Белоруссия и Китай – дружба без перспектив

Девятый официальный визит Александра Лукашенко в Китай практически провалился

Николай Радов, 4 октября 2016, 23:13 — REGNUM  

Подобного итога поездки ожидали многие эксперты, так как за последние несколько лет белорусско-китайские отношения стали походить на спектакль: обмен дружественными визитами, улыбки и рукопожатия, а в итоге никаких практических мероприятий и отсутствие реального прогресса. Проще говоря, Поднебесная по-прежнему продолжает водить белорусов за нос, а в Минске, похоже, этого все еще не хотят замечать.

Нынешний визит белорусского главы в Пекин, который состоялся 28−30 сентября, во многом показателен. Как и в прошлые годы, снова был подписан целый пакет документов на астрономические для Белоруссии суммы, однако живых денег Лукашенко вновь не увидел. Официально белорусская делегация сумела подписать соглашений на общую сумму в $11 млрд., правда, с небольшой оговоркой, что все они «потенциальные, возможные и реальные». Эта ремарка была обозначена ни кем-то из простых белорусских чиновников, а послом республики в Китае Кириллом Рудым, который еще несколько месяцев назад уверенно размышлял о необходимости реформирования местной экономики, находясь в Минске. И кому как не ему знать, что подписание всех этих «потенциальных» документов совсем не означает, что они будут реализованы, а Китай выделит на них деньги. Скорее всего, даже наоборот — это означает, что Поднебесная никаких финансовых вложений в белорусскую экономику сегодня не планирует. Как и не планировала раньше, предоставляя белорусам лишь так называемые «связанные» кредиты, выгодные по большей части лишь Китаю, которому необходимо экспортировать свою рабочую силу и капитал за пределы государства. И объяснение всему этому весьма простое — белорусам нечего предложить КНР, ни с точки зрения экономики, ни политики.

Для того чтобы понять, почему белорусская экономика не интересна Китаю, достаточно взглянуть на взаимную торговлю двух государств. Здесь для белорусов картина, мягко говоря, печальная: экспорт белорусских товаров, основную долю которых составляют калийные удобрения, из года в год падает, а импорт китайских — растет. Например, по итогам 2015 года Китай вошел в тройку основных торговых партнеров Белоруссии, а взаимный товарооборот составил $3,3 млрд. Вот только белорусский экспорт составил около $800 млн, тогда как импорт из Китая в Белоруссию — $2,4 млрд. В нынешнем году ситуация оказалась еще хуже: за первое полугодие белорусы продали в Поднебесную товаров на $107 млн., что составило только 21,5% к показателю такого же периода 2015 года, а Китай поставил в Белоруссию товаров на $1,034 млрд., что практически равно прошлогоднему уровню. И переломить эту тенденцию, как того хотят белорусские чиновники, за счет увеличения поставок на китайский рынок товаров АПК, вряд ли удастся, в том числе и потому, что, например, молочная продукция в Китае не является традиционной и не пользуется спросом. Об этом, к слову, свидетельствуют и цифры — за весь 2015 год Белоруссия поставила в Китай продукции АПК примерно на $15 млн. (для примера, в Россию поставки составили более чем $3,7 млрд.). Комментарии, как говорится, излишни. Вся же остальная белорусская продукция, как не интересовала Китай раньше, так и не интересует сегодня. Более того, не интересуют Поднебесную и белорусские предприятия-мертвецы, попытки всучить которые китайцам неизменно проваливаются. Поэтому и объявленное еще 9 сентября министерством экономики Белоруссии предложение Пекину купить акции 25 компаний промышленного сектора, энергетики и строительной отрасли, по всей видимости, также будет проигнорировано. Единственное, на что можно действительно обратить внимание, это подписание в Пекине некого соглашения о развитии «сотрудничества в сфере производственного потенциала, которое позволит привлекать крупные китайские компании в проекты по вхождению в акционерный капитал белорусских предприятий». Но даже в этом случае, рассчитывать на то, что в республику придут китайские инвестиции преждевременно, так как Белоруссия не готова расставаться со своими прибыльными предприятиями, а банкроты с их долгами и социальной нагрузкой Пекин вряд ли заинтересуют.

