степени зависит от политического выбора, в большей — определяется географическим положением России, изначально неблагополучным.

Россия — самая большая страна в мире, растянутая на 13 часовых поясов, объединенных на данный момент в четыре «мегазоны». При этом 75% страны занимает практически необитаемая замерзшая тундра, которая становится болотом в теплое время года, что делает транспорт и торговлю внутри страны экстремально сложным делом. Морская торговля затрудняется тем, что единственный порт на теплых водах Черного моря заблокирован региональными соперниками, в частности Турцией. Таким образом, Россия должна прикладывать максимум усилий для экономического развития.

Кроме того, Центральная Россия — от Санкт-Петербурга на севере, через Москву и Подмосковье, до Поволжья на юге — находится на серии равнин, уязвимых со всех сторон. Это заставляет Россию расширять свои границы и влияние наружу, создавать пояс «буферных» государств между страной и региональными соперниками.

В этом и есть дилемма: Россия должна расширяться, чтобы выжить, но расширение повышает неустойчивость системы и исторически приводит к ее коллапсу.