Осадки
Осадки
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Вначале только факты — в динамике развития. Интерпретации — потом.

Итак, 18 сентября, в 21 час по московскому времени, с закрытием избирательных участков Калининградской области, начались «выборные» эфиры на центральных телеканалах. Главная интрига на Первом канале, например, заключалась в том, что раньше первых данных ЦИК РФ появился прогноз от фонда «Общественное мнение» (ФОМ). Ссылаясь на данные «экзитпулов», руководитель ФОМ Александр Ослон предрек «Единой России» около 49% (точнее, 48,7%), КПРФ — 16,3%, ЛДПР — 14,2%, «Справедливой России» — 7,6%.

Сразу после этого на экране появились сведения ЦИК, из которых следовало, что «Единая Россия» набирает 44,6%, ЛДПР, идущая пока не третьей, а второй, — 18,2%, КПРФ — 17,1%, «справороссы» — 6,3%, а остальные заветных 5% не добирают. На просьбу прокомментировать отличия той и другой «версий», Ослон предположил, что по мере подсчета голосов с Востока на Запад страны результаты будут меняться. И в конце концов приобретут тот вид, который он привел в качестве итога опросов на выходе с участков.

Свои данные представила и другая ведущая социологическая служба — ВЦИОМ. Кое в чем ее данные отличались от ФОМ, но расхождения в целом укладывались в рамки статистической погрешности.

Следующий сюжет пришел из избирательного штаба «Единой России», куда вместе с первым и единственным номером федерального списка Дмитрием Медведевым прибыл и президент Владимир Путин. То, что «Единую Россию» в момент, когда ее социология упала ниже 40% и сохраняла тенденцию к дальнейшему обвалу, спасло именно обращение к образу, а точнее к рейтингу Путина — ни для кого не секрет. Как и причины такого падения, главными из которых без сомнения стала серия воинствующе асоциальных, если не сказать антинародных, инициатив Кабинета министров, точнее его либерального «экономического блока». Спасать «партию власти» пришлось тогда, когда она откровенно «поплыла», что в предвыборную стратегию Кремля явно не входило, и понятно почему. Стоило «ЕР» набрать чуть менее 50% не голосов по спискам, а мандатов (скажем, 224), как остальные три фракции получали возможность, которой они не преминули бы воспользоваться. А именно: создать «парламентское большинство», поделив комитеты и отодвинув «партию власти» на оппозиционную периферию, пусть и формальную.

Выступив перед партактивом, глава государства убыл, а цифры «ЕР», тем временем, поползли вверх. Одновременно в соответствии с прогнозом ФОМ начали сближаться показатели ЛДПР и КПРФ. До какого-то момента это было понятно: подсчет вышел на Сибирь и Урал, по европейскую сторону которого, особенно на подходе к столицам, результат «ЕР» обычно уменьшается. Но «обычно» — не значит, в этот раз. Вчерашней ночью все сложилось по-другому: столицы, провалив явку, ущерба «партии власти» не нанесли, и к утру он перерос поистине астрономические 54%. Вот этого на самом деле не ожидал никто, в том числе, наверное, в штабе самой «ЕР».

Рассуждать на тему, как да почему, можно сколько угодно. Многие, собственно, именно этим с готовностью и занялись. Между тем основной интерес представляют несколько иные вопросы, нежели рассуждения о том, сколько конкретных мандатов окажется у «партии власти» и ее конкурентов, и какими причинами это вызвано.

Что привлекло внимание в ночь после выборов и на следующее утро?

На наш взгляд, четыре вещи. Во-первых, уже отмеченный факт того, что электоральный результат «ЕР» рванул вверх только после отъезда Владимира Путина из избирательного штаба. Не утверждаю, что эта зависимость — прямая, а также что она вообще существует. Но выглядело все, возможно с субъективной точки зрения авторского восприятия, именно так.

