Пока это просто надписи...
Пока это просто надписи...
Иван Шилов © ИА REGNUM

Варшава начинает раскрывать свои «предварительные условия» к Литве, о возможности выдвижения которых на прошлой неделе предупреждал глава победившего во втором туре выборов в национальный парламент Литовского союза крестьян и зеленых (LVŽS) Рамунас Карбаускис. А о сути польских претензий в интервью литовской редакции портала DELFI рассказал координатор Секции безопасности и обороны Национального совета по развитию при президенте Польши и член политического кабинета министра иностранных дел историк Пшемыслав Журавский вель Граевский. «В 1991 году, как мы знаем, отношения между Польшей и Литвой были, мягко говоря, сложными, — заявил он изданию. — В 1994 году было подписано соглашение с ясными обязательствами сторон, которые до сих пор не выполнены. Польша придерживалась такого принципа: Польша более сильный партнер и большое государство, а литовцы пережили травмирующий советский период, значит Польша должна проявить терпение и ждать. Но спустя 20 лет уже трудно убедить польских избирателей в том, что мы должны проявлять терпение».

Журавский вель Граевский перечисляет важнейшие претензии Варшавы к Вильнюсу. Во-первых, это несовершенный закон о выборах, который заставляет польское меньшинство объединяться с русскими. Во-вторых, есть вопросы с государственными экзаменами, жесткие требования сдавать их на литовском языке. В-третьих, возвращение земли в Вильнюсском районе, которое «делают для того, чтобы разбавить польскую общину литовцами». В-четвертых, нужно обеспечить, чтобы литовские поляки могли смотреть польское телевидение и слушать польское радио, «поляки должны видеть современное польское телевидение вместо российского, поскольку литовское они смотреть не будут». Отсюда, говорит эксперт, в интересах Литвы и Польши — «избавление от российской пропаганды в наших странах, надо найти практичное, а не идеологическое решение».

Большая часть озвученных проблем является, по сути, вмешательством во внутренние дела Литвы, что неприемлемо для любого государства, считающего себя суверенным и не желающего покровительства самозваного «старшего брата». И потому непонятно, зачем Вильнюс должен предоставить Варшаве возможность транслировать свою пропаганду в адрес литовских поляков вместо российской, ведь хрен редьки не слаще, а враг моего врага не обязательно становится моим другом. Тем более что тенденции ныне другие. Польские власти накануне и во время варшавского саммита НАТО, который состоялся в июле прошлого года, разыгрывали теорию необходимости сплочения Польши и трех прибалтийских республик в рамках Альянса в целях противостояния «российской угрозе». Однако по факту сегодня получается, что вместо сплочения идет размежевание — в столицах четырех государств выбирают покровителей, исходя из собственных нужд и потребностей. А они разнятся.

Если Варшава сделала ставку на американцев, к которым подключаются британцы и румыны, то Вильнюс отдал себя полностью в руки немцев. Берлин размещает в Литве свои боевые части. По недавнему заявлению министра обороны Германии Урсулы фон дер Ляйен, «батальон будет расти с этого момента до весны 2017 года, чтобы уже в первой половине года быть готовым». В следующем году немцы готовятся прислать от 400 до 600 солдат, а к 2018 году к Германии должны будут также подключиться еще шесть стран-партнеров: Нидерланды, Норвегия, Бельгия, Франция, Хорватия и Люксембург. Помимо солдат, Берлин обещает помочь бронетехникой, отправив танки «Леопард 2». Но кого не будет в Литве — так это поляков, которые высадятся в Латвии, где будут подчиняться представителям Канады.

Военное кураторство подразумевает и политическое. Доминирование Германии в Литве в этом смысле не оставляет шансов Варшаве оказывать какое-либо существенное давление на Вильнюс, учитывая сложившуюся напряженность в польско-немецких отношениях. На днях этот конфликт вышел на новый уровень, когда председатель германского Бундестага Норберт Ламмерт выступил с публичной критикой Польши, заявив, что поляки «находятся на ложном пути». Поводом для замечания послужили «неудачные решения» Варшавы, громящей собственный Конституционный трибунал. Однако, как отмечают польские политологи, публичное заявление столь высокопоставленного немецкого политика означает, что дан сигнал другим немецким политикам различных уровней атаковать Польшу и ее правящую партию «Право и Справедливость», причем, повестка претензий может расширяться неограниченно.

Урсула фон дер Ляйен объявляет, что размещение четырех батальонов в Восточной Европе — это «четкий сигнал» для России, что НАТО рисует «красную черту» для Москвы. Но это и сигнал для Варшавы. Даже сегодня в Германии есть те, кто критикует такую интерпретацию событий. Сопредседатель фракции Левой партии в Бундестаге Сара Вагенкнехт осуждает планируемое размещение «Леопардов» в Литве. По ее словам, тот, кто «хочет отправить немецкие танки к границе с Россией, забыл историю» и делает еще один шаг к эскалации в отношениях с Москвой, поэтому следует, напротив, вернуться к политике разрядки, а «не продолжать поддерживать конфронтационный подход, который не может быть ни в интересах Европы, ни немцев». Если в следующем году на выборах в Германии настроенные на разрядку силы смогут «подвинуть» нынешний правящий блок или добиться изменения курса имени канцлера Ангелы Меркель, «красная линия» в Литве будет проведена уже перед Польшей.

В этой ситуации для Варшавы остается ограниченное число инструментов проведения антироссийской линии в соседних государствах. Хотя нельзя исключать того, что Польша попытается разыграть поляков литовских через поляков белорусских, чтобы оторвать первых от воздействия «российской пропаганды». Как заявляет Журавский вель Граевский, «в Польше есть представители обоих белорусских лагерей — и позиции, и оппозиции, и они говорят о том, что размещение российских Вооруженных сил в западной части России направлено не против Украины, а против Белоруссии, это новый психологический феномен в Белоруссии, они боятся». Раскручивая тему «очень низкого белорусского национального самосознания», препятствующего защите страны от «русского мира», Польша начинает пугать поляков белорусских, проецируя эти страхи и на поляков литовских, для которых пока что Варшава психологически находится куда дальше Москвы.