Глава киргизского государства Алмазбек Атамбаев и один из наиболее известных оппозиционеров Киргизии, лидер парламентской фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев обмениваются упреками и обвинениями, но при этом не называют имена друг друга, чтобы им не инкриминировали клевету.

Джулиан Скотт. Игра в карты в перерыве боя (фрагмент). 1881
Джулиан Скотт. Игра в карты в перерыве боя (фрагмент). 1881

Экспертное сообщество считает эти заявления показателем изменений в существующей политической системе этой среднеазиатской страны.

Так, по словам политолога Марса Сариева, конфликт между киргизским президентом и его бывшими соратниками по Временному правительству вылился наружу и стал достоянием общественности потому, что «в Киргизии, где отсутствует политическая культура и механизм формирования полноценных партий, все сводится к формальным или неформальным отношениям между политическими лидерами».

«Пока в стране будет создаваться партия для человека, а не человек для партии — такие правила игры сохранятся. Сейчас происходят процессы ожидаемые и предсказуемые. Ресурсов становится меньше, за их распределение начинается усиленная борьба. После прихода к власти Алмазбек Атамбаев прекрасно понимал, что с одними соратниками делается революция, а другие подойдут для строительства новой системы. И чаще всего это разные люди», — пояснил он.

Собеседник редакции отметил, что именно по этой причине действующий глава государства «отодвинул часть своих бывших единомышленников от распределения ресурсов».

«Разумеется, им это не понравилось. Среди таких взбунтовавшихся оказался Омурбек Текебаев. Пожалуй, это единственный оппонент Атамбаева на текущий момент. Текебаев — опытный политик, в его биографии много интересного. А гораздо интереснее компромат, который у него, скорее всего, есть на нынешнюю власть», — сказал он.

Аналитик заострил внимание на том, что президент Киргизии ранее публично намекал, что готов озвучить места, в которых надо искать следы противоправной деятельности некоторых экс-чиновников Временного правительства, и добавил, что Омурбек Текебаев тоже публично сообщал о том, что и у него найдется компромат на действующую власть.

«Но лидер «Ата-Мекена» находится в положении слабого. Он — уходящая фигура, у которой не так много сподвижников, а в руках у власти административный ресурс», — резюмировал Марс Сариев.

Политолог Марат Казакбаев, в свою очередь, высказал мнение, что «ситуация в политическом поле Киргизии в настоящее время очень интересная, поскольку то, что лежит на поверхности, без учета внутриэлитных договоренностей складывается в определенный сценарий».

«Партия Омурбека Текебаева стремится развалить Коалицию парламентского большинства, так как это повлечет отставку правительства. Другой крупный игрок представленный ставленниками Омурбека Бабанова — фракция «Республика — Ата Журт», стремится в Коалицию большинства войти», — уточнил эксперт.

Аналитик подчеркнул, что без этих предполагаемых перестановок, партия Омурбека Текебаева «не имеет шансов на политическое будущее». В качестве аргумента в пользу своей версии Марат Казакбаев привел состоявшиеся осенью 2015 года выборы в парламент Киргизии.

«Эти выборы — показатель того, что любой политический сезон может быть для них последним (партия «Ата-Мекен» едва преодолела семипроцентный пороговый барьер, набрав 7,83% — прим. ИА REGNUM ). Теперь президент дал старт расследованию дела Кадыржана Батырова (бывшего лидера узбекской общины Киргизии, заочно осужденного и приговоренного к пожизненному тюремному сроку за разжигание межэтнического конфликта и сепаратизм — прим. ИА REGNUM )», — сказал он.

Также политолог акцентировал внимание на последних инициативах Омурбека Текебаева, отметив при этом, что «они тоже не прибавили оппозиционному лидеру популярности среди населения».

«Не знаю, как воспринимают его избиратели, но предложенный им законопроект по национализации крупнейшего в стране золоторудного месторождения «Кумтор» — чистой воды популизм и глупость. Это говорит не о том, что политик тверд в своих решениях, а о том, что он не обладает политической гибкостью и не способен создать собственную повестку дня. Его конек — политическая интрига. Он и раньше выходил сухим из воды, но я не уверен, что у него получится списать на ноль обвинения в мародерствах после революции 2010 года. Тем более, если президент возьмет дело на личный контроль», — подытожил Марат Казакбаев.

Читайте ранее в этом сюжете: Киргизия: «Революция начала пожирать своих детей»