Во-вторых, за утренним обнародованием более или менее окончательных результатов выборов последовало молчание Кремля. Никакой реакции не вызвало даже известие о том, что «ЕР» «забрала» 203 из 207-ми одномандатных округов, в которых выдвигала своих кандидатов. Спустя почти сутки, уже далеко за полдень понедельника, новость о посещении президентом избирательного штаба оставалась самой последней из сведений о его деятельности. Тишину нарушил только пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, который констатировал, что голосование за «ЕР» стало «вотумом доверия Путину». Но при этом подчеркнул, что «в Кремле не знают, повлияет ли победа «Единой России» на выборах в Госдуму на решение президента РФ Владимира Путина баллотироваться на пост президента в 2018 году». «Цепляет» вот это «не знают»: то ли просто формулировка выбрана неудачная, то ли она отражает возникшее некое замешательство.

И лишь в полчетвертого вечера пришла информация о совещании президента с членами правительства. Еще через пару часов на президентском сайте появилась и стенограмма выступления главы государства. Некоторые акценты, как они были расставлены, привлекают особое внимание, поэтому мы их воспроизведем текстуально.

«И конечно, возникает вопрос, как это (победа на выборах. — Авт.) было достигнуто на фоне достаточно больших сложностей в экономике и в социальной сфере, на фоне известного снижения реальных доходов граждан?»;

— «…Ни в коем случае нельзя допускать перекладывания на плечи людей всей нагрузки в ходе этих преобразований. И нужно, безусловно, избавиться даже от намека, от какой бы то ни было шоковой терапии. Нужно учитывать не среднестатистическое, а реальное положение российских семей и уровень их доходов»;

— «Результаты выборов, повторяю еще раз, хорошие, но это, без всяких сомнений, только аванс со стороны нашего народа, и его нужно отработать. Очень рассчитываю на то, что правительство и новый состав парламента консолидировано, объединив усилия, будут работать как раз на реализацию, на достижение целей, о которых я сказал, и прежде всего в интересах граждан Российской Федерации».

Президент открыто указал членам правительства и его главе (по совместительству, «первому номеру» победившего партийного списка), что либеральный «экономический блок» получил «аванс», что преобразования, связанные с серьезной коррекцией курса, назрели. А также, что правительство эту потребность игнорирует, решая свои проблемы за счет сограждан и собирается, по гайдаровским «шоковым» заветам, действовать таким образом и дальше. И предупредил, что этого не допустит.

Имеется обоснованное предположение, что в опубликованную стенограмму вошел далеко не весь разговор, у которого скорее всего была и «закрытая» часть. На это указывают разночтения деталей стенограммы совещания, размещенной на официальном президентском сайте и того, что было показано по телевидению. Например, в стенограмме записано следующее: «…люди, безусловно, выбирают стабильность». В реальности же прозвучало: «…люди, безусловно, выбирают так называемую стабильность». Ясно, что назвав стабильность «так называемой», президент имел в виду как раз неудовлетворительную работу «либералов-экономистов» из Кабинета министров.

В-третьих, несколько напрягла динамика «арифметики» четверки победителей. По сравнению с данными Ослона, за которые тот «ручался», она изменилась весьма интересным образом. Сколько «добавила» к процентам ФОМ (напомним, что к 48,7%) «Единая Россия», а добавила она 5,4%, столько же — 5,3% — потеряла остальная тройка «призеров». При этом КПРФ, как и предсказывал Ослон, действительно ненамного обошла ЛДПР, но в целом погрешность по трем думским партиям не превысила 3%, и то только у КПРФ, уложившись в полтора процента по остальным. У «ЕР» же несовпадение итоговых цифр с данными ФОМ оказалось почти на 5,5%, и трудно не видеть, что это, если так можно выразиться, «выходит за рамки» обычных издержек статистики.

Как автор этих строк данный казус комментирует? А никак, просто констатирую. Как данность, к которой считаю необходимым привлечь внимание. Прокомментировал это в понедельник Геннадий Зюганов, отметивший как раз то, что результаты за ночь выросли только у «ЕР», а у остальных партий «просели».

