Сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США по Карабахскому урегулированию Джеймс Уорлик дал интервью «Интерфаксу» относительно перспектив Карабахского урегулирования. Оно вышло в свет сразу после встречи сопредседателей МГ ОБСЕ, а также личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспшика с главой МИД России Сергеем Лавровым. Безусловно, озвучить некоторые детали этой беседы мог бы российский сопредседатель Минской группы Игорь Попов, но то ли решил воздержаться, то ли помешали этому какие-то технические причины, то ли сработал некий элемент политики.

Флаг Нагорно-Карабахской Республики
Флаг Нагорно-Карабахской Республики

Уорлик, говоря от имени МГ ОБСЕ, — а от другого позиционирования, комментируя проблемы Карабахского урегулирования он, как правило, воздерживается, потому что, по его словам, «это та область, в которой у США, России и Франции есть полное взаимопонимание», — сделал важное заявление. «Урегулирование предполагает возвращение части территории под контроль Азербайджана в обмен на статус Нагорного Карабаха, — подчеркнул он. — Это были условия урегулирования, но не единственные условия. Возвращение беженцев, присутствие международных миротворческих сил — все эти элементы являются условиями мирного урегулирования, все они известны. Нам необходимо работать со сторонами для того, чтобы найти способ объединить все эти условия и достичь мирного урегулирования, от этого выиграют жители региона». Таким образом американский представитель МГ ОБСЕ подтвердил, что схема «территории в обмен на статус» не является «планом Лаврова» или «планом Путина», о чем недавно так громко заявляли многие российские, азербайджанские и армянские СМИ.

А первым шагом, как подчеркнул американский сопредседатель, должно стать «воплощение в жизнь договоренностей, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге», а также «договоренности о следующих шагах в мирном процессе… США совместно с Россией и Францией будут вовлечены в Вене и в столицах в работу над расширением наблюдательной миссии». Такая позиция нуждается в детальной разборке. Все понимают, что даже техническое выполнение венских и санкт-петербургских договоренностей — введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление международных наблюдателей — невозможно без участия властей Степанакерта. Но и до сих пор Минская группа часто посещала Степанакерт, вела переговоры, что фактически является негласным признанием легитимности Нагорного Карабаха, поскольку в противном случае дипломаты работали бы только на уровне Баку-Ереван. Кстати, эти действия МГ ОБСЕ не вызывали и не вызывают протестов со стороны Баку.

Первый шаг Минской группы логически связан со вторым — механизмом и условиями определения статуса Степанакерта — при выработке и подписании более широкого мирного соглашения по урегулированию конфликта, что предусматривается Мадридскими принципами. Так, не случайно в Вене и Санкт-Петербурге никто из конфликтующих сторон и посредников не дезавуировал соглашение 1994 года об установлении перемирия в зоне Карабахского конфликта, под которым стоят подписи трех стран — Баку, Степанакерта и Еревана. Более того, глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, говоря о «возможности прорыва» в процессе урегулирования Карабахского конфликта после встречи в Санкт-Петербурге президентов Азербайджана и Армении при посредничестве президента России, заявил буквально следующее: «Есть настрой и убежденность, что мы движемся в правильном направлении, что в свою очередь, может привести к перелому в переговорном процессе. Мы думаем, что есть такая возможность».

Что это значит? По имеющейся информации ИА REGNUM, Ереван, предполагая передачу части районов Нагорного Карабаха под контроль Баку, заявлял о необходимости включения Нагорного Карабаха в состав Армении. В случае принятия такого сценария дальнейший процесс урегулирования продолжался бы только на уровне Баку-Ереван без прямого участия Степанакерта. Другой вариант: Баку соглашается в обмен на районы признать некий «промежуточный» статус Нагорного Карабаха, что предписывается Мадридскими принципами, а дальше, в соответствие со словами Уорлика, вести переговоры со Степанакертом и, возможно, Ереваном в отношении условий урегулирования: возвращения беженцев, присутствия международных миротворческих сил и т.д. Такой статус Степанакерта могут признать страны-сопредседатели МГ ОБСЕ.

Важно будет отметить позицию президента НКР Бако Саакяна. В интервью французскому изданию Journal du Parlement он сказал, что всеобъемлющее решение любого конфликта, особенно когда он такой сложный, как Нагорно-Карабахский конфликт, невозможно за счет односторонних уступок, они должны быть взаимными. При этом, подчеркнул президент, «они не должны подрывать безопасность нашей страны и тем самым стать удобным поводом для нашего противника предпринять против нас новое наступление». То есть, впервые власти Степанакерта на фоне официального молчания Еревана, говоря о возможных компромиссах, продемонстрировали, что без прямого участия Нагорного Карабаха в переговорах сделать шаги вперед в урегулировании конфликта нельзя и невозможно.