Преждевременными кажутся и радостные возгласы белорусских СМИ по поводу углубления двухстороннего сотрудничества в области логистики китайских товаров в Европу или вокруг так называемого «Нового шелкового пути». На сегодняшний день перспективность встраивания Белоруссии в этот проект также выглядит довольно туманно, даже несмотря на попытки строительства недалеко от Минска белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень», который постепенно стал превращаться в огромный логистический центр без надежды на привлечение сюда высокотехнологичного производства. Пожалуй, единственное, что сегодня удалось реализовать белорусам вместе с китайцами, так это строительство завода по производству легковых машин «Джили», да и то будущее его также до конца не понятно. Поэтому когда белорусские чиновники сегодня снова озвучивают новые многомиллиардные перспективы, их слова выглядит не просто неубедительно, но и порой смешно. Например, все тот же Кирилл Рудый назвал главным достижением в торговой сфере открытие китайского рынка для поставок говядины с белорусских предприятий (откуда только ее брать, чиновник не уточнил), а также соглашение с крупной туристической компанией о создании совместного оператора, что гарантирует приезд китайских туристов в Белоруссию. Плюс была выделена технико-экономическая помощь в размере более $230 млн., которую планируется направить на строительство социального жилья и развитие территорий, расположенных рядом и в пределах индустриального парка. И это в Белоруссии называют серьезным прорывом, при помощи которого белорусские и китайские компании вскоре станут партнерами: «Если мы реализуем достигнутые сейчас договоренности, то наши и китайские компании станут партнерами. Если не реализуем, то Китай договорится с другими странами, и мы просто станем с ними конкурентами. Поэтому у нас сейчас есть исторический шанс благодаря визиту Президента, чтобы реализовать эти договоренности». И, что самое интересное, белорусская сторона, как и в прошлые годы, считает, что именно она является опорной точкой Китая на ее пути в Европу. Поэтому «защита китайских интересов», «Белоруссия как трамплин для китайских товаров», «логистический хаб на Новом шелковом пути» и прочее — вот главные тезисы белорусских властей последних лет, которые только словами поддерживаются в Пекине. На деле же, никаких прорывных договоренностей, которые действительно ознаменовали бы новую страницу в двухсторонних отношениях, ни раньше, ни сегодня подписано и реализовано не было.

В таком случае возникает вопрос — зачем Александр Лукашенко из года в год встречается с руководством Поднебесной, если в действительно республика так и не получила серьезной экономической выгоды от двухстороннего сотрудничества? Дело в том, что ставя во главу угла финансовый вопрос, белорусский президент всегда рассчитывает и на геополитическую выгоду от тесного сотрудничества с Китаем. С одной стороны, это лишний повод продемонстрировать Москве, что Минск всегда готов найти не менее серьезного политического партнера, чем Россия, в попытке простимулировать последнюю к более активной помощи «младшему брату». В подтверждение этому можно привести недавние слова белорусского президента в Пекине: «За 25 лет вы (руководство Китая — Н.Р.) никогда не ставили нам предварительных условий. Вы всегда честно выстраивали отношения на равноправной основе… Будущее планеты за Китаем… Будет мощный и сильный Китай — будет суверенная и независимая Белоруссия». Последняя фраза и вовсе может повергнуть в шок неискушенного в политике обывателя, так как такого откровенного плевка в сторону России официальный Минска уже давно себе не позволял. Однако следует понимать, что те, кто пишет речи Александру Лукашенко, как и он сам, искренне уверены, что чем больше будет в словах лести, тем больше вероятность получить от китайцев так нужные стране деньги и политическую поддержку. И поэтому белорусы не стесняются в своих выражениях, продолжая верить средневековым стереотипам о Китае и его руководстве.

С другой стороны, по мнению белорусских властей, официальная дружба с Пекином должна способствовать росту авторитета республики на международной арене, чего сегодня так хотят в Минске. Тот же Рудый говорит об этом совершенно не скрываясь: «В политической сфере мы вышли на новый беспрецедентный уровень двусторонних отношений. Ранее мы входили в группу из 24 стран с уровнем всестороннего стратегического партнерства. Теперь мы сформулировали и вышли на индивидуальные отношения, которые Китай имеет всего с несколькими странами». Правда, белорусы почему-то не хотят посмотреть истине в глаза и сказать себе, что их новые «доверительные» отношения с Китаем на самом деле ничего не значат — Пекин всегда действовал и будет действовать в собственных интересах, а будущее Белоруссии его нисколько не волнует.

В сухом остатке получается, что ни нынешний, ни все предыдущие визиты белорусов в Китай, которых за прошедших год было более четырех десятков, ни к чему серьезному не привели. Минск может записать себе в актив лишь несколько более или мене значимых проектов, некоторые из которых вряд ли можно назвать успешными с экономической и политической точек зрения. Например, создание китайско-белорусской РСЗО «Полонез», появление которого кажется довольно сомнительным с позиции единого оборонного комплекса России и Белоруссии. И по всей видимости, в ближайшее время ситуация не изменится, так как Китай вряд ли будет платить белорусам за поцелуи и неприкрытую лесть. Более того, чем ближе будет сближение с Пекином, тем больше вопросов к Минску будут задавать и в Москве, и в Брюсселе, где к китайской «мирной экспансии» относятся с большой осторожностью. Белорусы же, по всей видимости, пока всего этого либо не понимают, либо стараются не замечать, рассчитывая в очередной заработать на столь любимых ими международных противоречиях.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.