В-четвертых, обращает внимание «удивление» результатом «Единой России», высказанное главой ЦИК Э. Памфиловой. Вот как это выглядело: «Глава ЦИК России Элла Памфилова уверена, что для большинства членов Центризбиркома столь высокий результат «Единой России» на выборах в Госдуму-2016 стал неожиданностью. …Памфилова на вопрос о том, чем можно объяснить столь стремительный рост ЕР, отметила, что сама не может это объяснить. Однако результаты говорят сами за себя. …Памфилова выразила надежду, что они адекватно отражают то, что есть. Она также добавила, что не знает, кто здесь сыграл определяющую роль — она, политологи или представители партий. …"Я уверена, что и большинство членов комиссии такого результата не предполагали, — отметила глава ЦИК. — Мы между собой обсуждали, для нас это во многом тоже стало неожиданностью».

«Удивление» это, извините, на публику. На деле глава ЦИК, разумеется, хорошо понимала, что ни она, ни политологи, ни тем более партии здесь не при чем. Подскок результата «ЕР» за все «разумные» рамки связан с очевидным провалом выборов в крупных городах. Не только в двух столицах, но и в большинстве остальных миллионников. Впервые «Единая Россия» выиграла за счет не высокой, а низкой явки. И ясно, что «голосование ногами» жителей мегаполисов — это своеобразная форма протеста и подачи голосов «ПРОТИВ ВСЕХ». Потому, что ни «партия власти», ни оппозиция в ходе избирательной кампании не смогли поднять по-настоящему больших, крупных, стратегических вопросов, связанных с путями дальнейшего развития страны в сегодняшнем мире, который буквально на глазах начинает идти вразнос. И не надо сказок про «цивилизованную» европейскую практику, к которой, по словам политолога К. Калачева и не только его, якобы приближается Россия. У нас не Франция, не Португалия и даже не Германия с Австрией. Еще с десяток лет назад нам эти сказки втолковывали с помощью формулы «маленькая (то есть расчлененная) страна с чистыми туалетами», а теперь в помощь ее продвижению берут электоральную статистику. Ну, навязли в зубах эти постоянные апелляции «статусных» политологов к европейскому опыту, представляющие собой живую иллюстрацию к высказанному еще полтора века назад Николаем Данилевским тезису «Европейничанье — болезнь русской жизни!».

Понимая это, Памфилова однако хорошо помнила о своем обещании уйти вместе со всем ЦИК в отставку, если выборы будут провалены, вот и «удивлялась» простым и очевидным вещам. Хотя, разумеется, не ее вина, что городские жители, поступив так, как поступили, по сути отказали вновь избранному парламенту в доверии, без которого и к его легитимности возникают пусть риторические, но вопросы.

Ну и что дальше? А дальше ясно, что к сказанному президентом на совещании относительно социальной цены преобразований правительственные либералы отнесутся точно так же, как они отнеслись к майским указам 2012 года. Они бы и рады заняться чем-нибудь, кроме «таргетирования инфляции», да не могут. Не умеют, да и не за этим продвигались во власть определенными политическими силами и их зарубежными «кураторами». Являясь прилежными гайдаровскими учениками и «наследниками», они хорошо освоили разрушительные премудрости «эффективного менеджмента» (по-черномырдински, «раздербанивания») «субъектов хозяйственной деятельности», которые для них — именно «субъекты». А не предприятия, заводы и фабрики, комбинаты и шахты со славной историей, традициями и орденами на знаменах, на которые положены силы, судьбы и жизни нескольких поколений, и которые создают промышленную и оборонную мощь державы. На которых коллективный созидательный труд по сохранившейся советской традиции остается отнюдь не только способом прокормить себя и семью, но и смыслом жизни, фактором профессиональной и социальной идентичности, предметом гордости, доблести и геройства.

