Президент России Владимир Путин поддержал идею о размещении вооруженной миссии ОБСЕ в Донбассе. Об этом заявил пресс-секретарь главы России Дмитрий Песков по итогам встречи лидеров «нормандской четверки» в Берлине. «В целом по размещению такой миссии ОБСЕ, действительно, Путин на это согласился в ходе переговоров», — заявил представитель Кремля, отметив, что по данной теме есть общее понимание. Он также уточнил, что российский лидер призвал использовать нынешнее председательство Германии в ОБСЕ «для того, чтобы активизировать проработку этого вопроса».

Миссия ОБСЕ
Миссия ОБСЕ
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Это большой шаг вперед, но с самыми неожиданными последствиями для геополитической ситуации на постсоветском пространстве. Вот почему. Еще в феврале 2015 года американский сопредседатель в Минской группе ОБСЕ Джеймс Уорлик в интервью азербайджанскому телеканалу ANS призывал не сравнивать Карабахский конфликт и кризис на Украине. По его словам, «каждый конфликт на постсоветском пространстве уникален и требует к себе индивидуального подхода, и не стоит проводить параллельные линии между Нагорно-Карабахским конфликтом, кризисом на Украине или же конфликтными ситуациями, возникшими в Грузии или Молдавии». Но его поправил президент Азербайджана Ильхам Алиев. «Если бы армяно-азербайджанский конфликт был урегулирован, то Украина, возможно, не столкнулась бы сейчас с этим конфликтом, так как здесь имеет место тот же сценарий — такое же нарушение территориальной целостности, тот же результат, оккупация, сепаратизм, — говорил тогда лидер Азербайджана. — Они словно являются зеркальным отражением друг друга. Поэтому мы ожидаем от международной общественности, ведущих стран мира такого же подхода. Что касается нас, то, в отличие от других конфликтов на постсоветском пространстве, в связи с данным конфликтом имеются четыре резолюции, принятые Советом Безопасности ООН. Тот факт, что эти резолюции не выполнены, свидетельствует о неуважении стран, принявших данные резолюции, к своим решениям».

Если вывести за скобки упомянутые президентом Алиевым четыре резолюции Совета Безопасности ООН, которые Баку сам же нарушил, то остается чистая калька: украинский кризис-зеркальное отражение Нагорно-Карабахского конфликта, и есть ожидания «от международной общественности, ведущих стран мира такого же подхода». Азербайджан тогда задело то, что мировая дипломатия, лидеры России, Франции и Германии, правда, без прямого участия США, стали интенсивно искать сценарии выход из кризиса, тогда как Нагорно-Карабахский конфликт «решается годами при посреднической миссии Минской группы ОБСЕ и с периодическим подключением к этому процессу лидеров России и Франции». В Баку, похоже, тогда не предполагали, что подписанные в Минске соглашения по Украине могут сказаться и на процессе Нагорно-Карабахского урегулирования. Многие эксперты считали, что «не важно, кто для кого (украинский кризис для Нагорно-Карабахского конфликта или наоборот) может стать прецедентом, главным вопросом является то, что предстоит изменение общего геополитического контекста на постсоветском пространстве». Украина стала членом «клуба», в котором состоят страны Восточного партнерства (Молдавия, Азербайджан и Грузия), утратившие контроль над частью своих бывших территорий. Кого, к примеру, сейчас интересуют заявления Баку о поддержке целостности Украины, Грузии или Молдавии, если у них продолжается процесс территориальной дезинтеграции, который не в состоянии упредить политическая элита этих стран в силу своей политической ментальности и отсутствия широкого геополитического кругозора.

Неслучайно именно тогда американский сопредседатель в Минской группе ОБСЕ Джеймс Уорлик стал вводить важную корреляцию в процесс урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, заявляя, что «размещение международных миротворческих сил с целью обеспечения безопасности в Нагорном Карабахе всегда рассматривалось как часть решения конфликта».

Напомним, что после апрельской Карабахской войны Минская группа ОБСЕ занимается практической реализацией венских и санкт-петербургских соглашений, предусматривающих введение на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и появление международных наблюдателей. Институт международных миротворческих сил — часть Мадридских принципов, лежащих в основе широкого переговорного процесса по урегулированию конфликта. Из этого процесса Азербайджан не вышел. Уорлик уточнил: «Если или когда территории будут возвращены, необходимо будет ввести международные миротворческие силы, чтобы обеспечить безопасность Нагорного Карабаха, а какие именно миротворцы должны быть — ОБСЕ или ООН — это станет предметом обсуждения». Добавим, что страны-сопредседательницы Минской группы ОБСЕ, включая Россию и США, работают согласованно и все попытки Баку «разбить» ее не привели к успеху. Это признал помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов. В интервью APA он заявил, что «заявления Азербайджана о праве освободить свои земли любым путем каждый раз сталкиваются с протестом международных сил, которые демонстрируют имитацию небольшого увеличения усилий по урегулированию конфликта мирным путем».

Конечно, это далеко не так. Скорее всего, это фиксация дипломатического кризиса в Азербайджане, что проявляется в отсутствии способностей реагировать на реально формирующуюся новую геополитическую ситуацию, когда ждали или уверяли всех в том, что ждут удара от России, а получают удар от Запада. С одной стороны, критикуя так называемые обновленные Мадридские принципы, Азербайджан их официально не дезавуирует и не сопоставляет с упомянутым резолюциями Совета Безопасности по Карабаху. А с другой, у него ничего не вышло из попыток сменить состав Минской группы, либо вступить в альянс с одной из стран-сопредседателей, чтобы сменить переговорную повестку. Учитывая, что в вооруженном конфликте между Азербайджаном и Арменией не заинтересованы — по разным причинам — главные внешние игроки, но прежде всего страны — сопредседатели Минской группы ОБСЕ, будет предложено ввести международные миротворческие силы или постоянных наблюдателей от ОБСЕ на стационарной основе, что имеет место на Украине.