Ничего сакрального, никакой иной ценности, кроме ложно понимаемой «экономической эффективности», отсчитываемой по сугубо финансовой шкале, либералы в этих «субъектах» не видят. Да и «зарабатывать» для них — отнюдь не от слова «работа».

Так что главное, что показали прошедшие выборы, — полный отрыв политического класса от народа, от жизни, от страны, целей и задач ее сохранения и развития в наше непростое время. Как и страну, элита не понимает Путина, сильно побаиваясь его авторитета и рейтинга в народе. И потому, скорее всего, продолжит заниматься «любимым» делом: приватизацией, финансовым сектором, вкупе с бомбардировкой новой Думы разнообразными законопроектами, отщипывающими у страны и народа кусочек за кусочком нашей истории, нашей мощи, нашего достояния и благосостояния.

Как сообщают некоторые источники, которые уже не раз обнародовали достаточно достоверную информацию, системные либералы готовы пойти и дальше, ибо именно этого требуют от них (или от их хозяев) неопубликованные обязательства перед западными «партнерами». И в интересах этих «партнеров» займутся не только «разогреванием» социального протеста, но и подготовкой более масштабных событий, не обязательно по умыслу, очень часто — по недомыслию, что сути дела не меняет. Названные в указанном материале имена, упомянутые применительно к конкретным проектам, — Игоря Шувалова, Аркадия Дворковича — красноречиво говорят сами за себя.

«Сислибы», собственно, «дальше» уже пошли: как иначе расценить присутствие Алексея Кудрина, Владимира Мау и Игоря Юргенса в апреле в Риме, на заседании Трехсторонней комиссии, где они докладывали «сильным мира сего» вопрос «Куда идет Россия? Обзор резюме доклада Трехсторонней комиссии 2014 года «Вовлечение России: возвращение к сдерживанию?». От обсуждения вопроса «сдерживания России» до участия в нем — расстояние короче воробьиного носа, и нам ли не знать, как быстро способны либералы впадать в коллаборационизм?

И вот тут-то мы подходим к главному. Разворот приближающейся к своему банкротству прозападной «элиты» против Путина и, в конечном счете, против России и ее народа предоставляет нашей стране второй шанс за четверть века. Во второй половине 80-х годов все могло пойти совсем по-другому, не испугайся КПСС собственного же, абсолютно верного, теоретического вывода о «превращении науки в непосредственную производительную силу». Сказав «А», не рискнули произнести «Б». И признать интеллигенцию не «прослойкой», а полноценным классом, ибо интеллигенция — прежде всего техническая и гуманитарная. Это ученые, инженеры, врачи, учителя, офицеры, работники культуры, представители многих других отраслей промышленности и областей знания, а не обезличенной «экономики». И лишь в последнюю очередь интеллигенция — та, что ошибочно считает себя «творческой», — гламурная и потребительская. В своей основной массе — космополитическая, антинациональная и антигосударственная.

Класс технократов (не путать с нынешними «эффективными менеджерами») в позднем СССР мог стать, и при нормальной власти непременно стал бы новой, настоящей элитой страны. Не получилось — помешали паралич политической воли, горбачевско-яковлевское предательство и ельцинско-гайдаровский блицкриг.

Второй шанс в том, что место прогнившей изнутри партноменклатуры, под которой современное общественное сознание сегодня твердо и однозначно понимает этих самых «сислибов» с «трехсторонним» оттенком, снова могут занять технократы. Возглавить и вытянуть страну, подвинув постсоветскую «номенклатуру» от власти, способны те самые, «проголосовавшие ногами», горожане, которые не видят будущего ни в «ЕР», ни в оппозиции, системной или внесистемной. Грядет ТРЕТЬЯ СИЛА, и именно она, собственно, и доминирует в том самом путинском большинстве, феномен которого так любят обсуждать многочисленные политологи, аналитики и эксперты.